Другая Б

↵Главная страница

↵Мой «Шедевр»

Предисловие

Зачем человек пишет книги? Он, высказывает в них свое мировоззрение. Мне не дано быть писателем, но я решила написать то, что пережила, увидев случайно непонятным мне образом видение мира другого.
Дорогие читатели, книга трудно читаема, сей шедевр не претендует на массовую публику.
Да простит меня читатель, за абсурд мысли, изложенный в стиле разговорной речи.
Для многих смысл книги покажется не новым, а афоризмы и цитаты знакомыми, но это только на первый взгляд. Если кто-то осилит прочитать все 4-книги, то он(а) поймет, что невероятная реальность существующего мира иного, имеет другой смысл мировоззрения.
Для любителей головоломок и знатоков дела с шифрованием, найдётся лакомый кусочек в виде формулы усовершенствованного Генома человека. В тексте зашифрован, как просто генетический код человека, так и новый. Формула “антивируса, противоядия анти блок” можно называть, кому как вздумается.
Тот, кто найдет, где и в каком из отрывков текста есть ответы, и расшифрует — тому человеку многое дано.

(Шифровка-сообщение загадка и разгадка весь текст – посыл, рассчитано только на «одного — ?» человека)

Текст в книге, написан не так как вы привыкли читать и слышать, знакомые вам фразы перевернуты вверх тормашками, и в этом суть…

Другая Земля Наследие Дружан

Год неизвестен. Где-то приблизительно 20 лет до рождения Иисуса Христа, может быть…

Внимание! Предельное внимание! Всему составу экипажа. Абсолютно всем на корабле!
Мы вошли в чужую солнечную систему. С этой минуты входит в силу «закон № 2 Чужая земля». Мы должны совершить аварийную посадку. Действует закон № 2 пункт 2. Всем приступить к своей непосредственной работе.
Каждый из нас знает, что нужно делать.
Мы все уже не раз это проходили. Вы все профессионалы своего дела. Вы — лучшие из лучших! Пожалуйста, будьте предельно внимательны!
Да поможет нам дружба нашей крови, и узы соединения, действующие в нас. Высший по рангу Са и моя жена Лу благодарим вас заранее за понимание в сложившейся ситуации.
Везде начались раздаваться команды, в каждом отсеке корабля началась суета.
Обрывки фраз… спутники… есть… маяки… есть… включить сканирования… есть…Тера… инфо… отчет…….

Наши дни 2016 год

– Доброе утро, бабушка. Ты уже встала?
– Доброе утро, Алекс. Дa, конечно, встала.
– Удивительно! Просто, когда я вчера утром выходила в пять утра попить воды, у тебя еще горел свет. А сейчас и десяти нет. Да, да, бабушка, не смотри на меня так. Я знаю, что ты спишь, самое большее, пять часов! Я поражаюсь, как можно так мало спать?
– Милая! Ты же знаешь, что я и в детском возрасте мало спала. А во время войны три-четыре часа было за счастье.
– И всё-таки, поразительно! Ты каждый день с утра до ночи работаешь, а спишь мало. А тебе же все-таки 94 года. Откуда у тебя столько сил?
– Наверное, потому что я никогда впустую не трачу своих сил. Ну, да ладно. Шутки отставить. Давай о главном…
Завтра у меня очень важный день, и поэтому, прежде я должна тебе кое-что рассказать.
– Ты все-таки решила идти в Кремль к нашему президенту? Бабушка! Тебя же не пустят к нему. Да разве будет у него время поговорить с тобой. Знаешь, сколько людей хочет с ним поговорить? Я не думаю, что тебя пропустят. Ты потратишь время зря! Зачем тебе это надо?
– Алекс, дорогая, я к нему пойду не как 94-летняя старушка, которой нечего делать и которая решила поболтать с нашим президентом. Естественно, он меня не примет! А пойду я к нему как единственный маршал Советского Союза, семь раз, Герой Советского Союза, имея иконостас всех орденов и медалей. И не просто поболтать, а по особо важному делу, которое касается не только его, а всей нашей страны, нашего народа.
– Бабушка! В правительстве даже нет никаких документов, свидетельствующих о том, что есть такой маршал. Никто не знает, что ты есть. Ты думаешь, они поверят? Вы же всю документацию, все акты, которые еще, может, и были в секретных архивах КГБ, в 83-м году, вообще, вы все подчистую зачистили! Не осталось и следа о существовании вашего отряда. Да и так никто не знал! Еще во время Берии, он сам отдал вам всю последнюю документацию о вас. Складывается такое ощущение, что он знал что-то. Последний свидетель был Берия. Вообще, все было засекречено во время сталинского режима. И потом, вообще, жили вы все под другими фамилиями. Настолько всё это засекретили, что сами даже, может быть, и не знаете, какая у вас настоящая фамилия.
– Итак, Саша, Алекс, дорогая! Поверь мне, у меня найдутся факты и аргументы пройти к нашему президенту, и поговорить с ним, но сейчас не об этом. Сейчас я хочу тебе рассказать один отрывок из рукописи, которая мне попала в руки. Это фантастика! И она написана не как художественная литература, а как дневники, которые описывают то или иное время столетия. И вот один из этих дневников этой фантастической рукописи я и хочу тебе рассказать. Устраивайся поудобней на диване милая, и слушай, постарайся не перебивать. Готова?
– Да, бабушка.
– Ну, тогда поехали.

Дневник Марка, 1991 год

Меня зовут Марк. Я отношусь к людям, которых называют Хранители истории, истории не той, которую можно почитать в интернете, или в Архиве, взять где-либо книгу, а истории правдивой, не исковерканной годами и не переписанной. О таких людях, как мы, знает ограниченное число людей, и все это хранится в тайне. На протяжении всей жизни мы, как и все люди, работаем. У нас есть разные профессии, наша главная обязанность писать то, что мы сами видим и слышим в окружающей нас среде на протяжении всей нашей жизни. Недавно меня посвятили в тайну нашей организации. И в это было трудно поверить! Я до сих пор не верю в это. Это звучит как фантастика. И, все-таки, наверное, такое может быть.

Таких планет как земля много, и у них есть копии-двойники. Они не отличаются друг от друга ничем, там живут такие же люди, как и мы, их история один к одному, как и у нас. И всё же есть разница с одной из наших копий. Оказывается, у них нет хранителей истории, так как на нашей планете произошло когда-то давным-давно событие, которое и было толчком для тех отклонений, которые произошли у нас. В принципе история не изменилась: все те же главные герои и те же имена. И всё-таки у нас на пару сотен человек больше, не будем говорить точное число насколько, это не столь важно. Это тайна покрытая мраком. Мне бы хотелось рассказать об одной семье, которая есть у нас, и нет на той планете; о тех людях и событиях, которые есть у нас, а там нет. Я горжусь, что имею право рассказать их историю.

Заранее прошу прощения за тот каламбур, который я буду описывать. Я не поэт и не писатель, а просто свидетель тех событий, которые происходили на моих глазах, это не художественная литература, а просто малая часть, точнее, отрывки из дневника, который я тогда писал. Итак, год 1922…

Марк дневник 1922 год

Позвольте представить семью графа Любомирова. Граф – Любомиров Александр Сергеевич – профессор и доктор наук по хирургии; жена – Луна Святославовна, рожденная княжна Добролюбова, великолепный геолог и биолог по образованию, что в это время было редкостью. У Луны три брата и много двоюродных и троюродных сестер и братьев, но мы не будем сейчас описывать всю их огромную семью, я расскажу о тех, кто жил в двухэтажном доме Санкт-Петербурга, около леса, в то время – на самой окраине города.

1922 год 16 августа

В доме суета сует. Вчера приехал дедушка няня (так стали его называть дети). Наянь, почему его так зовут? Наверное, это связано с его внешним видом, он по национальности, мне не понятно, толь китаец, толь японец. Узкий разрез глаз, длинные волосы, длинная борода – его очень трудно разглядеть. Сухощавый старик ростом метр 70, возраст трудно определить. Мимо такого пройдешь и не заметишь. Откуда он, кто и кем приходится семье, я не знаю. Но, одно мне стало ясно, его очень уважают и он близкий человек семьи графов. Поэтому его встретили как родного.
В доме всегда полно людей, потому как к нам приходят со всех окраин. Как я уже говорил, граф – хирург, но не только просто хирург – самый лучший. Он лечит всех и никому никогда не отказывает. Про семью графа говорят: «Они не от мира сего! Делать им нечего – лечат босоту, бедняков, бездомных и всякое отребье. Вот так 6 лет назад и меня подобрала матушка княгини, когда я болел тифом и умирал в заброшенном сарае, где укрывался от дождя. Но не будем о грустном. Меня выходили, вылечили и приютили. Теперь я помогаю доктору, он ласково меня называет медбрат, это так приятно. Я один одинешенек на всем белом свете: у меня никого кроме семьи графа нет и они самые близкие мне люди, я их очень люблю. Они научили меня читать и писать, чем я сейчас и занимаюсь.
После революции семью графа не тронули, потому как, они вылечили и спасли столько народа на протяжении 20 лет, что когда пришли чекисты, как тогда любили говорить (раскулачивать буржуев), то среди них тоже были бывшие больные, которым когда-то семья графа спасла жизнь. Они наотрез отказались раскулачивать семью графа и сказали, что самыми первыми встанут на защиту вокруг дома и будут их охранять. Им без разницы, графы это или кто, они спасали жизнь. Они ничего плохого не сделали народу.
Пока начальники чекисты решали что делать, всё больше и больше народа собиралось вокруг дома у каменного забора. В конечном итоге они уехали. Через 6 дней графы получили мандат? удостоверения? и какие-то бумаги (точно не знаю) на всю их семью, подтверждающие тот факт, что их никто больше не тронет, и они могут оставаться жить в этом доме. Лично подписанные: — самим Лениным, Дзержинским и даже Троцким…
Кто провел такую работу? чтоб добыть все эти документы для графов, и дошел до самой верхушки нашего тогда правительства, я не знаю.
Ой, что-то я немного отклонился…
Итак…Суета сует…
Как всегда много пациентов, которых разместили в правом здании флигеля. Это отдельное здание от дома, в котором живёт семья доктора, и мы его называем правая рука, есть еще маленькая строение – левая рука. Если точнее – левый флигель, там епархия старшего брата нашей любимой Луны (жены доктора) Владимира. В левом флигеле находится всё, что связано с техникой. Чего там только нет! Владимир чинит всё: от часов до моторов машин. Как говорится, мастер на все руки! И поэтому ему постоянно кто-то что-то приносит на починку. Он, в общем, там и живет. Я всегда задавался вопросом – где у него спальня и где он спит? Сначала я хотел быть ему полезным, и хотел помочь убраться. Но он сказал, что это аристократический беспорядок и ничего не надо трогать, всё на своих местах… Ой, я опять отклонился…
Итак, мы сейчас все находимся в доме… 5 минут назад, раздался звонок по телефону…
– Луна, дорогая, куда ты собралась идти? Что опять случилось?
– Саша, во первых, не идти, а ехать; а, во-вторых, мы поедем вместе с тобой! Нам нужно ехать в Зимний.
– Луна, любимая моя, со дня на день ты должна родить! и по таким дорогам ехать очень опасно в твоем состоянии.
– Дорогой, мы же поедем с тобой вместе, и ты будешь за мной присматривать, возьмешь с собой всё необходимое, вдруг наша девочка захочет родиться.
– Ты так уверена, что у нас будет девочка?
– Конечно, уверена! Как-никак я родила уже трёх мальчиков, и, милый, давай не будем пререкаться. Собирайся! Это не обсуждается. Мы едем! Там нужна моя консультация. Надеюсь, я смогу им помочь.
– Дорогуша, с тобой бесполезно спорить. Я сейчас всё приготовлю в дорогу. Наянь, присмотри, пожалуйста, за нашими детьми, пока нас не будет. Хотя Николай и Константин, наши близнецы, все равно все время проводят с Владимиром в его мастерской, на тебе остается Алексей. Наших близнецов не оторвать от Владимира, а Алексей, наш младший, постоянно играет с моими инструментами и всем, что плохо лежит в лаборатории. Я уже устал прятать от него свои пробирки, содержащие лекарства. Чувствую, он будет тоже, как и я, доктором.
– Не беспокойся – все будет хорошо. Езжайте.
– Игорь Святославович, на вас остаются все больные, и медбрат вам поможет. Среди них никто не находится в критическом состоянии. Я знаю, вы справитесь! Притом, Игорь Святославович, вы великолепный хирург! И вам я доверяю как самому себе.
– Александр, дорогой, ты сейчас даешь такие указания, как будто бы собираешься на край света. Я уже готова, ты готов?
– Да.
– Поехали?
– Поехали.
Прошло 5 часов…
Еще не успели наступить сумерки, как доктор с женой вернулись, но не одни…
– Марк, Марк, где вы? Будьте так любезны, принесите, пожалуйста, быстрей детскую кроватку! У нас большая радость – дочка заявила желание родиться прямо в Зимнем дворце, – раздался голос Александра Сергеевича.
Не буду описывать, как мы все дружно, кто был рядом и услышал эту новость, начали бегать, кто куда. Дом и вся территория дома была похожа на разворошённый улей. Такого хаоса и суеты не было даже тогда, когда родился младшенький Алексеюшка 4 года назад. Мы все, кто был там, были так рады за родителей девочки, что даже забыли о лежачих больных, которые еще у нас находились. Новость как птица влетела в их окна и дошла до них; те без разрешения кое-как выползли, лишь бы только поздравить родителей.
Поздно ночью я услышал разговор из детской, где лежала девочка. По голосам я понял, что в детской комнате находится Александр Сергеевич, Луна, Владимир Святославович, дедушка няня (мне так легче его называть, и, напоминаю, что так прозвали его дети), Игорь Святославович и отец Луны со своим братом. Их разговор был мне местами непонятен, и всё же я постараюсь его передать дословно.
– Вы себе представляете, – раздался голос Александра Сергеевича
– Не успели мы приехать в Зимний дворец, зайти в помещение, которое расположено на нижнем этаже справа, где нас уже ждали сотрудники, с каким-то важным вопросом к моей жене. (Как вы знаете моя жена – геолог, биолог и ботаник, ну и часто путают с археологом, историком и с кем только можно, всё-таки народ, отчасти, к сожалению, безграмотный, и поэтому многие заняли не свои места). Как моя мадам вдруг тихо, спокойным голосом сказала: «Прошу прощения, но я отвечу на все ваши вопросы через… (произошла такая маленькая пауза)… я думаю, минут через десять».
Всё это время она смотрит на меня: «Моему мужу придется сейчас принять роды». Я и все кто находился в комнате уставились на мою драгоценную с вопросом – что это значит? Она, совершенно не изменившись в лице (ни один мускул не дернулся за все это время), таким же спокойным голосом продолжала успокаивать нас. Создавалось такое впечатление, что рожаем мы, а не она. Зная свою жену, естественно, я стал готовиться к приему родов, но был очень удивлён тем, что она не чувствует боли, так как первые два раза, когда она рожала, проходили очень болезненно, как и у всех. Вы не поверите, приготовления заняли больше времени, чем сами роды. Я не буду описывать детали, но через 5 минут у меня на руках была дочка.
Около нашего помещения, где мы находились, собралось народу просто тьма! Весть о том, что моя жена рожает, быстро распространилась. Моя же драгоценная любимая жена, отдохнув всего полчаса на диванчике, как ни в чём ни бывало, спросила у сотрудницы, которая находилась вместе с нами: «Чем могу быть Вам полезна, товарищ? И на какой вопрос я должна Вам ответить?». Надо было видеть лицо этой дамы в тот момент. Она выглядела так, как будто проглотила слона, выпила бочку мёда и закусила потом лимоном; она дышала очень тяжело и не могла выдавить из себя хоть какую-либо фразу. Из ее уст раздавались одни непонятные звуки. Если честно, то в тот момент такие лица были почти у всех, кто стоял около нашей двери. Как и оказалось, тот вопрос, с которым обратились к моей жене, не входил в её степень компетентности. И всё же, я каждый раз поражаюсь её знаниям, она смогла ответить на этот вопрос.
Проведя в Зимнем 2 часа, уже на выходе, моя жена шепотом сказала мне на ушко: «Это был последний ребенок, который родился в Зимнем дворце, и у меня».
Всю дорогу мы молчали… Каждый думал о своем…
У меня в голове была только эта фраза: «Последний ребенок у меня». Я боялся спросить, что она под этим подразумевает? Не хотел сделать ей больно, не знал, что она чувствует. Но она как будто прочитала мои мысли и сказала: «Милый, эта девочка – последний наш с тобой ребенок, у нас больше не будет детей».
– Не расстраивайся, пожалуйста, все хорошо. Так и должно быть Александр, если Луна сказала, что всё хорошо – значит так и есть. Я знаю свою дочь и, поверь, она счастлива, 4 ребенка в семье – это уже хорошо.
– Да, да конечно я и не мечтал о большем…
– Ну что, господа товарищи мужчины? Какое имя мы дадим моей дочери? Молчание знак согласия, да-да, не смотрите на меня, мы назовём её Александра в честь моего мужа – Александра Александровна Любомирова. Звучит? Ты посмотри, а ведь ей нравится, она согласна. Смотрите, как она губками зашевелила.
– Мы все тоже согласны с этим именем, решили! точка! Теперь давайте решать то, зачем мы сейчас все здесь собрались.
– Саша, дорогой, не будешь ли ты так любезен, сходить и посмотреть, что делают наши дети?
– Да, конечно! Извините меня, пожалуйста, не буду вам мешать. Звездочка моя миленькая, ты только, пожалуйста, не долго, тебе нужно отдохнуть.
На 5 минут разговор был прерван.
Услышав, как Александр Сергеевич вышел из детской через примыкающую к ней комнату, я спрятался за углом, и как только шаги стихли, вернулся опять на свое место, где стоял до этого. Не знаю, почему меня так потянуло (не скрою, что стыдно подслушивать разговор близких мне людей) и, всё-таки, что-то такое странное было в этом разговоре. Почему отец ребенка должен был выйти из комнаты? почему он оставил всех их в детской? а дедушка няня остался, хотя он не был прямым или близким родственником их семьи?
Брата отца Луны звали Кирилл, вот он и начал первым говорить. Весь разговор, который велся потом, после ухода Александра, я не понял.
Всё-таки я написал, как я это слышал…
– Что мы будем делать? У кого-нибудь есть какие-нибудь мысли? Всё то, что произошло с Луной очень странно, и я боюсь, что мы что-то не знаем. Луна что ты скажешь?
– А что мне говорить? Я как только родила, то я потеряла все свои пакеты и я теперь простой человек.
– Ты уверена?
– Да и не только. Мои знания теперь равняются университетскому образованию, биология, ботаника, геология, 5 иностранных языков как у нормального человека. От 1 го пакета внушения остался только отголосок. Я могу теперь воздействовать только при прямом контакте. Что касается чтения мыслей – то же самое! Всего лишь 2%.
– Да, в этом времени всем теперь будет трудно. Ну, что же, нам не привыкать. Где наша не пропадала, как говорит одна поговорка, – сказал Святослав и продолжил.
– Наянь, я надеюсь, ты у нас погостишь хотя бы еще два дня?
– Почему два дня? Я остаюсь! Я ведь специально приехал к родам Луны, чтоб увидеть ребенка и подержать его на руках. Если бы она была простая, то я бы уехал, как планировал, через 2 дня но…
Создалась маленькая пауза, было непонятно, что происходит сейчас в детской.
– Вы что так ничего и не поняли и не почувствовали? – Раздался опять голос дедушки няни.
В ответ раздалось хоровое «Нет!».
– Странно, уж кто кто, но, Луна! -Ты должна была это почувствовать! Я ничего сейчас не понимаю. Почему вы все не почувствовали её силы? Она Воин! Неужели вы не чувствуете? Она стопроцентный Воин! Я такой силы никогда еще не чувствовал! Поэтому я остаюсь. Это моя прямая обязанность стать её учителем. Так как у вас не будет на это времени, вы все время заняты или в разъездах, ей нужен будет учитель моей специализации, который всегда будет рядом, и кто, как не я, сможет дать ей полное обучение. Буду рад иметь такую ученицу.
– Мы никогда не будем спорить с Воином Избранных, и поэтому мы доверяем тебе и твоему инстинкту. Значит, так и быть, ты остаёшься. Мы очень рады, что в нашем доме есть еще один наш брат, на которого всегда можно положиться. Спасибо тебе за то, что ты жертвуешь своим временем, зная, как долго длится обучение. Мы благодарим тебя заранее, и надеемся, что она оправдает твои надежды.
– Я думаю, что она оправдает не только мои надежды, но и ваши, так как нас в будущем ждет большой-большой сюрприз, я это чувствую…
– И так, доверяя нашему Избранному Воину, в силу входит закон Избранных. Девочка растет под присмотром нового члена семьи дедушки няни. Никаких запретов для нашей малютки – учить её как простого ребенка. Наблюдать её способности, и по мере заинтересованности и скорости восприятия к каким либо наукам, помогать ей во всём. Что-либо заставлять и принуждать к чему-либо – запрещается! Иностранным языкам будет учить Сашу Луна, все остальные предметы мы разделим поровну, чтобы каждый для себя смог определить уровень ее способностей, а также её интерес к каким-либо наукам, если таковой будет. Ну, что дедушка Наянь, привыкай быть дедушкой няней.
– Я уже готов, и поэтому идите вы все спать. Я теперь все время буду с вместе ней, я буду её тенью. Жаль, что вы никто не почувствовали ее силы и того, что исходит из неё! Но держать ее в руках и чувствовать это, играть с ней, это высшая награда, которую я имею сейчас. Луна, я не имел в виду конечно ту материнскую любовь, которою ты чувствуешь к своим детям, это просто кое-что другое. Я даже просто не могу описать свои ощущения. Создается такое чувство, что ради этого ребенка я готов не только пожертвовать своей жизнью, но и, если она захочет, застрелиться не раздумывая… служить ей всю жизнь! Вот такой каламбур мыслей и чувств сейчас во мне.
– Пожалуйста, не пугай нас! Мы тебе и так верим, что она особенная! Ведь куда-то пакеты Луны пропали?! Значит она наследница этих пакетов! Остается только этот вывод, но определить это мы сможем только тогда, когда мы её обследуем на корабле… А сейчас это невозможно. Она слишком мала и это долгий путь. Придется ждать. Поэтому, как только она подрастет, мы съездим туда.
Послышались шаги в мою сторону. Я тихо-тихо удалился. Больше я ничего не слышал – меня там уже не было…

1934 год, Марк

Оказывается, что Саша ведёт тоже дневник. Сегодня она дала мне почитать, как она провела лето.
Вот маленький отрывок из него…

1934 год, лето, дневник (Саша-львенок)

Сегодня с папой мы едем в Москву, папа сказал, что я проведу каникулы с его близким другом и его детьми. У него два мальчика почти моего возраста и одна маленькая девочка на 4 года меня младше, все вместе мы поедем, потом в Сочи. Папа с нами не поедет, у него много работы, поэтому он только меня довезет и сразу обратно. К кому я еду это должен быть большой секрет. Я первый раз без братьев еду одна.
Сегодня я провела первый день на даче у дяди И.
Я даже себе представить не могла, какой у папы может быть друг, и почему они это скрывают от всех. Когда я увидела дядю И., я на 5 минут потеряла дар речи, и на вопрос дяди И.: «А как зовут это маленькое создание, которая выглядит как мальчик?» (Так как я с детства не любила платья, по моей просьбе бабушка сшила мне шаровары и рубашку распашонку к ним, и вот в таком виде я и предстала перед ним), я почему-то ответила: «Львенок». «Ну, Львенок так Львенок, – сказал он. – Хозяйка уже есть, Красный есть, почему не быть и Львенку». В этот момент, наверное, я была краснее помидора.
– Милый лисенок, ой, простите, львенок, я же уже сказал, у нас есть один Красный. Так что, пожалуйста, если будете дальше краснеть, то Васька может обидеться. Двух красных нам здесь не надо.
Тут меня как прорвало:
– Есть больше не краснеть! Какие будут ваши указания, товарищ командир?
Вместо ответа я услышала смех. Он смеялся так долго, что я не могла понять, что я неправильно сделала. И, когда он закончил смеяться, то только и мог сказать:
– Иди, играй, иди.
Так что первый день я играла с Васькой Красным и с Артёмом. Светлана, так называемая Хозяйка, была мне неинтересна, – она маленькая и играет в куклы, а я в куклы никогда не любила играть. На следующий день мы все вместе поехали в Сочи.
Прошло три дня как мы в Сочи. Как же здесь красиво! Я первый раз на море. Пальмы, горы и сама природа так обворожительны!
Я придумала игру – кто первый найдет шпиона на территории дачи. Артемку мы посадили на дерево рядом с тропинкой, ведущей к дому и беседке, с ведром воды, – он был нашим снайпером. Васька прятался около въезда у ворот и свистом подавал нам знать, когда въезжала чужая машина. Я же была вторым снайпером и стояла напротив, где сидел на дереве Артемка. Первыми шпионами оказались Власик и Берия, метким выстрелом из ведра я окатила их с ног до головы. Если честно, я не хотела их обливать, но только Васька вместо того, чтобы свистнуть, заорал так громко: «Шпионы идут!», что мы с перепугу с Артёмом выстрелили: он на Берию сверху, а я на рядом идущего сбоку Власика. Побросав наши снайперки (одна из них ещё добавила взрыв при падении на землю, как-никак с дерева летела, скатившись к ногам наших шпионов), мы с Артёмом бросились бежать в укрытие, крича на ходу: «Васька! полундра! нас обнаружили! прячься, кто где может!». Переждав десять минут, я решила пойти на доклад к командиру (еще с Москвы я стала называть так И.С., а он был не против), потому как Василий и Артём очень боялись отца и думали, что он их накажет за то, что мы сделали. Так как идея была моя, я и пошла, мне бояться нечего, меня еще никогда никто не наказывал. Товарищ командир сидел в так называемой беседке в саду, рядом стоял товарищ Берия и Власик. Взгляд у него был суровый. Набравшись мужества, четким строевым шагом я подошла и спросила:
– Товарищ командир, можно к вам обратиться?! по-жа-луйс-та!
Осмотрев меня с ног до головы взглядом хищного зверя, выдержав паузу, командир спросил:
– А где еще два персонажа, которые принимали участие в очень неприятной ситуации, созданной кем? Надеюсь, вы мне расскажите, кто был инициатором?
И тут меня опять понесло:
– Товарищ командир, на доверенной мне территории обнаружены два шпиона. Они были обезврежены воинами вашего секретного отряда! Больше никого постороннего нет! Шпионы были нами перевербованы, и теперь они работают на вас! И они пришли к вам на доклад, чтобы отчитаться о проделанной ими работе во благо нашей страны. Рядовой вашего секретного отряда отчет закончил. Какие будут ваши следующие указания?
В это время пока я делала свой доклад, на меня смотрело шесть глаз. Создавалось ощущение, что я папуас и меня они видят в первый раз. Пауза длилась очень долго. Каждый из них сначала смотрел на меня, потом на командира, потом опять на меня. То же самое делал и командир: он смотрел на меня, а потом на них. А я с невинным взглядом, как будто ничего и не произошло, стояла и ждала ответа (всё же, как хорошо быть ребёнком, да ещё и девочкой). Та гримаса, которую я состроила, сама невинность чистая и пушистая, растопила, наверное, холодное сердце вождя.
После много минутной паузы командир спросил:
– А как вы собираетесь наказать шпионов? И почему вы этого еще не сделали?
– Так сначала надо, чтобы они доложили вам о проделанной работе, а потом мы их накажем.
– И какое наказание вы им придумали?
– Я думаю, что со мной согласится командир нашего отряда.?! Товарищ Власик должен съесть две тарелки каши, Лаврентий Павлович должен съесть одну тарелку каши.
— А почему товарищ Власик должен съесть две тарелки, а Лаврентий Павлович одну?
— Ну, потому что нас же трое в отряде, и три на два не делится… по полтора мало для Власика… он большой шпион, так что пусть ест две! Да!.. и еще два стакана горячего молока пусть выпьет.
– Да-а-а…. это конечно очень строгое наказание.
В это время Артём и Василий успели тихо подойти и, видя, что их отец не злится, стояли уже рядом со мной и кивали головой в такт моим словам, подтверждая этим, что они со мной согласны.
– Товарищ Власик и товарищ Берия, вы слышали о вашем наказании? Вот как только сделаете доклад, мой отряд проверит исполнение строгого наказания. А сейчас, воины, кругом марш! И чтоб без шума, брысь отсюда!
«Воинов» долго упрашивать не пришлось. И через секунду нас как ветром сдуло. Убегая, я услышала такой громкий смех, что даже остановилась посмотреть, кто смеется. Товарищ командир утирал глаза и держался за живот, а Берия с Власиком разводили руки и тоже громко смеялись. Странно, что тут смешного? Им же придётся есть кашу, и пить горячее молоко.
На шестой день я уговорила Власика дать мне напарника из его охраны, чтобы полазить по горам, так как одну меня за территорию дачи не отпускали. Артём и Василий были, к моему глубокому сожалению, очень не спортивные. Они бегали медленно, постоянно останавливались, и мне нужен был партнер, с которым я могла посоревноваться.
На все тренировки, которые проводил Власик, я прибегала самая первая, и занималась рядом с ними вместе. Поначалу Власик меня гонял, а потом махнул рукой и не обращал внимания, видя, что я ничем не уступаю его ребятам. Он дал мне хорошего проводника, с которым я могла бы полазить по горам.
Дато был местным, и поэтому мы с ним забрались так высоко, где был красивый вид на море и на соседний пригород. Если спуститься с другой стороны, то там скала нависает над водой около пяти метров. Оттуда я и совершила свой первый прыжок в воду, и этим испугав Дaто. Моя мечта поплавать под водой на большой глубине, полазить по горам сбылась.
В самом конце, перед отъездом, меня вызвал на серьезный разговор товарищ командир. Мама, конечно, предупреждала, чтобы я вела себя скромно и ничем не выделялась. Ну да, немножечко поставили на уши дачу. Но, мы же дети, мы только играли. Ну, и во время тренировок, я нечаянно заехала ногой по голове охраннику Власика, но он сам виноват, не надо было говорить: «Бей!», я и ударила ногой, а он даже голову не отвернул. Я же не виновата, что он таким слабым оказался и целых пять минут в чувство приходил, а мог бы и уйти от удара… Я уже и так медленно это всё сделала. При этом Власик смотрел на меня как на какое-то седьмое чудо света. Да я этот прием еще два года назад на березе опробовала, береза осталась цела. Вот и за что меня ругать? Не понимаю…
– Доброе утро, товарищ командир
– Здравствуй! Присаживайся. У меня возникло пару вопросов насчет тебя. Скажи мне, пожалуйста, а ты знаешь, кем ты хочешь стать в будущем?
– Конечно, знаю! Я же вам сказала, что хочу быть командиром секретного отряда, а точнее разведчиком.
– Но у меня нет секретного отряда.
– Сейчас нет, но скоро будет.
– А ты в этом уверена?
– Думаю, 50% вам понадобится такой отряд.
– Я наблюдал за тобой всё это время, ты не такая как мои дети. Ты знаешь, кем ты хочешь быть, у тебя есть цель. Но разве девочке подобает быть разведчиком?
– Я думаю, что профессия, которую человек выбрал для себя, может стать его призванием. Если он любит от всей души то, чем занимается, то какого он пола, мужского или женского, не играет роли.
Я чувствовала, что он хотел сказать, но сказал совсем другое.
– Я рад, что познакомился с тобой, Саша. Это был незабываемый отпуск! Так много я еще никогда не смеялся. Всего тебе хорошего! Мы еще увидимся!
– Простите меня, пожалуйста, товарищ Сталин, если я что-то сделала не так. Надеюсь, что не доставила вам много хлопот. Я этого не хотела. Спасибо вам огромное! Для меня это были самые лучшие каникулы.
В его глазах была грусть, и поэтому я подошла к нему и обняла, поцеловав в щечку. Сказала:
– Когда я вам буду нужна, вы всегда можете на меня рассчитывать.
В этот момент наши взгляды встретились. Ровно минуту мы смотрели друг другу в глаза, не говоря ни слова… Каждый думая о чем-то своем.
Так мы расстались, не говоря слов «до свидания», «прощай».
Отпуск-каникулы закончились. Привет, школа!!! Я иду…

Марк. Дневник 1937 год, Сентябрь

Наш дом, где я живу, теперь называют не домом графов, а домом врачей, – время такое. Все мы привыкли к этому названию. Старшие дети – близнецы Николай и Константин – всё время находятся в разъездах, они военные, выбрали профессию танкистов. Наш Алексеюшка, как и его отец, скоро станет врачом. Это его призвание! Он уже с детства лечил всех детей в нашем доме, поэтому дети почти никогда не обращались к отцу семейства в случае с какими-то либо маленькими незначительными болячками, т.к. Алексеюшка был их детским доктором. Если, конечно, только что-то очень серьезное, то лечил сам отец семейства, а так этим занимался Алексеюшка. Это была его обязанность, как говорил он сам. И делал это с таким серьезным видом, что даже отец никогда не вмешивался в его лечение, так как делал он это на все 100, очень тщательно, по мере своих знаний, пользуясь иногда подсказками отца. Очень одаренный серьезный молодой человек наш детский доктор Алексеюшка! Его уважают все члены семьи как будущего профессора.
Наша Сашенька – исключение из всех правил, загадка для меня и, как я думаю, для всех членов семьи. Она никогда не играла с куклами, не бегала как все дети по дворам играя в детские игры, её интересы были везде и всюду. Она могла часами находиться в мастерской Владимира, старшего брата нашей Луны. Помогала чинить машины и всю ту технику, которую привозили к нему в мастерскую. Весь тот маленький выбор велосипедов, который был у рядом живущих с нами детей, привозили ей на починку, чтобы не отвлекать от таких мелочей Владимира, т.к. тот сразу сказал: «Обращайтесь к Саше!».
Почему-то в школу она пошла только с 12 лет, хотя умела читать, писать и говорить уже на пяти языках. Все дети говорили на русском, немецком и французском – это была основа всех основ. Сашенька была исключением. Она была не такая, как ее братья, которым приходилось зубрить и учить. В семье ее прозвали маленьким воином и ласково называли «львенком». С самого утра и до ночи, когда не было школы, она уходила в лес с дедушкой няней, и что они там делали, оставалось загадкой. Все дети росли очень здоровыми детьми. Естественно каждый перенес детские болезни, но самое удивительное – наш маленький Львенок не болел никогда. У неё была стопроцентная память, но почему-то родители скрывали это от внешнего мира. Я случайно подслушал разговор, когда она должна была первый раз пойти в школу, как мама Луна наставляла её, чтоб она в школе не выделялась и постаралась быть как все. На что Саша ответила: «Мама, не понимаю, почему я должна скрывать уровень своих знаний? Ну, если так надо, я это сделаю, не беспокойся, пожалуйста». И это было тогда, когда ей исполнилось 12 лет!
Поразительно! Интересно что бы это значило? И почему? Я так этого и не понял. Ну, значит так нужно. За 16 лет моей жизни в этой семье я стал полноправным ее членом, и горжусь этим.
Много знаю об этой семье, но, как оказывается, не всё. Но мне больше и не надо, да и не положено знать. Всего того, что я знаю, мне хватает! Горжусь таким доверием со стороны членов семьи и никогда их не предам! Я лучше умру, но тайну унесу в гроб – это я уж знаю точно. Люблю всем сердцем эту огромную большую семью и готов за каждого отдать свою жизнь.

Конец Сентября

Сегодня большая часть семьи вернулась из поездки, которая длилась почти 3 месяца. Всё это время дом был почти пустым, и было так грустно. Каждый из обитателей, который остался в доме, ждал возвращения с нетерпением; нам так их не хватало, особенно нашего маленького Львенка! Она лучик солнца, который связывает всех нас и таит в себе что-то такое, необъяснимое словами. Каждый, наверное, кто тесно общается с ней, чувствует, как и я (это мои догадки), теплоту огромного земного шара, постоянства и уверенности в своей какой-то защите. Не знаю почему, но когда я вблизи с ней, я чувствую себя в полной безопасности. Вот такое складывается мнение лично у меня. Но, как оказалось, и не только у меня. Это касается всех, кто имеет тесный контакт с нашим маленьким Львенком, почти у всех одинаковые ощущения…
— Марк! Марк! Медбратушка, – раздался голос рядом с флигелем, где я сейчас находился. Быстро вышел во двор. Около двери стояла Сашенька.
– У тебя сейчас найдется минутка для меня? Или ты очень занят?
— Конечно, найдётся…
— Помнишь, когда мне было 12 лет, я дала тебе почитать мой дневник? Я не должна была тебе его давать, но я знала и чувствовала, что тебе можно доверять! Ты верный друг нашей семьи, и никогда никому не расскажешь и не предашь нас и нашей тайны. Спасибо тебе за это. Также я знаю, что дедушка тебя сделал тоже Хранителем истории. Поэтому сегодня дам тебе кое-что почитать. Мой дневник, в котором описываются некоторые события нашего путешествия. Думаю, тебе будет это очень интересно.
– Спасибо, Сашенька. Я буду очень рад почитать твой дневник. Ты права! Я лучше умру, покончу жизнь самоубийством, но никогда не расскажу вашу тайну, без вашего разрешения.
– Я знаю, Маркушка! И, пожалуйста, не думай о таком трагическом конце. Ты будешь долго жить, я это знаю.
Моей радости небыло предела, я был так счастлив держать в руках дневник Сашеньки, быть посвященным в святая святых, этого маленького прозрачного лучезарного человечка…

1937 год, май (Львенок) дневник

Сегодня идут большие сборы. Мы отъезжаем. Со мной едет мама, дедушка Святослав, старший брат мамы Владимир, еще один брат мамы (он редко бывает у нас в гостях) Владислав, прадедушка Петр (он тоже оказывается еще жив, но я его видела редко), брат дедушки Кирилл, дедушка Няня. А еще с нами едет дядя Миша. Он работает в НКВД, в звании старший лейтенант, с ним два НКВД сержанта. Почему они едут с нами, я не знаю. С дядиным Мишиным сыном Игорем я дружу, он старше меня на два года. Они с 1934 года живут рядом с нами, и мы дружим семьями. В конечном итоге всё это путешествие – сплошная какая-то тайна. Все кто-то от кого-то что-то скрывают, я это чувствую. Ну, естественно, не подаю вида. Если так надо, значит так надо. Я понимаю, что так — как путешествие будет долгим, то свои 15 лет, я встречу неизвестно где. Никто точно не знает, куда мы едем и зачем. Хотя вот как раз члены моей семьи знают точно, конечный пункт нашего путешествия. Дядя Миша не знает. У меня создалось такое впечатление, что дядя Миша с его сержантами играют какую-то роль в большой игре нашей семьи и не только. Я чисто случайно подслушала разговор своего отца со своим большим другом. И обрывки некоторых фраз были мне непонятны. Но смысл был таков; «дорога будет спокойной».
Сначала мы поедем на корабле. Груз, который мы повезем, собирается из всего того, что можно купить в магазинах. Покупается абсолютно всё подчистую. Кое-какие ящики сразу же были запломбированы. Их содержание не знаю. А еще я чувствовала, что дядя Миша тоже не знает про содержание многих ящиков. Это мои родные что-то мудрят. К этому путешествию моя семья начала готовиться еще за три месяца. Для всех это просто какая-то геологическая поездка. И плюс ко всему там умер какой-то родственник моего дедушки, и мы все едем на похороны. Моя мама геолог и старший брат Владислав тоже, Мой отец врач и еще один старший брат Игорь тоже врач, а я как довесок. Ну, естественно, и мой дедушка Няня… А как же без него? Он моя тень с самого моего рождения.
Корабль оказался военным, поэтому на протяжении всего пути, нас никогда и никто не досматривал. И мы плыли, точнее, говорят в море ходят, вот мы и шли медленно без препятствий к своему месту назначения. Тот путь, которым мы шли, называют северный морской путь. Конец нашего пути на военном корабле называется Юрюнг-Хая, республика Саха, Якутская АССР, где мы высадились и пересели-перегрузились на так называемую баржу. Корабли туда куда мы плыли, уже не ходили, из за низкого уровня воды в реке, по которой нам предстояло плыть дальше. Была бы я маленькая, то я бы сказала, что это конец света. Здесь просто одна природа. На протяжении всего нашего дальнейшего пути нам встречались в основном якуты, эвены и.т.д. В основном по роду своих занятий оленеводы.
Не буду описывать весь путь, было много очень интересных моментов, о которых конечно стоит рассказать и описать. Я решила сократить свое время и не тратить на мелочи. Так как конечный путь, куда мы приплыли, для дяди Миши и его истуканов, как я назвала двух его сержантов, был озарением у каждого по-разному, по мере их умственного развития. Дядя Миша только сейчас начал понимать, в какую большую игру он замешан, и какая он маленькая пешка в игре больших людей. У каждого человека есть свое место и для дяди Миши было уготована уже своя роль, которая была связана с нашей семьей и уже сплелась с нами тесными узами. Он уже не задавал вопросов и не писал доклады наверх. Он делал так, как хотели взрослые члены моей семьи. Два истукана просто были рядом и исполняли всё, что им скажут. Думать они не умели, и если они должны были писать доклады на своего начальника, то, думаю, что ничего существенного они сообщить бы не смогли, так как не понимали ничего. Для них выглядело всё происходящее как геологическая разведка и прибытие родственников геолога, умершего далеко в тайге в экспедиции, к месту его захоронения, чтобы продолжить его дело. Языка местных они не понимали, и поэтому моим родственникам не нужно было таиться. Они спокойно могли общаться с теми людьми, которые нам помогали на всём продолжении пути.
Наконец-то мы доехали до нашего конечного пункта. Названия у этой местности нет, но сами местные, живущие в 15 км от Пустого причала (как они его называют), где делает разворот баржа, чтобы вернуться назад, весь этот край прозвали «Будущее». Для баржи, это был конечный путь. Дальше можно плыть на лодках или идти по лесу, что мы и сделали. Капитан баржи рассказал историю, что сюда не ходит ни одна другая баржа. Он единственный, кто знает дорогу, чтобы не сесть на мель и не попасть под обрыв камней со скал. И тем не менее, он уже потерял троих людей из за падающих камней. Это место называется среди моряков «Пропавшим» и считается проклятым. Поэтому сюда никто, и никогда уже не ходит, кроме него.
Когда-то давным-давно здесь затонул корабль, преградив весь путь. Спустя годы, при попытке убрать остатки корабля, в паре метров дальше затонул второй корабль. Третья попытка закончилась так же плачевно. На капитана корабля упал со скалы камень, разбив ему голову со смертельным исходом. Всё больше никто уже не пытался, пройти дальше. После этого этот путь считался тупиковым и сюда больше никто уже не ходил.
Люди, которые раньше жили у пристани, после всех этих случаев еще тогда переселились на 15 километров ещё дальше в тайгу.
Поначалу новая власть решила поселиться здесь и прислала людей, но их постигла ужасная участь – они все заболели непонятной болезнью и, спустя месяц, не осталось никого в живых.
Были ещё попытки – их ожидала та же участь. В 15-ти км от Пустого причала в «Будущем», где жили люди, новая власть селиться не захотела. Почему так – никто не знает (а может и знает). Баржа нашего капитана приходит сюда раз в три года, или как сейчас, по просьбе руководства, доставить геологическую экспедицию. Не повезло ему – через два месяца ему придется нас опять забирать.
Ура, ура! Привет, Земля! Стою я крепко на ногах!
Встречать нас собралось столько народу, сколько мы не видели уже неделями. Как мне сказал дедушка, это все жители той деревни – стар, млад мужского пола, куда на их конях или оленях мы сейчас поедем. Как я уже говорила, груза у нас было очень много, но еще был живой груз – мы везли поросят, теленка и бычка, голубей специально выведенной породы, пару лошадей.
И вот стоим мы на берегу, я и мой друг Волк (так я назвала свою собаку, ему только 7 месяцев, её породу называют пиренейская горная собака) и смотрим, как идет разгрузка баржи. Волку, конечно, все интересно. Сидеть долго рядом ему стало скучно, он не выдержал и побежал на разведку местности. Как говорится, вольному воля. А я наблюдала за людьми. Самое странное, что жители той деревни, в которую мы сейчас собрались ехать и которые нас встречали, были все русские.
Под моё наблюдение попал дядя Миша. Его взгляд тоже выражал удивление. На его лице так и было написано в форме вопроса – откуда здесь столько русских? Их не было много, их было именно для этой местности много – 25 человек, начиная приблизительно с тринадцатилетнего возраста и заканчивая где то семидесятилетним дедушкой. Каждый из них приехал на повозке.
Попрощавшись с капитаном и договорившись с ним, когда он должен нас забрать, мы тронулись в путь, в деревню Будущее. При этом капитан не уехал пустым. Ему привезли разные шкурки животных, для обмена на заказанный товар (деньги здесь не котировались), который он сюда поставлял. Не скрою, я сразу поняла, что он сюда приезжал чаще, но не официально.
Через пять километров мне стало ясно, почему старая и новая власть не имела интерес сюда заселяться. Мы шли через болото. Не зная дороги, здесь можно было утонуть. Это была опасная зона – метр вправо метр влево и всё. Оказывается, даже не все местные знали проход. Мы шли с проводником. Я ехала на коне рядом с повозкой, где сидел дядя Миша со своими истуканами. Те уже давно перестали из себя строить важных главных, после дяди Миши конечно, представителей власти.
Какое же было наше с ним удивление, когда мы доехали до конечного пункта назначения. Деревня состояла всего из двенадцати домов, включая школу и так называемый сельсовет в одном доме с огромным амбаром. Я с самого детства привыкла не задавать лишние вопросы в моей семье. Когда придёт время, ответ будет получен.
Дядя Миша не смог вытерпеть и задал сразу два вопроса: «Откуда столько народу? И куда мы столько везли? Даже если все жители соберутся, то мы привезли больше, чем здесь находится народа». На эти вопросы ответила ему моя мама: «Во-первых, Миша, пятнадцать человек мужского населения – это и были все мужчины этой деревни, которые нас встречали, это местные жители, десять человек – это геологи, которые здесь зимуют и уходят далеко в тайгу на экспедицию. Во-вторых, как ты уже заметил, сюда пройти и приехать очень трудно, поэтому сюда завозится сразу всё без разбора, что можно завести. С местными жителями есть договор, что геологи их снабжают всем тем, что можно купить в магазинах в ближнем городе и привозят сюда, а они за это берут их на постой и снабжают всем необходимым для экспедиции. Здесь, как бы это правильно выразиться, перевалочный пункт, где хранятся вещи геологов. Поэтому геологи живут здесь годами, а летом расходятся в разные стороны на новые места исследований. Жители стерегут их имущество верой и правдой. И, как ты уже заметил, жители живут охотой, а женское население занимается шитьем. Они шьют сами себе одежду и, забегая вперед (опережая твой следующий вопрос) скажу тебе, что две швейные машинки для двух других охотников, которые живут в 150 километрах отсюда. У них в семье есть две взрослые дочки, которые умеют шить шубы (тут глаза нашего дяди Миши загорелись, так как его жена очень хотела иметь шубу, но зарплата его не позволяла купить, и он втайне от нее копил деньги, чтоб сделать ей подарок). Для жителей деревни привезли разную ткань, для дочек охотников тоже, а также специальную ткань для подкладки, чтобы сшить полноценную шубу. Вот туда мы и повезем часть ткани и всё остальное. Там находится главный склад геологов там мы, и закончим наш путь».
Всё это время, дядя Миша и его истуканы, смотрели на маму еще спокойно. Но, когда они услышали, что мы пойдем еще 150 километров по лесу вглубь тайги, где находится только два дома двух охотников, и больше ни одной живой разумной души. И туда идут только члены моей семьи. Кроме моего отца – он оставался здесь, в количестве девяти человек, плюс Дядя Миша и его истуканы, двенадцать (так как остальные 10 геологов уходили в другую сторону) их глаза изображали форму суповых тарелок, содержащих примесь зеленого цвета кислоты с запахом «удобрения» всех животных вместе взятых.
На вопрос, а смогут ли мои дедушки, выдержать сей путь? (первая попытка остаться здесь) прадедушка ответил, что как бы ему не пришлось их тащить. При этом подмигнул мне, говоря взглядом, «мелкота! куда им типа с нами старыми тягаться?!» Так как я была единственный хм… ребенок… ха! мне скоро стукнет 15 – я взрослая! Дядя Миша спросил: «А Сашенька выдержит эту дорогу?» (о-о! вторая попытка) (неужели их каких-то 15 км по болоту так напугали?). Ну, хорошо! Не 15, а 20 если честно, 5 км плюс 5 минус роли не играют. Хотя я сама удивилась стойкости моих дедов.
Дорога и вправду была нелегкая. Это тебе не по прямой наезженной дороге ехать на машине, а на лошадях, а где и пешком, толкая повозки, упряжки с тяжёлым грузом, да ещё с сидором на плечах по 15 кг приблизительно (по крайней мере, мой был точно 15). Если б эти трое только знали, какой я груз в сидоре тащила все это время, наверно не задавали бы такие дурацкие вопросы. И, конечно, реакция моих любимых родственников была ясна как божий день! Выразив на лице гримасу, означающую недоумение, за всех нас ответил мой дед Няня: «Если Львенок не выдержит сей путь, то я буду первым, кто очень удивится этому, и тогда я буду готов сунуть голову в пасть медведя без промедления». Мы то, конечно, все поняли, что он этим хотел сказать, а для троих это звучало просто как: «Естественно она сможет!».
Дядя Миша был умным и очень добрым человеком, поэтому он и был, более-менее приближен к нашей семье. Работа в НКВД его не испортила. Он остался человеком с большой буквы.
Итак, наш путь на следующий день был продолжен. Да, надо было видеть глаза всех троих, когда мы утром выходили при полной экипировке охотников: ножи и ружья украшали нашу одежду, притом в таком количестве, что трактор не содержит столько железа, сколько висело на нас. А их взгляд на меня говорил: «За что вы бедную девочку превратили в стального ёжика? И во что такое непонятное она одета?»
(Ха!.. моё собственное изобретение, сшитое по моим эскизам: Спортивные штаны узкого пошива с потайными кармашками, а так же рубашка-жилетка с множеством разных по величине кармашков, содержимое которых содержит для незнающего человека, просто острые металлические детали разной формы. Это не просто металл, а моё оружие (смертельное оружие) моя тайна.
Посмотрев на наших троих несчастных, я первая отдала одно из своих ружей. Их пришлось всех переодеть заново и вооружить. К их мосинкам мы дали ещё три ружья – мы в тайгу идём, а не на прогулку зайцев гонять по полю. Всё! Больше, я думаю, для них сюрпризов не будет. Только лес и конечный путь – два дома охотника.
Не буду описывать весь путь. Только один трагический случай. Один из истуканов ночью с медведем туалет не поделил и, к сожалению, медведю было по барабану, кто первый занял сие место. Наказал нерадивого бедного истуканчика своим большим фи, ударив лапой со всей его медвежьей силой по голове, задев при этом сонною артерию. Спасти его, к сожалению, мы не смогли. Он слишком далеко отошел от лагеря, хотя его предупреждали, чтоб один никуда не ходил ночью, а особенно так далеко. Что было у этого человека в голове – не понять, и зачем он так отдалился – остается лишь гадать. Умных ответов не приходит на ум. Второму истукану урок – не суй свой нос, куда не надо. От меня хотели скрыть это происшествие, боясь, что я испугаюсь, и поэтому не пустили меня посмотреть место происшествия. Это была первая смерть знакомого мне человека. Но я восприняла это как то странно для меня самой – жизнь есть жизнь, и мы все умрем когда-нибудь. Что на меня совсем не похоже.
Как долго бы путь не длился, ты когда-нибудь достигаешь своей цели. Так и мы наконец-то пришли. Маленькая опушка посреди леса с двумя домами и амбаром на берегу извилистой реки, вдали видны верхушки гор из-за деревьев.
Рано я сказала, что сюрпризы кончились. Они только начинались для меня, но не для наших двух соглядатаев.
Дядя Миша был рад, что мы дошли и его поселили у охотника по имени Мефодий, где он жил с женой и двумя детьми. Старшая дочка была уже взрослая – 20 лет, младший сын был моего возраста – 15 лет. Второй охотник Алексей (34 года ему будет 12-го августа, а мне 15 лет – 16-го августа; будем вместе значит праздновать) ушёл на охоту. Когда придет, никто не знает. Жил он в одном доме вместе с отцом и матерью жены, у которых была и младшая дочь 18-ти лет. Его сыну было 13 лет. Мы все расположились на берегу у реки в палатках около амбара, который стоял как неприкаянный в гордом одиночестве. Вот только забит он был под самую крышу всем нашим и не нашим грузом геологов, и ещё остальным всяким нужным инвентарем. Семья Алексея появилась здесь, как я слышала от деда, в 19-м году, а точнее только Алексей. Семья жены здесь жила с 14-15-го года. Мефодий тоже с 14-15-го.
Интересная тенденция складывается. Ведь в той деревне тоже все примерно с 14-го года поселились. Дядя Миша со своим помощником естественно этой информации не имеют. Я заметила, что за всё время нашей поездки, точнее, начиная с баржи, вся информация, которая была доступна нашим милым соглядатаям, преподавалась в общих чертах, без какой либо конкретики. Как со стороны членов баржи и капитана, а также и потом в деревне, все относились к ним любезно, но без почитания. Информацию о себе – откуда когда и зачем – никто не выдавал. Мне даже было жалко дядю Мишу. Он здесь был чужим, со своим соблюдаем. Такая у них работа. Был приказ сверху, как я это понимаю. Им нужно было быть рядом с нами. А вот за кем они должны были присматривать, мне было неясно. Хотя, когда один из них погиб, атмосфера разрядилась. Нельзя, конечно, говорить об убиенных и мертвых плохо, но из них троих он был самым мерзким и неприятным типом.
Дядя Миша попал под влияние моей мамы и полностью доверял нам. Ну а оставшийся боец, увидев дочь Мефодия, забыл всё на свете.
Да, я знала, что семья у меня непростая. Но чтоб так обработать всесильное НКВД, надо иметь талант.
Поэтому, когда моя мама объявила дяде Мише и его бойцу, что мы, все близкие члены семьи, идем на похороны родственника геолога, который похоронен в лесу в 16-ти км отсюда, на несколько дней;
(ха-ха — три раза, подумала я, а то я свою семью не знаю. Тут, наверное, подальше путь предстоит. И зачем меня с собой брать, если я даже не видела и не слышала, кто этот за такой, дальний родственник. При этом, у нас в семье было не принято, водить меня на похороны, или посещать кладбища со мной, как это не казалось бы странным).
Дядя Миша разрешил без разговоров, сказав только, чтобы мы были очень осторожны.
А потом, махнув рукой, спросил: «А несколько дней это сколько?..». И тут моя мама выдала: «На 20 дней, для начала». На что у дяди Миши глаза чуть не выпали из орбит: «- Вы же сказали, что это километров 16 отсюда».
«- Да, это недалеко, всего 16 километров. Но мы должны воздвигнуть памятник нашему родственнику».
А теперь и у меня были глаза такие же, как у дяди Миши, круглые-круглые, готовые выскочить от удивления, прокатиться по земле, забраться на дерево и опять занять свое место.
20 дней? памятник? что за бред несёт сейчас моя мама?
Мама же спокойным голосом в таком же ритме продолжала: «А может быть и на 2 месяца».
Наши глаза с дядей Мишей уже успели покататься по земле, забраться на деревья спрыгнуть обратно, вернуться к нам назад и опять выскочить.
Но в этот раз наши глаза уже бегали, плавали и летали, делая акробатические этюды.
Всё-таки как мало нужно, чтобы удивить человека. В этот раз дядя Миша аж присел на землю, мама смотрела ему прямо в глаза минут 10 после этого дядя Миша сказал, «-Хорошо мы будем здесь вас ждать сколько Вам надо. Не беспокойтесь, мой помощник сержант как я вижу, очень занят, и он не заметит вашего отсутствия».
Он имел в виду то, что Иван влюбился в дочку Мефодия, и ему уже было всё равно. Куда мы идем? и как долго мы будем отсутствовать.
Да, моя семья не так проста, как это кажется с первого взгляда. Она полная секретов и сюрпризов. Это я уже давно знала. А еще во мне закрадывалось маленькое сомнение: неужели вся эта так называемая экспедиция только ради того, чтоб меня сюда привезти?
Отдохнув пару дней, мы вышли ранним утром.
В этот раз мой сидор был почти пуст – всего 10 кило. На шести лодках каяк (откуда здесь столько? так как 2 простые лодки охотников были вытянуты на берег, где уже другие 2 осмолялись) (да не дошла сюда власть советов) мы тронулись вниз по течению.
Ура, Свобода! Нет присмотра!
Только сейчас, проплыв 3 часа, я заметила, как все вздохнули свободно. Через 6 часов мы сделали первый привал.
Чтоб описать красоту Тайги, для этого надо писать целую книгу. Это не передаваемо и надо видеть своими глазами! Скалы, которые вырастали непонятно откуда, сужаясь по обе стороны в ущелья-туннели, потом постепенно превращаясь в ровную поверхность, заросшую могучими деревьями, такими как ели, пихты, сосны и.т.д. Река с холодной как лед и прозрачной водой. Рыбы – нельма (откуда она здесь? заплыла так далеко), муксун и еще один вид, который я не смогла определить, наверное, пыжьян – испуганно быстро уплывали от нежданных гостей. Про эту реку говорят, что здесь сама природа создала загадку. В ней водятся такие виды рыб, которых здесь не должно быть по определению их биологической характеристики. И поэтому эту речку прозвали «Удача рыбака» чему мы тоже были очень рады.
Сделав первый привал. Мне естественно выпала участь, о, пардон, ЧЕСТЬ, поймать рыбу. О ком-то другом не было и речи. Дедушка Няня сразу сказал, что добытчиком рыбы будет наш Львенок. И я как стойкий оловянный солдатик на несгибаемых ногах ловила руками рыбу. Да, да! Руками! С удочкой и сетью каждый может, а для меня это очередная тренировка.
Здесь я немножко впала в свои воспоминания
Дед Няня не просто дед, а мой наставник, учитель с самого раннего детства. Нормальному человеку поверить трудно. Тренировать меня он уже начал, когда мне исполнился год. И то, что казалось со стороны простой игрой с ребёнком, для него это был терпеливый труд. Каждая игра и каждое движение, выученные мной до автоматизма, имели свой смысл и свое применение в разных жизненных обстоятельствах. Каждый член семьи преподавал мне какой-либо предмет, или предметы знаний естественных наук, которые я естественно учила со свойственной мне скоростью. Мне стыдно сказать, что школа мне была не нужна, но мне надо было в неё ходить (а пошла я в 12 лет, и через 2 года уже закончила), иначе это вызвало бы слишком много вопросов у соседей и окружающего нас общества: почему девочка не ходит в школу? Вот там я училась делать вид, что я такой же простой ребенок, как и все, хотя 2 класса я всё-таки перепорхнула случайно, из-за педанта директора нашей школы, который вызвал педсовет, и меня сразу поместили в последний класс, где я, сдав экзамен в этом году, закончила также быстро, как и пришла. Даже корочку дали. С образованием, конечно, в Ленинграде очень сложно. В основном среднее образование: где 7-8 классов, где 9-10. Возраст детей скачет, и рядом найти хорошую школу было сложно.
Я поступила в Индустриальный институт (ЛИИ) (до 1934 года он назывался Ленинградский политехнический институт имени Калинина, а до революции – Петроградский политехнический институт императора Петра Великого), благодаря моему дедушке. Он как всегда был в своём репертуаре! С кем-то поговорив и собрав внеочередную комиссию лекторов и профессоров, поставил меня, как олуха царя небесного, отдуваться перед наимудрейшими, со словами: «Дерзай! Лей потоки своих знаний! Но знай меру» – и вышел.
Вот я и лила, и дерзала 3 часа. А уже потом поняла, что переусердствовала. По выражению на их лицах было понятно, что я, наверное, что-то не так сделала. У столь уважаемых — наимудрейших складывалось ощущение, что не я сдаю вступительные экзамены, да ещё и все сразу (так дедушка договорился) а они мне сдают.
По тому, с какой скоростью вылетали ответы из моей головы, у них, я так думаю, сложилось впечатление, что кто-то пишет ответы на доске у них за спиной, плюс на полу и на потолке, а я их читаю. Их головы кивали и качали в такт, как под марш Мендельсона и музыку Вивальди со всеми его Временами года до кучи.
Спасать меня, ой, пардон экскюзэ муа, оказывается не меня, а мудрейших?! со словами: «Простите за бесцеремонное вторжение… я взял на себя честь предположить, что у вас так мало драгоценного времени… и не хотелось бы его отнимать у вас, по моей вине, в связи с моей непутевой внучкой (бум камень в мою сторону)» – Ворвался, как вихрь, мой дедушка.
(Ха 5 раз! Ему просто скучно ждать было, сидя и ничего не делая в коридоре Института. Наверное, уже все газеты наизусть выучил, за это время).
Перестав кивать головой, все дружно уставились в дедушкину сторону с немым вопросом: «Что тебе надобно, старче?!» (вот меня на смех пробивает, к чему бы это?). Самый уважаемый господин представительного возраста (сразу видно, что аристократ: голубая кровь так и сияет в виде пенсне) и осанки с гордым взглядом, успев уже отойти от моих потоков водопадов в виде слов той информации, которой я их облила с ног до головы (ух долго будут сохнуть милейшие) ответил: «Да что вы, что вы?! мы все, – кивнул в сторону коллег, – будем рады Вам сообщить, что ваша внучка сдала экзамены на отлично! И она сама изъявила желание пойти учиться прикладной лингвистике. Хотя её спектр знаний очень подходит как химии, так и машиностроению, в том числе биология и геология тоже входит как…
– Вытерев капельки пота на лбу, он сел на стул, оборвав свою речь на полуслове, и после небольшой паузы продолжил. – Кого вы к нам привели? Это шутка? Это не мы принимали экзамен у неё, а она у нас». Упс! Взгляд дедушки говорил о многом! Пора быстрей валить, пока в меня все стрелы индейцев не полетят. Состроив невинное лицо, я спросила: «Позвольте мне удалиться, драгоценнейшие, так как у меня нет времени больше. У меня неотложные дела и срочно нужно идти». И я вылетела, не дожидаясь ответа, оставив дедушку стоять с глазами, полными огромной любви к своей любименькой, драгоценнейшей внученьке, ощущая на бегу, что стрелы 20 краснокожих индейцев всё-таки поразили мне спину.
Это я наверное переохладилась, что меня на воспоминания потянуло. Так как стоять в холодной воде и ловить рыбу для всего семейства – дело всё-таки трудное. Бр-бр-рр, холодно. А когда мне холодно, я всегда вспоминаю какие-нибудь истории из моей жизни, с которых могу смеяться только я…
Мы вот тут сидим сейчас всей семьей, отдыхаем, рыбку едим, а мои старшие братишки сейчас в Испании. Как у них там всё сложилось? Почему то везде моя семья говорит, что мои братья учатся на танкистов, хотя я точно знаю, что они эту «школу танкистов» закончили еще полгода назад и получили младших лейтенантов. Ага, ага! А сейчас что-то вроде повышения квалификации и почему-то в Испании.
Ну-ну! Меня-то не проведешь! Мне Константин сразу на ушко шепнул, что они едут в теплые места. Один плюс один, я давно уже умею складывать.
Отдохнув 2 часа и убрав все следы нашего пребывания, мы поплыли дальше.
Сейчас в лодке я сидела с дедушкой Святославом, он начал говорить первым.
Я давно чувствовала, что предстоит какой-то серьезный разговор, но не знала, стоит ли мне спрашивать. Ведь когда приходит время, мне всегда всё рассказывают и объясняют.
– Сашуля, туда, куда мы едем, находится святая святых. Там собраны все дневники истории с давних-давних времён. Как ты уже знаешь, на протяжении многих столетий наша семья является центром Хранителей истории, и вот туда сейчас мы тебя везем. Не удивляйся, пожалуйста, ничему, и не задавай лишних вопросов. Делай то, что я тебе скажу.
Про себя я подумала, что они выбрали странное время меня знакомить с историей. Если знаком с моей семьёй очень хорошо, то знаешь, что они никогда и ничего не делают просто так.
– Дедушка, могу я тебе задать один вопрос? Как далеко находится это место?
– Уже близко, всего лишь 200 километров.
Теперь мне стало все понятно:
– Значит, где-то мы высадимся и пойдем пешком по лесу.
– Ты права как всегда. Плыть нам осталось всего 6 часов, а потом весь остальной путь – пешком.
Мы замолчали на очень долгое время. Каждый думал о своем. У меня в голове крутились мысли: неужели я дотронусь до святая святых?! Могу почитать дневники людей, которые когда-то давным-давно написали историю, не исправленную и не переписанную, такую, какая она есть. В моих мечтах я уже ходила между книжных полок… Но был у меня один очень важный вопрос, который я не стала задавать дедушке, потому что знала, что ответа на него я не получу: почему так далеко и как это возможно доставлять туда дневники со всего света? Да, и еще один маленький вопрос: а кто их туда доставляет? Естественно я промолчала, а в голове крутились вопросы, ответов на которые я не находила.
Ну, вот и всё… 12 часов пути по реке закончились.
Сегодня мы ночуем еще раз у реки, а завтра утром выдвигаемся, как я поняла, через горы дальше в лес.
Мой Волк, надо же! нашел себе подругу и привел ее к нам на огонек. Бесстыдник и бабник! Я впервые увидела живого волка, точнее волчицу. Она совсем не стеснялась людей и сидела рядом с моим Волком, как будто они друзья с детства. Поразительно, но она и вправду не боялась людей! Когда я подошла, она, не тронувшись с места, сделала кивок головой моему Волку, что-то обозначающий на их немом языке, посмотрела на меня. В её глазах стоял вопрос: «Ну что? А где кусок мяса, который я заработала, потому что тихо сижу и не вою?». Вопрос был понят мной правильно, и она получила хороший кусок мяса из консервной банки. Вот в таком новом обществе мы все легли спать.
Около 5 утра мы были все собраны и пошли в гору.
Весь путь описывать не буду. Он был очень трудный. И, самое поразительное, мой прадедушка не только не отставал, но еще и темп задавал. Я поражаюсь своим дедулям – все они, как мальчики 30-ти лет, скакали по горам, оврагам и бурьянам. Путь был просто катастрофическим! Постоянно приходилось лезть через сломленные и поваленные деревья, где-то пробираться через какие-то кусты, обходить ущелья и ямы. Насколько я хорошо ориентируюсь в лесу (этому меня научил дедушка Наянь), то здесь, наверное, я бы потерялась. Всё-таки я живу не в простой семье.
Меня всегда интересовало, сколько ещё тайн содержит моя семья и как много нового на моём пути меня ещё ожидает?
Да, добирались мы очень долго. На всём продолжении пути мы не встретили ни одной живой души, за исключением зверей, конечно.
Неужели мы пришли?!
(Специально не пишу время и даты в моём дневнике только около, хранители истории знают правила ведения дневника)
Полянка 10 на 10, и один маленький охотничий домик около леса, и всё и тишина вокруг. Если этот домик библиотека, то я жираф, который пришел в Зимний дворец, чтобы посмотреть, как играют в футбол, картины это ворота, а вазы это мечи, вратари это бабульки, которые сидят в начале каждого зала. Пардон прошу прощения не заметила колодец в 2 метрах от дома в лесу, это наверное, место где Библиотекарь сидит.
Мой волчара со своей волчицей так до сих пор за нами и бегают, это любовь с первого взгляда, и сейчас он первым побежал к охотничьему домику, не издавая при этом ни звука. Странно если бы были люди, он бы залаял.
— Дедушки, мама, дяди
Я так поняла, что мы пришли…?
Стоп меня дернуло током, и было такое ощущение, что из-под земли в меня прямо течет тепло. Это было необъяснимо, но факт! Я замерла на 6 секунд, а вот сейчас мне не до шуток, закрыв глаза, я чувствовала, что я дома, дома, еще раз дома. Создавалось ощущение, что я где-то долго была в отпуске и сейчас приехала домой. Про свои ощущения, я решила не говорить и хорошо, что никто этого не заметил. Так как все направились в сторону колодца. Я же оглядевшись вокруг еще раз, заметила, что полянка очень странно расположена в лесу, если она была просто круглой или другой геометрической формы 10 на 10 это одно, но это было не создано природой.
Так, так, я расслабилась в кругу своей семьи.
Как гласит первый урок и 1-е правило?
Находясь на чужой территории в лесу, перед тем как выйти на открытое пространство, сначала осмотрись, изучи, определи, есть ли угроза со стороны. Проверь, и обойди местность вокруг по лесу. Соединись с лесом, и стань невидимкой, приостанови биение сердца. Останови дыхание и слушай, слушай, ты должна услышать лес, ты должна услышать мир, который живёт в нём, вот когда ты услышишь, как муравей ползет, вот тогда ты можешь спокойно действовать. Полная концентрация, полное соединение с природой растворись, тебе не нужны глаза, чтобы видеть, тебе нужен только слух и твоё обоняние. Да, дедушка Наянь, сегодня я была плохая ученица. Он стоял ко мне спиной и наверное думал, столько лет и все без толку, если б он знал сейчас, как мне стыдно, я готова была провалиться под землю.
Мои мучения прервала Мама, как всегда своим спокойным голосом спросила.
— Сашуля, ты готова идти дальше?
— Да, я готова мама.
— Тогда прости меня, но сейчас мы должны тебе завязать глаза.
Надев повязку на глаза, меня прокрутили 14 раз вокруг своей оси, сначала вправо, потом влево, потом поводили по поляне, завели в лес, прошлись около получаса и куда-то сбросили.
Полет был долгим ….
Я думала, оп вот это да…
Если бы я ругалась матом…
Я бы наверное сейчас, высказала все, что думаю о своей семье, между прочим полет длился 5 минут.
За 5 минут можно вспомнить все языки мира, особенно русский могучий и дремучий, а также успеть перечислить всех родственников по имени фамилии, плюс месяц и год рождения, пожелать им всего самого наилучшего, написать роман, станцевать лезгинку, и спеть гимн Советского Союза. Вспомнить, как в детстве не любила кашу, и сразу её полюбить, выпить ведро горячего молока, съесть луковый суп, и еще раз поблагодарить всех любимых родственников, при этом произнося их имена, справа налево. Вспомнить Дорогого Чкалова, думать, как он любит летать, представить себе его ощущения при полете.
Упс, с приземлением меня родную.
Меня оказывается привязали. Странно я даже не заметила, это наверное дело рук деда няни. И я теперь висякую в 20 сантиметров от пола, повязку с меня снял и опустил на землю Владислав.
Вот это сюрприз, а как они все так быстро здесь оказались?
В Катакомбах Сочи я уже была, но это превзошло все мои ожидания. Если бы я не знала, что я сейчас под землей, то бы подумала, что нахожусь в медицинской лаборатории, в которой находятся книги на стеллажах и полках. Тут было просто так стерильно, что можно кушать прямо с пола. Владислав стоял рядом, все остальные, куда-то уже ушли, а я стояла с глазами как у? Я даже не знаю с какими глазами я стояла. Дар речи у меня пропал, что бывает редко, была готова простить моим родственникам всё, готова была быть кинутой в пропасть еще 25 раз, лишь бы только увидеть всё это. Слева и справа были стеклянные двери, над каждой дверью надпись на которой было написано имя страны и век, если встать напротив двери и всмотреться дальше, видна ещё одна дверь и уже был другой век этой страны. И так дальше и дальше и всё это разделено секциями и коридорами. Я сейчас находилась в двадцатом веке.
Задавать тупые вопросы, кто это все строил, и как давно? я не стала, смысла нет, ответа не получу. Сеё сооружение уже давно здесь находится, это точно. Владислав спросил у меня:
— Как ты себя чувствуешь?
Я ответила:
— Отлично спасибо за полет. Я вас всех люблю, честное слово от всего сердца, вы даже не представляете, насколько вы меня сделали счастливой. Я дома и это меня радует.
Улыбнувшись, он меня отвел в комнатку, довольно таки странную, в ней уже находился мой прадедушка и дедушка.
Голова моя голова, кипела точнее даже не так, то, что я сейчас чувствовала с самого моего так называемого приземления, не могу объяснить словами. Была в какой-то абстракции, я была здесь, с другой стороны меня здесь не было, в моих мыслях я уже ходила по библиотеке, а тело оставалось здесь, странное ощущение просто не передать.
В комнату, куда меня привели: Посередине стоял огромный стол, на нём уже лежали какие-то папки, сама комната была довольно-таки большая 50 кв. метров, с предбанником и туалетной комнатой. Стены стол и потолок были сделаны из какого-то одного материала, который я не смогла дифференцировать, за столом было кресло из белого цвета кожи, справа диван тоже белого цвета. Вот только на столе телефон стоял обычный, и папки, содержащие какие-то документы. Дав возможность мне осмотреться, мой дедушка сказал.
— Слушай меня Александра, очень внимательно. Как ты отнесешься к этому делу, зависит очень многое сейчас. На столе лежат 15 папок в основном это вся Западная Европа, которые страны находятся рядом с Россией за исключением Англии и Америки, на каждой папке написано название страны, в них находятся списки действующих и активных на данное время Хранителей истории. Выборочно мы выбрали самых активных и верных нашей организации людей, действующих на сегодняшний день. Информация дневников содержат записи, этого года, с именами адресами и их профессии. Так вот зная международную обстановку на сегодня, ты выбери себе те папки, которые тебя бы смогли заинтересовать. Прочитай имена, их профессии, проанализируй, потом позвони и скажи те имена людей, дневники которых ты хочешь прочитать, тебе сразу их принесут.
— Саша у нас очень мало времени, поэтому сконцентрируйся и подумай, информация каких людей, и каких стран, будет тебе в дальнейшем полезна. Выбери только самое главное. Через 4 часа тебе принесут обед, все что тебе нужно, находится именно в этой комнате, и пожалуйста, никуда не выходи. На столе стоит телефон, набирать номер не надо. Просто подними трубку и скажи, что ты хочешь. Я надеюсь, ты все поняла Саша?! Я в тебя верю.
— Да дедушка, я сейчас готова приступить. Спасибо вам огромное. Прежде чем они ушли, я уже 3 раза успела уколоться об халат, который все это время на меня старался надеть Владислав, потом он махнул рукой и забрал халат с собой.
Странно так всё стерильно чисто, а этот ужасный колющийся халат, успел уколоть меня в шею в руку и в ногу, как они здесь их носят? Ужасный материал. Выражаю три раза своё «Фи!». Не успела еще захлопнуться за ними дверь как я уже стояла у стола, открывала все папки подряд, посмотрев первый лист бумаги, отпечатанный на машинке, примерно приблизительно в голове представив, что здесь в каждой папке по 2000 фамилий, я ужаснулась, и почувствовала себя загнанной в угол. После секундной атаки страха, произошло то, что я не могу объяснить себе. В голове появилась ясность и полное спокойствие, я, руководясь какими-то внутренними толчками, просто брала каждую папку, и быстро перелистывала, из последней папки я вынула содержимое и как профи картежник, перетасовала все листки, и обратно положила на свои места в том же порядке. Часы на стене показывали, что прошло всего 10 минут, я же не понимала сама, чего я сделала, но я знала, что мне больше читать эти списки не надо. Села на кресло рядом со столом, мне ужасно захотелось кушать, а если честно, жрать, другой синоним в данный момент, не подходил. Сняв телефонную трубку, я услышала молодой приятный голос.
— Чем я могу быть Вам полезен?
— Извините, я не знаю, а как вас зовут? Но мне сказали, если мне что-нибудь понадобится, позвонить по этому телефону.
— Меня зовут Дмитрий. И что бы вы хотели?
— Я бы хотела перечислить имена хозяев дневников, и если можно чтоб мне сюда их принесли, и заказать что-нибудь уже на обед.
После минутной паузы раздался голос, называйте.
Начала перечислять все Фамилии, всё это время, ходя вокруг стола, и беря просто так, то один лист, то другой из разных папок. Закончив перечислять, я уже точно знала, что это будет 1500 дневников. Да это я уж слишком палку перегнула. Вот заказ сделала, да мне это если спать по 4-5 часа, на три месяца, хм, а может, нет? будь что будет, сколько смогу столько и прочту и точка. Вспомнила, что не сказала, что я хочу кушать, точнее какой есть выбор? Я же не все ем, и позвонила ещё раз, по голосу я поняла, что это опять Дмитрий.
— Дмитрий, а что у вас есть на кухне вкусненького? если можно два графина, компота или сока?!
— И то и другое у нас есть, не беспокойтесь и даже ваши любимые пирожки.
— Огромное вам спасибо, я вам буду очень благодарна
Как только я положила трубку на аппарат назад, на меня нахлынула усталость, я не смогла даже пересесть на диван, я как сидела на кресле, так и заснула.
Проснулась от звука, открываемой двери, в дверь вошел сначала мой дедушка, а потом миловидный мужчина, который катил сервировочный столик полный всякой снеди. Пока мужчина переставлял все содержимое на мой стол, внимательный и прожигающий взгляд насквозь, моего дедушки, бурил меня все время. Я же думала только о еде, видя двух жареных цыплят табака с жареный картошкой, два графина, сок, компот и 10 Пирожков растворилась в мечтах, о вкусной и «полезной» «здоровой» пище.
Мне сейчас нужно было расслабиться. Дедушка сказал, что через 10 минут мне привезут все Дневники, которые я заказала и удалился. С такой скоростью я еще не ела никогда. Я не ела, я просто глотала как удав, удивительно как в такое маленькое тельце столько помещается? Я съела все подчистую и выпила два графина, сок с компотом. Расположившись поудобнее, уснула в кресле.
Проснулась от того шороха, создаваемого людьми входящими в моё помещение, где я находилась. Передо мной рядом с моим столом напротив, стоял мой дедушка с прадедушкой, и они очень внимательно разглядывали меня. Сзади них, люди ввозили стеклянные? вопрос плексиглас? я не могла определить, из чего сделан контейнер, контейнеры с дневниками. Всего в мою обитель поместилось 6 контейнеров, как я назвала то помещение, в котором я находилась. При этом шестой контейнер был пустым. Ровно минуту дедушки рассматривали меня, так внимательно, как никогда. У меня складывалось впечатление, как будто они меня видят в первый раз, после немого монолога, они изъявили желание со мной заговорить. Разговор начал мой дедушка Святослав.
— Львенок, здесь 5 контейнеров по 200 дневников. Можешь начинать читать и через 4 часа сделаешь паузу, на час. Если будут какие-либо вопросы и пожелания, телефон в твоём распоряжении, звони и не стесняйся что-либо попросить. После этого создался опять немой монолог, что думали дедушки, разглядывая меня? как под лупой, не знаю. У меня в голове происходили опять, непонятные мне толчки, всё это время мое внимание было приковано к 5-ти, контейнерам заполненными дневниками.
Я с ужасом подумала, чтобы прочитать все эти дневники, мне нужно 63 дня не спать и не есть, беря в учёт мою исключительную 100% память. Мой итог подсчета, укладывался в 3 месяца моего нахождения на этом месте.
Теперь мне стало понятно, когда мама говорила дяде Мише, что мы уходим на 2 месяца, а может быть и дольше.
Они заранее знали, что мне понадобится столько времени, при моих всех возможностях с применением моего дара.
Но мне же нужно было не только прочитать, но и что-то запомнить. В голове всё время создавались толчки, все быстрее и быстрее, эти толчки толкали меня и толкали как немыслимое что то, к чему то. Всё это время, как только я увидела это хранилище, так называемую библиотеку у меня не создавалось вопросов об этом месте
Что? Как? Где? Когда и почему?
Сколько людей принимало участие в строение этого странного сооружения? непонятного мне.
Всё время думала только о дневниках, ни о чем другом я не могла думать.
Толчки превратились в моей голове уже в миллионное безболезненное покалывание, со всех сторон, это ощущение было для меня новым.
Перестав меня разглядывать, дедушка Святослав сказал.
— Саша сконцентрируйся, времени у тебя мало постарайся всё хорошо еще раз обдумать.
Что он, подразумевал под словом «обдумать»? Я не поняла, но я одно поняла, мне нужна полная концентрация.
Намек на то, что у меня мало времени, был последним общим толчком в моей мозговой системе и полностью в голове.
Со словами, мы верим в тебя, они удалились.
Самое невероятное необычное началось уже при просмотре первого дневника, я, непроизвольно автоматически открыв дневник, перелистала его как веер, который открыли и закрыли, за 4 часа я, таким образом, просмотрела все дневники.
Приняв обратно место за столом на кресле, позвонила по телефону, сказала, чтобы мне привезли оставшиеся дневники, которых не привезли в первый раз, это оставалось 500 штук. Попросила, чтобы мне принесли покушать, но если можно, побольше всего, что есть у них на кухне, также побольше попить.
Дав указания положив трубку на телефон, закрыв глаза, я почувствовала странное ощущение, как? Как будто меня выключили как свет.
Как я полностью сама ушла в так называемое состояние бытие-небытие? не помню. Проснулась от прикосновения руки, как оказалось это был мой дедушка, за все это время пока я была в нирване, оказывается уже успели убрать все контейнеры и привезти 5 новых, из оставшихся, за пределами моей Обители, которым не хватило сразу места здесь. Последних дневников из моего заказа, а также 2 сервировочного столика на колесиках ломились от еды, поставленной на них.
В этот раз кроме моего дедушки и прадедушки находился еще один мужчина, который также внимательно, как и все остальные рассматривал меня. Как будто я папуас зеленого цвета в малиновую и жёлтую крапинку.
У моих дедушек был точно такой же вид, как будто они все вместе втроём видели одно и то же.
Немой диалог в этот раз продолжался очень долго, на протяжении всего времени незнакомый мне мужчина, старался одеть на меня опять этот колющейся халат. Но в этот раз халат был еще и с капюшоном, что меня раздражало не на шутку.
Надев этот ужас, не понимая, почему я должна в помещении надевать капюшон? ко всему этому, этот халат был тяжелый, никак первый халат, который тогда старался на меня одеть Владислав.
Этот колючий ужас успел меня уколоть, где только можно, и я спросила разрешения снять с меня этого монстра, который был еще очень-очень неприятный моему телу.
Думали они минут пять, все втроём, и потом только разрешили мне снять.
Схватив это чудовище, не знакомый мужчина упорхнул, даже не упорхнул, вылетел, как стрела из моей Обители.
В этот раз вопросов никто не задавал, и ничего не говорили абсолютно.
Дедушки перестали смотреть на меня, как на папуаса, переглянулись друг с другом, сказали:
— Продолжай в том же духе, и ушли.
Сев за стол я начала кушать и все время, рассматривала контейнеры, которые стояли передо мной и притягивали меня своей тайной.
Сметав почти всё, что было съестного на столиках, даже не заметив, количество всего чего я съела, не прекращая смотреть на контейнеры.
В это время опять в голове произошло, то, что уже происходило, толчок и меня включили. Подойдя к контейнерам это ощущение, передалось мне в руки. В этот раз я лишилась контроля не только своей головы, но еще и рук, создавалось такое впечатление, что кто-то мной управляет. Мои руки брали книгу и подносили к моим глазам и опять клали на место. Безболезненные уколы, так называемые толчки, по-другому определить это трудно, в состояние в которое я входила, не описать словами, это надо чувствовать. И так, то, что происходило раньше с головой, теперь происходило и с моими кистями рук одновременно.
Таким образом, я переложила все 500 дневников, после последнего дневника, руки мои опять стали моими, голова потихоньку тоже возвращалась в мою власть.
Я же опять захотела кушать и притом так сильно, что я готова была съесть слона и медведя в придачу. Совсем забыв, что 4 часа назад я уже кушала.
Позвонив по телефону и сказав, что я уже закончила, и не отказалась бы еще раз покушать, если у них еще что-нибудь есть. Дневники Мне больше не нужны они могут их увезти.
Сев за стол я еще долго рассматривала контейнеры с содержимым, которого я уже ознакомилась, так подсказывало мне мое чувство. Полностью: я так еще и не отключилась, я это чувствовала.
Через 10 минут появились мои дедушки, опять этот субъект с халатом и еще один новый субъект. В этот раз все четверо смотрели на меня так, как на летающего слона синего цвета с яблоками с грушами и арбузом в виде изображенного рисунка на его коже, плюс вдобавок с экзотическими овощами, которые они видят первый раз.
Я уже начала привыкать к немым монологам и паузам, которые создавались каждый раз, когда они входили в мою Обитель.
В этот раз заговорил мой прадедушка, спросив меня:
— Разве ты не хочешь прочитать или хотя бы перелистать эти дневники?
— Спасибо, это уже пройденный материал не представляет собой уже никакого интереса для меня.
В глазах троих было огромное удивление, кроме 2-го нового персонажа.
Вот как раз его персона меня очень даже заинтересовала, он был непонятен мне, в нём было что-то такое, что выделяло его от всех обычных людей. Объяснить это очень трудно, то что, его аура как-то образом соединилась с моей, и произошёл какой-то контакт между нами, но я это не могу определить и объяснить словами. Смотря на меня, его взгляд проходил сквозь меня, у меня создалось такое ощущение, что он видел меня насквозь.
Отойдя от шока, как я назвала состояние 3-их, в котором они пребывали, удивляясь чему то.
Дедушка сказал, что здесь есть столовая, и Дмитрий проводит меня туда.
Ага, Дмитрий, это наверно с кем я все время общалась по телефону, подумала я, услышав его голос, я узнала его, когда он только что представился, им и оказался этот интересный 2 новый персонаж. Почему-то 1го персонажа мне так и не представили, моего мучителя с халатом.
В этот раз он держал опять халат в руках, но уже совсем другой. Я опять начала немножечко скажем так злиться, думая, что на меня сейчас опять будут надевать халат, и если он опять будет колоться, я откажусь его одеть, подумала я.
Мой мучитель, всё-таки надел на меня халат, к моему удивлению он не кололся, был просто только тяжелый
Спасибо кто бы ты ни был, подумала я, всё-таки есть здесь и не бракованные халаты.
Мои дедушки с моим мучителем, вышли первыми. А мы за ними с Дмитрием, выйдя из моей Обители, все пошли направо по коридору. А мы с Дмитрием немного приостановились, первым начал разговор Дмитрий.
— Вы знаете, когда я был в лесу на охоте, то я увидел зайчика. Мне ужасно не хотелось его убивать, у меня были вопросы; что зайчик думает? что за жизнь у него? бегать плодиться и кушать, и это всё? Неужели это его основная цель в жизни?! спрашивал я себя.
Посмотрев на Дмитрия, в себе ли он? я долго не могла понять к чему этот странный и пустой разговор? перебив его на полуслове, спросила
— Дмитрий, скажите мне, пожалуйста, а можем ли мы через библиотеку идти к столовой? а не по коридору, где все двери закрыты.
Уточнив для себя при этом, что как я понимаю, 20 век всех стран тоже связан между собой только дверьми. Я еще тогда поняла, когда шла по коридору в мою так называемую обитель.
Если ты выбираешь дверь Страны, в которую ты вошел, и идти все время прямо, то ты идешь через века. Каждый новый век разделяется дверью с надписью века, а если войти идти вправо или влево, то разделяющие двери с надписью другой Страны, государства.
Логически всё это соединив в одну нить, зная, что мы находимся в 20 веке, начиная с 1900 года, как гласила надпись.
— Дмитрий Вы не беспокойтесь, меня интересует только 20 век с 1900 года, возможно ли сделать наш путь к столовой, как прогулку по странам для меня?
То, что Дмитрий рассматривает меня всё время, я уже стала привыкать, ответил он через минуту, как будто долго думал и с кем-то советовался.
Хотя рядом никого не было.
— Да можно. Пойдемте.
Так мы вошли в первую страну, стеллажи на которых стояли дневники, были все из того же материала, что и контейнеры, в предельной чистоте. Я даже не буду говорить, зачем время зря тратить, и так всё видно стерильно.
Уже находясь внутри, опять произошла «мутация»- как я стала называть моё состояние. Я стала подходить и гладить книги, а вот теперь, у меня потихоньку от рук кистей, начиная уже все руки, были в этом же состоянии, как и голова. Мутация распространялась. Пройдя два стеллажа, и погладив книги, я почувствовала ужасные, непонятные и неприятные ощущения я даже обернулась. На меня смотрел Дмитрий, его взгляд дифференцировать и объяснить невозможно, это не был взгляд человека, это было что-то такое, с чем я еще никогда не сталкивалась. Он не только смотрел сквозь, теперь он меня, разбирал на молекулы, атомы, и всё что можно. Так я это почувствовала, и чтобы отвлечь его взгляд, начала говорить ему про зайчиков, о которых в самом начале он начал рассказывать мне.
Почему бы ему не написать книгу? об этом зайчике, о его жизни, что потом произошло? с этим зайчиком. Что он думает об этом зайчики и его судьбе?
Всё это время, отвлекая его разговором про зайчика, я проводила руками, касаясь дневников, переходя от одного стеллажа к другому.
— Дмитрий вам обязательно надо написать книгу, это же будет так интересно, ведь его судьба очень сложна, он маленький, такой безобидный, его могут съесть дикие звери. Обязательно напишите рассказ об этом зайчике, кстати, а что с ним потом произошло? когда вы встретили его на охоте?
— Я его поймал, и принес на кухню, его потом пожарили, сам-то я не люблю зайчатину, съели другие.
— Ну, вот вы видите, это же интересная история, обязательно напишите, я буду первая, кто захочет прочитать ваш рассказ.
В этот момент, когда я стояла у очередного стеллажа и гладила дневники, прибежал опять этот сумасшедший с халатом.
Да что ж такое? сколько еще халатов я должна надеть примерить, и на фига все это мне? Я была злая, да еще меня и отвлекают от такого нужного процесса, которым я занята на данный этап.
Пока я переодевалась в новый халат, то моя мутация решила отдохнуть немного и отпустила меня, на протяжении этого времени пока этот сумасшедший стоял рядом.
Он был явно сумасшедшей и был так возбужден, что у него на лбу появлялись все новые и новые капельки пота не-а, он был очень-очень перевозбужден. Был мой диагноз, этому сумасшедшему моему мучителю.
В этот раз халат был не только тяжелым, но и холодным по ощущению, хм непонятно? и ударял током, что-то наподобие маленьких, не ощущаемых разрядов, почти незаметно в нескольких местах одновременно.
Посмотрев на моего мучителя, и увидев его молящий взгляд, оставила халат на себе, так уж и быть, сжалилась я над ним.
Увидев, что я не предпринимаю попыток снять халат, он обрадовался как маленький ребенок, который увидел в первый раз море.
Пока мы играли в игру надеть или не надеть халат, и всё-таки надели халат, подошел еще один молодой человек.
Что-то шепнув Дмитрию тихим голосом, представился.
— Меня зовут Димитрис.
— Очень приятно, Саша.
— Я заменю Дмитрия, останусь с вами вместе, ему нужно идти, у него срочные дела…
— Хорошо
— Я не прощаюсь с вами Саша, мне было с вами очень приятно познакомиться.
— Обоюдно, и не забудьте написать рассказ о зайчиках.
— Обязательно, как только я буду у себя на месте, начну писать про зайчика рассказ.
— Еще раз спасибо. С вами было очень интересно общаться, вы не такая как все, я это чувствую. Буду очень рад стать Вам другом.
До встречи.
— Спасибо, взаимно Дмитрий.
До встречи.
Дмитрий с сумасшедшим моим мучителем удалились. А мы с Димитрисом пошли дальше, вот только Димитрис по моим ощущениям был копия Дмитрия, такой же взгляд сквозь меня, так же разложение меня на атомы и молекулы.
Да интересные люди здесь находятся, и наверное, скорей всего живут тут.
Через 10 минут нашей «прогулки» так называемой, Димитрис остановился, сказав, что у нас осталось только 10 минут. При этом мое ощущение, что меня разбирают на атомы и молекулы, в довесок еще всё это под лупой, вместе с телескопом в придачу, меня не оставляло.
Стоп, что он сейчас сказал, 10 минут? так мало времени осталось быть тут, в этом мире правды истории, искренних сокровенных мыслей людей, изложенных на бумаге, нет только не это, я не хочу уходить нет, нет, и ещё раз нет!
Взрыв моего мозга и всего тела произошел почти одновременно. От головы шли потоки импульса, которые я не могу определить, это было, что-то новое, начало этапа. Импульсы пошли в руки, из рук назад в голову, из головы обратно в руки, также и ноги имели какую-то свою определенную функцию, при этой «мутации» сейчас я потеряла контроль, не только над головой, руками, ногами, я лишилась своего тела.
Кто управлял моим телом? не знаю, по крайней мере, я была только гостем, которому разрешили посидеть в уголочке с открытыми глазами и молча смотреть на окружающую среду. Мутацией это уже не назвать. ЭТО было превращение, самое, что ни на есть в «робота» машину? Какое слово есть на свете, чтоб определить это состояние? не знаю. В нашем веке в 1937 году объяснения сему НЕТ.
Чем Ближе к конечной цели нашего путешествия мы подходили, я уже не прикасалась к дневникам, а просто медленно, медленно двигалась к выходу из святая святых, и тем больше мое тело походило на оболочку, содержащую в себе микроорганизмы под названием «вирус-паразитик» несущую в себе функцию заражения равное характерным положительным чертам человека. Хочу все прочитать увидеть и потрогать, оставив при этом везде свои отпечатки пальцев. Вырвавшись в наружу, покинув свой Капсид, он распространился и занялся своей непосредственной обязанностью, как велел ему главный организм. Для нормального человека, если б он мог это видеть, выглядело бы как обычный туман внезапно наступивший и покрывший собой все вокруг. К моей большой эгоистической радости никто на земле не мог видеть, то, что наблюдала я. Когда оставалось два шага от выхода, мой паразитик превзошел самого себя, в секундной скорости пролетев насквозь ближайшие стеллажи с дневниками. Выходя с Димитрисом из архива, он успел вернуться на свое место, а точнее в мое тело.
Уф большой выдох 3 раза еще «уф», «ой» и я счастливая обладательница своего измученного тела.
За все это время, в состояние в котором я находилась, я совсем забыла про Димитриса, и только вернувшись в саму себя. Увидела его глаза. Это было нечто. Такой же взгляд был у Дмитрия, только на сей раз, глаза его были не живые, не как у человека. Они не выражали ничего абсолютно, в них была пустота леденящая душу, и в то же время, она меня не отторгала, наоборот притягивала. Он также как и Дмитрий возбуждал во мне огромный интерес к ним. Они были не такие как все. От них исходило что-то чужеродное, с другой стороны я знала и чувствовала, что они меня никогда не предадут. Также как с Дмитрием между мной и Димитрисом произошел точно такой же контакт нашей Ауры, если так это можно назвать. Скорее всего, это было слияние нашего разума не подсознательно от нас действующего. Я чувствовала, что они оба кладезь содержащей информации. На непонятном мне уровне. Свой интерес я естественно не показала ему, и решила ничего не спрашивать и не говорить, а просто идти рядом.
На протяжении всего времени, немого диалога между нами, его глаза стали опять глазами человека, а не мертвой материей отвергающий и холодящие душу.
Входя в столовую, я заметила, что его движения стали медленными. Подведя меня к барной стойке, где должна была я сделать заказ, он сказал:
— Саша, извините меня пожалуйста, но я должен буду Вас покинуть. Сделайте ваш заказ, и займите свободное место, вам все принесут. Простите меня, что я не смогу Вам составить компанию ваш дедушка подойдет попозже. Я очень сожалею, что у меня было мало времени с вами пообщаться, но я надеюсь это когда-нибудь наверстать. Я был очень рад встретить вас.
— Взаимно Димитрис. Мне было очень приятно в вашем обществе прогуляться. Я верю, что это не последняя наша с вами встреча. Всего вам хорошего, и до свидания.
— Я буду очень рад, когда вы нас еще раз посетите, мы будем вас ждать. Необычная и прекрасная леди, до встречи!
Сделав заказ, я села на диванчик в самом конце зала и стала ждать. Перед этим спросив разрешения у девушки, которая уже сидела за этим столом, так как это был единственный стол с диванчиком, и мне захотелось сесть именно за этот столик, показавшимся мне очень уютным местом для трапезы. Спросив что-то не столь важное у девушки, не дожидаясь ее ответа, я отключилась, правильней будет сказать, меня отключили, занавес.
Мне снилась библиотека. Я летала между стеллажами как птица, не было никаких преград, покой и соединение с внутренним миром библиотеки. Я порхала от одной полки к другой от одного стеллажа к другому. Сколько длилось по времени всё это, ответить не смогу. Но знаю точно, длилось это долго, налетавшись вдоволь, я заснула, сон во сне такое бывает иногда у меня.

— Львенок, львенок! Проснись! сколько можно спать?
— Дедушка ты? А сколько времени? Что случилось?
— Да. Никогда не думал, что ты можешь так долго спать, ты проспала 12 часов,
— 12 часов? не может быть, сразу подумала я, так долго правда никогда не спала за всю свою сознательную жизнь.
— Иди, приведи себя в порядок, тебя проводят, и возвращайся в столовую. Надеюсь, от завтрака ты не откажешься.
— Наоборот дедушка. Принесите всего-всего, да побольше, я готова съесть слона, медведя и мамонта в придачу.
— Иди уж Анаконда, приводить себя в порядок.
— Все меня уже здесь нет. Вернувшись столовую, позавтракала. Это был не завтрак, а обед ужин еще раз Обед, еще раз Ужин и три завтрака в придачу.
Даже у моих дедушек лопнуло терпение, они удалились устав меня ждать, и смотреть, как я глотаю пищу.
После завтрака обеда ужина полдника и всё что называется в виде обозначения связанное с приемом пищи. На вопрос, чем бы я хотела сегодня заняться? после того как я сказала, что сегодня читать я не буду. Ответила, что я хочу сегодня идти на охоту. Моя любовь к холодному и горячему оружию, как я назвала огнестрельное оружие, была велика. Охоту я очень любила. Описывать охоту я не стану. Как всегда интересно и очень поучительно, потому что я в первый раз завалила медведя, не сделав при этом ни одного выстрела. Как я раньше уже писала в своем дневнике, у меня были металлические пластинки, которые я прозвала звездочки с очень острыми наконечниками, а также трубочки, которыми пользовались индейцы, запуская свои иголки с отравленными кончиками, но в модернизированной обработке. Звездочки специально изготовленные для меня.
Вначале Медведь получил три иголки, сильнодействующее снотворное, после этого были запущены мои звездочки. Ладно, я же не маньяк записывать мои действия во всех красках. Медведь заснул и забыл проснуться, скажу так.
В этот раз я спала в своей Обители, куда меня привели в первый раз. Сон в этот раз был сказочным, мне снились сады с экзотическими фруктами, овощами также экзотические растения, которых я никогда еще не видела в реальности. Всё напоминало как сказку. Растения, экзотические деревья походили на мечту поэта, который хотел бы оказаться в этом месте и писать свою поэму о любви и дружбе, мире на всей Земле. Такие места заставляют быть тебя откровенным, чистым, открытым всему миру, и видеть звезды в цвете радуги, с нежным ветерком, ласкающим тело.
Быть самим собой! Мне не хотелось просыпаться, я хотела, чтобы это длилось вечно.
Две ночи проведенные в этом странном удивительном месте, были незабываемы.
Наутро собралась вся моя семья. После совещания, на котором меня не было, был вынесен вердикт. Сегодня мы покидаем сие гостеприимное место. Все члены моей семьи выглядели очень напряженно. В этот раз меня рассматривали абсолютно все, никак зеленого папуаса в крапинку и никак слона с яблоками и грушей, а как маленького годовалого ребенка, сказавшего первое слово мама папа дедушка бабушка дядя тетя сестра и брат одновременно. Вдобавок спел Арию Шаляпина, Станцевал лезгинку, и случайно задел рукой, фамильную драгоценную вазу, которая упала, но не разбилась, попросив прощения на китайском и японском языке, при этом напевая песенку Утесова «Крутиться, вертится шар голубой …»
Немые диалоги, монологи, стали уже как привычкой у всей моей семьи. Да мне надо быть осторожней, я вообще ничего не скажу, что со мной происходило, и что я чувствовала. Не буду их пугать, а то они меня еще в больницу положат с неопределенным диагнозом, когда мы вернемся домой. Хватит и того, что для них было как откровение, моего дара, все стопроцентно помнить и запоминать то, что мне нужно. Хотя мне поначалу было трудно информацию сортировать и раскладывать по папкам. Нужен, не нужен, выкинуть, отложить, со временем я привыкла и выработала уже точный определённый подход к этому делу.
Ооо Ааа хмм кто же из вас заговорит первым? Ждемс… Оо… Мама начала говорить первой:
— Александра, сейчас мы все уходим, только твой прадедушка решил остаться здесь. Так что ты попрощайся с ним, вещи уже все собраны, мы пойдем вперед, прадедушка проводит тебя до выхода, догонишь.
— Да конечно до-го-ню ……
Обратный путь описывать нет смысла, почти той же дорогой мы вернулись назад. Забрав дядю Мишу и Ивана, ответив на вопрос, где наш прадедушка остался?!
Где? Где? конечно в лесу.
Встретил Алексея (2-го охотника) и решил остаться, старенький, мол, еще раз такой длинный путь не выдержит. Решил свои последние года провести в лесу на лоне природы. Что еще нужно пожилому человеку? Правильно, спокойствие и тишина. А вот Алексия с сыном мы и вправду встретили. Если бы я не знала историю о царской семье Николае 2-м об их трагическом конце. Он очень был похож? хм, Алексей и его сын на Алексея, да бывают двойники в жизни. Они так и остались в лесу, наверно ждали пока мы не уйдем и заберем дядю Мишу с Иваном…
Обратный путь я была, где то там вдали. Всю дорогу я молчала, мои родственники даже не предпринимали никаких усилий со мной поговорить, чему я была очень рада. Только пару раз пустых фраз обменялись мы за все это время…
Привет! любимый Ленинград, мы приплыли…

Марк 1938 год октябрь

Сегодня арестовали Луну, нашу звездочку, да что ж такое делается? Как ни странно обыска не было, просто пришли и арестовали. Больше всех возмущались мы персонал, который здесь живет или работает, приходя сюда, и больные находившиеся рядом.
С 1937 года пациентов у нас поубавилось. Алексеюшка переехал к Игорю Святославовичу, они с женой жили недалеко от центра. Практику он проходил у отца, отец теперь работал в больнице постоянно. В доме осталось только пару больных, из приходящего персонала была Фёкла-свёкла, стервозная это баба, как таких еще земля держит? ну и характер. Свят Александрушка батюшка наш, и Лунушка пожалели эту стерву, взяли на работу. Муж ее, у нас лечился еще в 17 году, я его хорошо помню молчаливый, и очень добрый, вот он и попросил за свою жену, нет ли работы у нас в доме для нее? Так как жили они недалеко от нас, естественно это было удобно не надо далеко ездить. Сам-то он на Путиловском работал, а жена как неприкаянная везде долго не уживались. У них были две дочки 15 и 16 лет, вот и не хватало им денег, слава Господу, что дочки были хорошими и добрыми, в отца характером пошли.
Да что ж я всё о них, тут горе то какое, а я об этой свёкле всё пишу, кстати — где она целый день? ее не видно и не слышно, ох не к добру все это, такое затишье с ее стороны.
— Свят Александрович. Да что ж такое делается? Вы все так спокойно сидите и ничего не предпринимаете.
— Маркушка пожалуйста, не паникуйте не надо всех будоражить, там разберутся, спокойствие главное спокойствие, без паники, всё равно сейчас никто из нас ничего не сможет сделать в данной ситуации. Ни в коем случае не говорите об этом моей дочери, надеюсь, вы меня хорошо поняли? это не просьба, предупреждение, для всех кто здесь находится сейчас.
Слышите, моя дочь не должна об этом знать, ни в коем случае, это касается всех без исключения. Те, которых здесь нет, предупредить срочно. Maрк передайте мою просьбу.
— Александр Сергеевич свят Александрович, может Михаилу позвонить? он же работает в этой организации, поможет нам, совет даст, он же друг семьи.
— Мы никуда звонить не будем, и вам запрещаю. На этом давайте закончим беседу, у вас что, больше дел нет?
— Ну да, ну да, как так можно?
Я, то пойду, но ведь это, ваша жена Лунушка, сердечко наше.
— Маркушка! Любезнейший, все разъяснится скоро, она ни в чём не виновата, это какая-то ошибка, просто бред, всё будет хорошо, не беспокойтесь. Я очень надеюсь, что ее скоро отпустят. Кстати, а вы не видели Фёклу? У больных не поменяли постельное белье, а это входит в ее обязанности.
— Нет, не видел, сам ее искал, где-то целый день шандарыхтается эта свекла. Ужас, а не баба.
— Марк! Я вас попрошу без таких комментариев.
— Хорошо. Хорошо я пошел, поищу ее, а если не найду, то я сам поменяю.
Ох, мне эта жее-нн-щи-на, тьфу.
В этот день я так Фёклу и не нашел. В доме было необыкновенно тихо, хоть успокаивал меня и всех, Александр Сергеевич, но спокойно спать никто не мог. Постоянно кто-то выходил во двор, на протяжении всей ночи, даже я, раза три выходил. Если б в доме стояли иконы я бы помолился. В доме не было принято ставить иконы в углу, их вообще не было здесь никогда. Не потому, что пришла Советская власть, и в Бога перестали верить. Наверное, у них другой бог или вера? Ой, даже не знаю как описать, веру которую, они скрывают. Я как-то раз слышал, что они говорили про какие-то Узы крови, и собратьев, и что они под этим подразумевают? я так и не понял. То, что я отношусь к хранителям истории это одно, а вот Узы крови, Вера, Дружба на века. Распознавание своего, это было что-то совсем другое, о чём я ещё не знаю.
Вот и меня взяли в дом и оставили, доверяют как собрату по крови. Но я точно знаю, у меня таких родственников не было, и нет. Быть их собратом для меня огромная честь, я этим горжусь, да мне всё равно, кем они меня считают, лишь бы только не выгнали. Собрат звучит очень приятно для меня, иметь таких родственников значит быть счастливым человеком, тебя никогда не бросят в беде.
Поэтому не мог понять, почему никто ничего не предпринял, когда на следующий день Лунушка наша, так и не вернулась. Зато пришла свекла Фёкла, стала как всегда все вынюхивать, узнав что Луну арестовали, в ее глазах я увидел радость, вот стерва баба ей дали работу все время ей помогают, она радуется, как так можно? Убил бы суку. Зачем они здесь вообще ее терпят и держат стервозину, не понимаю…
— Дура баба, а ну замолчи цыц, кому я говорю. Сашенька пойдем, не слушай ее, твоя мама просто как всегда уехала ненадолго, и скоро вернется.
— Марк почему она сказала, что маму арестовали, это правда?
— Да не слушай ты эту бабу, злой у нее язык, брешет она, мелет все без разбору.
— Марк посмотри мне, пожалуйста, в глаза.
— Да, что ты Сашенька, неужели я тебе врать буду?
— Врать может, и не будешь. Но..хм.. так прямо, только как раз сейчас ты стараешься это сделать.
— Да господь с тобой Сашенька, прости меня грешного ты это ну просто, о — Владимир тебя зовет, слышишь?
— Слышу, слышу, пойду, посмотрю, что он хочет.
— Иди, иди солнышко, тьфу пронесло вроде, а взгляд, у нее какой? не львенок, а Львица целая, аж до костей мозга меня пробрало ох. Подросла, наш маленький воин….

Марк 1938 октябрь

Прошло 2 недели. Луну через 3 дня отпустили, даже на машине домой довезли до самых ворот. Зато нашу непутевую Фёклу забрали, ведь это она стерва написала донос. Лунушка ходила к Михаилу он работает в НКВД, друг нашей семьи, просила за нее, чтобы ее отпустили и не наказывали (добрая душа) ее продержали там три дня для острастки, чтоб был урок на будущее, и больше не занималась гадости всякие нехорошие делать хорошим людям. Оказывается у Михаила, было всё под контролем, что касается нашей семьи. Просто когда забрали Луну, его в городе не было, а как только он появился, то Луну сразу отпустили.
За эти три дня, мы не находили себе место, абсолютно все в нашем доме, все старались казаться спокойными, и не показывать на людях свое волнение, но это чувство напряжения в атмосфере было во всех нас. Дед няня увез Сашу сразу на дачу к Дедушке, он там жил постоянно, и здесь появлялся очень редко, так целую неделю, они там жили.
Саша очень повзрослела она ходила во все кружки, которые только были, такие как юного радиотехника, прыгала с парашютом с вышки наравне с бойцами Мишиной организации. Получила значок снайпер РККА, сам Михаил на грудь приколол, со словами горжусь тобой моя будущая невестка. (За ней ухаживал его сын Игорь). Вообще мне не нравится, что она все время занимается не девичьими делами, как все девушки, а с его бойцами наравне тренируется. Она все время с Михаила не “слезала” пока он не взял ее к себе на тренировки, за это она обещала учить его бойцов иностранному языку, которые она знала в совершенстве, и радиоделу.
Это любовь к технике, наверно передалась от Владимира, старшего брата Луны. Что за спецшкола, куда она ходила, я не знаю, что-то связанное с НКВД.
Михаил уже в звание капитана мы все вместе отмечали это событие.
Я рад, что в доме опять стало все на свои места, и это ужасной свеклы теперь нет рядом. Пусть работает где-нибудь в другом месте, подальше от нас. А я женился на медсестричке, с которой мы вместе, уже давно здесь работаем. Она наконец-то согласилась стать моей женой, я счастлив, что еще нужно человеку? большая семья и верная жена.

Марк 1941 июнь

Сегодня на неделю приехали близнецы, 18 июня они уезжают в сторону Бреста. Два капитана танкиста, за Испанию они оба получили Орден Красной Звезды. Алексей Александрович работает врачом в больнице вместе с отцом. Редкий гость теперь. Луна постоянно, куда-то уезжает по своим делам, вместе с Владимиром. Саша и дедушка Няня тоже все время, где то пропадают. Зато сегодня почти вся семья в сборе. Неделя пролетела незаметно. Все пошли провожать братьев на вокзал, а я остался со своим малышом ему уже 2 года. В правом флигеле наша «правая рука” теперь пусто, там живем мы с моей женой и малышом.

Марк 22 июня 1941

Вся семья кто был в доме, собрались у радио и слушали.

Граждане и гражданки Советского Союза!

Советское правительство и его глава тов. Сталин поручили мне сделать следующее заявление:

Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие…………..

Голос Молотова, стоял в наших ушах. В это не хотелось верить.
Моя жена начала причитать
— Да что же такое, что теперь, с нами будет? у нас же договор.
Слова так и сыпались как водопад из ее уст. Все мы были возбуждены, и потеряны, у всех был один только вопрос.
Что нас ожидает? и только Саша холодным и спокойным голосом сказала.
— Я к дяде Мише пошла, буду просится на фронт, там мое место.
Такой реакции родителей я не ожидал, вместо того чтоб сказать, ты девушка и тебе там не место, да все что угодно лишь бы она выкинула из головы эту идею. Дед няня как бы озвучил общую мысль.
— Иди, воюй, твой первый экзамен будет сама жизнь. Посмотрев на Луну, и найдя одобрение его словам, он продолжил.
— Я не успел научить всему, что я знаю, но я верю, ты готова, хоть и не готова одновременно, моя наука учения Воина длиться 20 лет. Ты была лучшей моей ученицей, тебе не хватило пару лет, экзамены которые я должен был у тебя принять, будет принимать Война со своими правилами. Сегодня я уезжаю, но я не прощаюсь, мы увидимся, я был рад учить тебя. Я наслаждался тем временем, когда был рядом с тобой, получал очень много приятных впечатлений. Иди наш маленький Воин и стань “большим” лучшим Воином, мы все верим в тебя.
Что он подразумевал? имея в виду 20 лет, меня сбило с толку. Как можно так долго учиться на воина? почему воин, а не боец красноармеец? В наше время так никого не называют почти, да где на свете такое образование, что нужно 20 лет учиться? непонятно. Но эти вопросы я оставил для себя, когда-нибудь может быть, я узнаю правду.

Марк 1946 Май

Сегодня огромная радость, наш Генерал полковник Александра Александровна, приехала к нам в гости, она теперь живет в Москве со своим мужем. Свою форму она одевает редко, даже не так, она ее не носит, только в тесном кругу. Секреты, секреты, секреты вокруг нашей семьи, всегда Секреты….
У нее полный Иконостас, 6 раз Герой Советского Союза, 4 раза Орден Отечественной войны I степени, Орден Красного Знамени, орден Ленина. Не буду перечислять полный список, все награды, что есть, она уже получила, и если бы она их носила все, нужно было три мундира одевать. Наша гордость!
Здесь я не описываю все годы войны, которые касаются нас домочадцев, про блокаду, про ужас бомбежек, эта информация в другом дневнике, что касается нас. Здесь только все, что связано и касается Сашеньки.
— Маркуша дорогой, а где твой сынуля?
— Да с волчонком, где то бегают, назвал потомство Волка – Волчонок, и теперь они все вместе куда-то убежали с сиротками.
— Сколько раз тебе говорить, они не сиротки, мама их усыновила, и теперь они такие же члены семьи, как и все.
— Извини Саша! Я не против, просто жалко мне их бедненьких, такое пережили врагу не пожелаешь.
— Марк они уже 3 года в нашей семье живут, а ты все сиротки да сиротки.
— Извини Саша, просто столько детей в нашей семье появилась, со времени войны, мне так легче их называть. Фёклы тоже двойню свёкалки прозвали.
— Ох, Марк не меняешься ты совсем.
— Да я что, я ничего.
— Ладно, не ворчи. Я ведь тебе кое-что привезла, я же знаю, что ты любишь читать, и так давно просил, сейчас время подходящее нашла и решила тебе привезти.
Не буду тебя предупреждать, что это всё нужно хранить в строжайшей тайне. Ладно, не сердись, знаю ты как могила. Пошли чемодан стоит в моей детской комнате, теперь он в твоем распоряжении на время, ты знаешь, куда его потом поставить нужно будет.
Я не пошел, полетел, я уже знал, что меня там ждет.
И вот в моих руках, наконец-то долгожданный дневник Сашеньки, нашего львенка, Львицы это уже больше подходит….

22 Июня 1941 (Львенок)

Еще во время речи тов. Молотова, я уже поняла, что мне нужно делать.
Попрощавшись с дедушкой няней мне стало грустно, 18 лет мы были неразлучны, он был моей тенью, бок о бок мы прошли сквозь года. На какой срок мы с ним расставались, не знал сейчас никто. Сейчас входило в силу главное правило. Первый закон Воина. Не задавать вопросы, а делать чему тебя учили, воевать! почему он уходит из семьи? и прочие мысли, сантименты, уходили на задний план.
Родина в опасности, Советскому народу угрожает коварный враг, и мой долг быть там на фронте, и воевать не жалея себя.
Первым делом я пошла к дяде Мише на работу, не застав его на работе, решила сходить к нему домой, к моему удивлению он был дома. Оказывается его старший брат уходил на фронт и приехал попрощаться, они все собрались его проводить. По напряженной обстановке, я поняла, что сейчас, он не будет, со мной разговаривать.
— У меня нет времени, потом все потом. Был его ответ на мой вопрос. Я решила отложить на день, зайти завтра к нему опять на работу. Провожать меня пошел Игорюха.
Разговор начал Игорь с таких слов:
— Саша будешь меня ждать?
— Буду.
— Ты выйдешь за меня замуж?
— Мы с тобой уже разговаривали на эту тему.
— Хорошо, хорошо, только не давай мне сейчас никакого ответа. Давай, когда я вернусь, мы поговорим с тобой еще раз на эту тему.
— Игорь, почему ты сейчас задаешь мне эти вопросы, ты что, уходишь на Фронт?
— Да я ухожу. Я уже предупредил отца, чтобы он присмотрел за тобой.
— Игорь, я уже взрослая девочка, сама за себя могу постоять.
— Вот этого я и боюсь, ты слишком взрослая не по годам.
— Игорь ты меня всего на 2 года старше, рассуждаешь как старик.
— Я знаю, зачем ты сегодня приходила, ты приходила ни ко мне, к моему отцу. Это ведь так? Можешь не отвечать. Я попросил отца, чтобы он тебя в отряд не зачислял ни в коем случае.
— Ты не имел право решать за меня, я же за тебя ничего не решаю.
— Саша прости, но девушкам там не место, это спец. отряд спец. бойцы, с военной подготовкой. Ты все время лезешь не в свое дело.
— Ты считаешь, что преподавать в школе я могу, воевать нет? это твое мнение?
— Одно дело радиодело, языкам учить, другое дело воевать.
— А ты не забыл ли дорогой, что я лучший снайпер в школе. У меня больше всех прыжков на парашюте, это тоже в счет не берется?
— Саша я не хочу с тобой ругаться, но прыгать и стрелять, это не все, чем мы занимались в отряде.
— Конечно, понятно, на бег с препятствиями и рукопашку, вы меня с собой не брали. А младшего сержанта НКВД я получила просто так, потому что, папа твой думает, что я буду твоей женой, ты это хотел мне сейчас сказать?
— Саша, давай пожалуйста, не будем ругаться, ты придешь меня завтра проводить? Я ухожу завтра.
— Товарищ младший лейтенант, так точно, будет выполнено, я приду.
Во первых, я не ругаюсь просто рассуждаю.
-Ты опять все иронизируешь.
— Во вторых
Дорогой друг! Все будет хорошо. К этому времени мы уже подошли к воротам моего дома.
— Береги себя Игорь! Спокойной ночи до завтра.
— Постой Саша, ты так меня не поцелуешь?
— Сдался тебе этот поцелуй, завтра, завтра.
Сегодня проводила Игорюшку на фронт, в первый раз поцеловала его в щечку, а потом.. в общем выпросил он у меня свой первый поцелуй, в этот раз я не смогла ему отказать, повод был слишком серьезным…
Как сейчас мои братья, где они сейчас? их танковая бригада была расположена около Бреста, а по сводкам совинформбюро, можно и дураку понять, там самое пекло.
Месяц дядя Миша гонял меня и отмахивался от меня, как от прокаженного черта.
В середине августа я пошла ва-банк и 3 дня сидела под окнами его дома. На работе у него, меня уже не подпускали и близко к зданию, гоняя меня как собаку дворняжку. Кто не выдержал первым? Непонятно, его жена или он сам, в 3 часа ночи, меня позвали в квартиру.
Войдя в квартиру, я поняла, сейчас будет очень серьезный разговор, поэтому его жена привела меня сразу к нему в кабинет, попросив своего мужа не очень ругать меня, за мои выходки.
— Не буду тянуть лямку, скажу честно, достала ты меня Саша, ты мне уже поперек горла сидишь. Если б не моя дружба с твоей мамой и твоей семьей, я тебя выпорол как сидорову козу, и посадил бы на пару деньков, чтоб подумала, как себя следует вести, в такой организации, где работаю я, и где ты, считаешься младшим сержантом.
Да, да считаешься и только. Моя бы воля, я тебя бы близко не подпускал на пушечный выстрел. Сверху был приказ.
Не смотри на меня так, что не знала?
Это не моя инициатива тебе “разрешить находиться” у нас в школе, твоя персона вообще исключение из всех правил у нас в организации. Получила право посещать почти все занятия, кто-то сверху дал приказ. Я выполнял приказ. Сегодня пришла директива насчет тебя, ты зачислена в отряд моего сына. Игорь меня просил за тобой присмотреть, вот теперь пусть сам и присматривает. Пойдешь радисткой, тебе это очень хорошо знакомо.
— Есть товарищ майор, будет выполнено товарищ..
— Уходи с глаз моих долой. Саша, береги себя, пожалуйста. И перестань ерничать.
— Дядя Миша, Вы самый лучший. Спасибо вам огромное.
— Завтра точнее уже сегодня в 6 утра на аэродроме, знаешь где, ты полетишь на место дислокации отряда моего сына. Мой друг летит в ту сторону и он разрешил мне, взять тебя с собой, не пуха ..
— Спасибо огромное. Товарищ майор, присмотрите, пожалуйста, за моей семьей.
— Иди у тебя осталось мало времени, тебе еще нужно попрощаться с семьей…
Не буду описывать полет приземление, как добиралась до отряда, и даже не буду описывать встречу с Игорем. Он был зол, нет не так, он был очень зол. Игорю нужен был радист, вот он и получил в моем лице и радиста и снайпера в придачу.
Надо было видеть лицо майора командующим батальоном, точнее то, что от него осталось, особиста старшего лейтенанта, да еще балабола -комиссара. Со словами, зачем девчонку прислали? и типа бабам тут не место.
Мне 19 и я взрослая, вызвал у всех смех. Я что виновата, что молодо выгляжу, да еще Игорь подлил бензинчику в костер, сидела бы дома, мол мужики и то ели на ногах стоят, и все в том же духе. Да и в отряде все натренированные, а мне рацию тащить придется, самое малое 10 км и они ради меня темп менять не будут, если сорву задание, по головке не погладят и.т.д.
Испугали 15 кг для меня с детства как карманный ножичек, а моя рация в комплекте весила не более 10.
Пройдясь по окопам и траншеям, только сейчас поняла весь ужас войны, и куда я попала, какую ответственность я на себя взвалила. Правда была жестокой, детство кончилось!
Я младший сержант спец. отряда НКВД, причисленной к военной разведке, в отряд входило 4 человека, я была пятой. Сейчас вся наша группа ждала в землянке подтверждения на выход, уже все спланировано, осталось только еще раз проверить наше вооружение, рацию, карманы, документы письма и все личное оставить.
Шутки в сторону, мое первое задание и я немного нервничала. Саперы должны были очистить путь, мы переходим линию фронта ночью. У фрициков двойная траншея, все уже выучили план действия перехода в данном участке, ребятам не впервой, а мне нужно было детально все по полочкам разложить, я всю информацию слушала очень внимательно, отмечая для себя каждую мелочь, связанную с предысторией. Почему именно наш отряд решили послать? 2 отряда войсковой разведки уже не вернулось, поэтому решили послать нас, вот это уже настораживало, но как я заметила только меня. Хотела вставить свои 2 копейки, меня сразу Игорь одернул, им мол не впервой, а я тут никто и звать меня лопух, и не лезь не в свое дело, тут взрослые дяди думать умеют. Соблюдай субординацию и так далее. Мои мысли вслух, что нельзя идти проторенной дорогой, надо совсем в другом месте выходить, не нашли одобрения.
К черту, бред и только, 5 км разницы от места первых отрядов выхода, они считают другим местом. Да и вообще, кто этот план составлял? Тут, что у первых, что и вторых, одна дорога, вот и наш план копия их, плюс минус 5 км.
— Игорь, неужели ты не видишь этого? только и смогла спросить. А в ответ.
— Что страшно? я же говорил не место тебе здесь, у страха глаза велики.
Тфу три раза, ну что за человек. Да я сейчас нервничаю, первый мой выход, но мой инстинкт говорит ой ой, не нравится все это. Я пришла воевать, а не тупо погибнуть, пусть враг мрет и дохнет.
Все выход сигнал получен.
Линию фронта через окопы и траншеи мы проползли без проблем. Уже в лесу Игорь сказал.
— Вот видишь, все обошлось, а ты боялась.
Да все-таки, он не понял, что я имела в виду. Какие подозрения у меня были по этому плану, что касается нашего пути, я решила сейчас не тратить попусту слова. Мои опасения не касались прохода линии фронта, на боевом участке, а касались дальнейших наших действий, по разработанному плану карты, по которой мы шли. Да сейчас проблем нет, все спокойно, мы даже смогли углубиться в немецкий тыл на 5 км. Вот как раз через 6 км и началось, чего я так боялась.
Да как по сценарию, вы гуляйте 5 км а на 6 й, вот вам сюрпризик, в виде, нехорошо в гости без разрешения ходить, дверь закрыта, никто не откроет. А будете стучаться, вызовем милицию.
Мы подошли к месту, где протекал ручеёк, он как ориентир был помечен на карте, отсюда через 2 км была обозначена поляна.
На мой вопрос, кто нарисовал эту карту? ответа я не получила. Нарисовал, я не ошиблась, имея в виду, что карта была сделана от руки.
Мы стали совещаться о дальнейших действиях, мой инстинкт кричал, это место нужно обойти.
— Товарищ младший лейтенант, пожалуйста, выслушайте меня, мы должны обойти это место, доверьтесь мне.
— Отставить разговорчики. Если бы я знал, какая ты трусиха, я тебя б отправил еще там назад, и запросил нового радиста, к сожалению, не было времени.
— Во-первых, я не боюсь, а во-вторых, мое предчувствие подсказывает мне, что это ловушка.
Отведя меня в сторону, он сказал:
— Саша мы на войне, не в бирюльки здесь играем, твои суеверия и предчувствия, здесь нет к месту. Ты первый раз на задании, поэтому понятно, что ты нервничаешь, но нельзя себя так вести, мы должны поддерживать друг друга, а ты ноешь с самого начала. Ты должна взять себя в руки, если тебя взяли в отряд, вести себя соответственно, а не разлагать коллектив, распускать слюни. Я был против зачисления тебя к нам в отряд, не знаю, как ты уговорила моего отца и какими методами, чтобы он разрешил. Но так как ты сейчас здесь, веди себя подобающе разведчику. Мне сейчас Саша, очень трудно иметь в отряде любимую девушку, я переживаю за тебя, у меня огромная ответственность, за отряд из-за тебя лично.
— Игорь дорогой, послушай, ты меня знаешь не первый год, поверь мне, это ловушка нам нельзя идти через эту поляну, и вообще через это место, нам надо далеко обойти это место.
— Саша с чего ты взяла, что это ловушка? Откуда у тебя такие мысли? ты в первый раз вышла на разведку, мы уже все ходили не один раз, и у нас опыта больше, чем у тебя.
— Игорь, услышь меня.
— Хорошо я подумаю, но это, потому что я тебя знаю, и сделаю исключение в этот раз, пошли нас ждут.
Всем внимание!
Товарищ младший сержант вы остаетесь здесь, ждите нашего возвращения, найдите место, замаскируйтесь и спрячьте свою рацию. Все остальные, идем вперед, Лавочкин первым, замыкающим Петров.
— Товарищ Младший лейтенант, разрешите обратиться?
— Нет, не разрешаю, вы остаетесь и ждете нас. Я понятно выразился? вы остаетесь и ждете. Приказ не обсуждается.
Игорь подмигнул мне, и улыбнулся, говоря этим, все будет хорошо.
— Лавочкин вперед…
События, которые произошли дальше, были уже предначертаны кем то, трагедия разыгралась как по сценарию, с плохим окончанием.
Моя интуиция меня не обманула, спрятав рацию, я решила ослушаться приказа, и пойти за ними, только другим путем. Я решила сделать круг вокруг всего этого места, куда они направлялись, и подойти с другой стороны, поэтому мне нужно было двигаться очень быстро.
В сапогах, которых я была, выглядели также как и кирзовые сапоги один к одному, но была огромная разница. Еще в конце 1940 для меня специально наш хороший знакомый сапожник, изготовил 6 пар специальной обуви для меня, похожий на кирзачи. Тайна их была в каблуках и в голенище внутри. В каждом каблуке внутри находилось по 6 металлических звездочек. Внутри голенища были специальные потайные кармашки, в них находилась трубочка, а также иголки, препарированные специальным снотворным и ядом. Я шла воевать, я была, уже готова давно. С 15 лет, я только и училась, как выжить на чужой территории, и обезвредить врага.
К моему огорчению снайперки у меня не было, в отряде был снайпер, мое вооружение только мосинка с 10 патронами и револьвер, так называемый командирский наган с одной обоймой, и финка, куда же без нее, и одна граната. Не густо подумала я.
Попрыгав на месте, и всё проверив еще раз, львенок побежал. Уже приближаясь к месту трагедии, которая разыгралась за это время, со всех сторон слышались выстрелы, шла перестрелка, ребята попали в ловушку, предчувствие меня не обмануло.
Как я и предполагала там была засада, не менее взвода, ждавшая нас. Ребята находились в центре поляны, они были окружены, из леса цепочкой выходили фашисты, они сужали круг. Постоянно падает один за другим, от прицельного огня, которые вели ребята, они решили не сдаваться. Немцы прилегли, затаились, как будто ожидая какой-то команды.
По всему, наверное, был у них приказ взять нас живыми, но наше мнение они забыли спросить, ребята решили умереть, но не сдаваться.
Быстро сориентировавшись на месте, я решила действовать. Немцы, которые находились еще в лесу, не ожидали, что сзади их может появиться еще кто-то. Такой подлянки с моей стороны, которая их ожидала, была для них моим сюрпризом, с пламенным приветом и кисточкой в придачу.
Скорость моих мыслей, что у меня были в голове не смог бы сам ветер догнать. План, как помочь ребятам возник моментально, оставалось только разложить по полочкам.
Во-первых: не выдать здесь своего присутствия, а значит, применение огнестрельного оружия отменяется сразу.
Во-вторых: посчитать, сколько голов врага здесь находится? до последнего человека, также насчет тех, которых я не видела.
В-третьих: самое основное, начать их истреблять, потихонечку не обнаруживая себя.
Никогда еще не убивала человека, и это было для меня самое сложное и трудное. Подготовка своей морали была проста, это враг и они убивают наших людей, в данный момент мой отряд был в опасности. Значит надо действовать, несмотря на сомнения морали чести. Убивать как паразитов, мешающих жить.
Первые трое получили по иголочки, яд действовал моментально. Как хорошо, что у меня уже были препарированные иголки с собой, 50 штук с ядом и 50 штук со снотворным, а также 50 простых, яд был еще и отдельно.
Спасибо дедушке няни, снабдил меня по полной.
Каждый раз во время тренировок, я его спрашивала. А это зачем? А это? ответ был прост, пригодится когда-нибудь. Спасибо дедушка Няня, это и вправду пригодилось.
Самое главное иголки не занимают много места, для ближнего боя это самое то. На расстоянии 100 метров я научилась попадать в цель до миллиметра. Самое большое расстояние было 200 метров полета, цель — голова, туловище, ноги, руки.
Обходя всё пространство сзади фашистов, я поражала свою цель, посылая свои подарочки, нехорошим дядям, направо и налево, и всё что двигалось впереди меня. Таким образом 20 человек перестало существовать, и всё таки немчура меня заметила, видя как ни с того ни с сего их собратья падают, как подкошенные, или лежат не двигаются, и на команды не отвечают. Начали оглядываться. Впереди начался ад, у ребят кончились патроны, пошли гранаты в ход. Наверное, у немцев поступила всё-таки команда стрелять на поражение. После того, как наши уже отправили 15 их человек, к про отцам прадедушкам. Гадов оставалось ещё 10, в поле моего зрения, больше никого не было. Я была уже рядом почти 150 метров от центра поляны на опушке леса, в живых оставался Игорюха, но он был ранен и рыжий тоже с ранением в грудь, еще отстреливался из пистолета. Двоих он ранил, оставшийся решили закидать их гранатами. Нужно было действовать быстро, я бросила гранату, но я не успела, один из них уже успел бросить гранату в сторону Игоря. С появлением нового противника они начали стрелять в мою сторону. Теперь я была открыта, как на ладони. В мою сторону полетели подарки от них с приветом в виде гранат. Всё внимание отвлекла на себя, но это ребятам не помогло, у них не было никакой амуниции больше. И они не могли мне помочь, рыжий был убит, Игорюха смотрел в мою сторону и губами шептал
— Убегай, спрячься если сможешь.
Немцев оставалось пятеро, больше никого не было, никто не выходил из леса, значит, пять, всего лишь 5, что делать? Нужно бежать в лес, а там, я хозяин положения, на открытой местности шансов у меня не было. После взрыва гранат и последствия их, тела наших и фашистов были не очень приятное зрелище. Брошенная граната в мою сторону не повредила мне, так как успела прыгнуть в сторону, но взрыв оглушил меня. От увиденного всего ужаса, от взрывов, пуль летящих рядом я описалась от страха. Одно дело скрытно действовать и в спину, быть незаметной, а другое, когда тебя видят и ты цель мишень для врага.
Прыгая как зайчик, двигаясь как рысь, летя в лес как коршун, стараясь заманить на свою территорию и отвлекая этим оставшихся врагов от Игоря. И они клюнули, дичь показалась им лакомым кусочком, думая наверно, что оставшийся на поле боя уже умер от ран полученных при взрыве. Вот теперь потанцуем, видя как все пять вошли в лес делая круг вокруг меня, и взяв меня в клещи. Ха четыре раза, вот, как раз вы там, где мне и надо, ну что зайчики вам деревья не мешают? а как вам вот такой вариант? кидая в их сторону наган, на фиг он мне, в данной ситуации. Показываю руки из-за дерева, и быстро прячу, ага сработало, прекратили стрелять молодцы, зачем пули тратить на безоружную девушку, да еще в мокрых штанах, стыдно аж злость берет, до чего довели меня бедную. Позор мне за мой сиюминутный страх.
Сейчас зайчики вы поплатитесь за сее.
Команда на немецком
— Ком раус, хенде хох
Ага сейчас, только по одному подходите, мне щит нужен, а вот и самый смелый, а умные, направив на меня выходившую из за дерева свои пукалки, о расслабились, девушка, какой сюрприз.
Это точно сюрприз, сейчас поговорим. Падаю на колени, при этом так неуклюже, что смелый гансик, подходивший ко мне, оказался впритык ко мне, и я была, вскоре его бедным телом от двоих закрыта, от их линии огня. Танец начался, быстрым точечным ударом, и он падает на меня, что мне и нужно. Две звездочки, как по взмаху волшебной палочки (из ниоткуда, ха заранее туда засунула) из рукава выпали прямо мне в руку, и уже нашли свою цель, прилетели, и заняли свое место, на еще живых, будущих трупах.
Шея дело очень тонкое, ее надо беречь, а то вдруг, ветер, сквозняк, ангина, простуда, ой, предметы посторонние, могут прилететь.
Счет три ноль в мою пользу, оп а стрелять не надо, ваш друг был еще жив, блин а кто стрелял в кого? не поняла, почему один упал? Я не виновата, тоже самое подумал и оставшийся фрицик, и повернувшись ко мне спиной, он начал стрелять в другую сторону, вот это поворот. Кто тут мне помогает? в два прыжка и я в метре от него, услышав или почуяв мое приземление рядом с ним, он обернулся. — Тут мир лейд, последние слова, что он услышал, падая от пореза ножичком по горлу. Я же говорила шею надо беречь.
Наступила тишина, я внимательно рассматривала местность, вопрос кто стрелял? не покидал меня.
— Витте нищт щизен, ищь коммунист, ищь хабэ инен гехольфен ..(дальше перевожу текст, буду писать на русском)
— Выходи вас сколько, кто ты?
— Меня зовут Хелмут, я радист, я убил обер лейтенанта и лейтенанта только что…
— Ты сказал что коммунист, почему ты здесь?
— Я хотел при первой возможности перейти к вам, но наша часть далеко от линии фронта, и пока у меня не получалось уйти незаметно.
— Хорошо поверим пока на слово, дай мне свои документы. Посмотрев документ и не найдя для себя нужной информации я вернула его. Парнишка был молодым 22 года, и видно было, что он из интеллигентной семьи, по его манере держаться.
— Ты сказал, что ты радист, вы вызвали подмогу?
— Нет, я сделал вид, что вызвал, а сам отправил сообщение, что у нас все в порядке.
— Умно..
— Потом когда обер лейтенант подошел и сказал, чтоб я при нем вышел на связь, сказал что батарейка села. Когда все ушли вас окружать с лейтенантом, то я застрелил обера, спрятал рацию и стал наблюдать, так я увидел тебя.
— Значит никто сюда не придет?
— Нет, наш обер сам себя переиграл, он до того, как мы получили информацию о вашем нахождение, сказал:
Что все под контролем, и чтобы нас, не ждали в условленном месте, а мы когда возьмем русских, пойдем в штаб своим путем. Он хотел, чтоб только его наградили лично, показать себя лишний раз в штабе.
— Хорошо детали на потом, побежали там мои ребята. Добежав до поляны, я еще раз увидела ад прошедшего боя, переступая местами трупы и скользя по траве пропитанной кровью, добивая еще скулящих немцев, которые еще были живы. Моего нового товарища стошнило, он не мог видеть как я ножом, посылала к праотцам его бывших камрадов. Мне было наплевать на его тонкую натуру, заставила его добить одного из них, из его оружия, отказывать он мне ни стал, видя мой взгляд, сделав свой выстрел. Я стояла с ребятами или то, что от них осталось после взрыва, на глазах выступали слезы. Встав на колени с Игорем, я заревела, склоняя голову над ним, я не могла остановиться, взяв его руку прижав к своей щеке, только сейчас я почувствовала, еле заметный пульс. О, порази меня гром, он жив, словно услышав меня, и почувствовав мое прикосновение, он открыл глаза, как будто он только и ждал меня (при таком ранение было удивительно, что он еще жив, его живот был как решето) прошептал еле слышным голосом.
— Задание мы провалили, возвращайся назад, это приказ.
Я хотела ответить сказать что…но видя, как он из последних сил собирается, что-то сказать, промолчала.
— Поцелуй меня пож…силы договорить у него не было, я коснулась его губ и поцеловала, его последний выдох я почувствовала устами губ, слившихся в прощальный поцелуй.
Не знаю, как долго я стояла на коленях над телом Игоря, опять в реальность вернул меня голос Хелмута. Его вопрос, что я собираюсь дальше делать?!
— Да, сначала мы похороним в лесу ребят, и ты мне поможешь, а потом будем дальше думать.
Перетаскивая их тела и роя могилу, он без паузы рассказывал о себе и своей семье. Что он на самом деле не Хелмут и зовут его Томас Бауманн, что его мать еврейка, которую забрали в гестапо. Отца забрали на следующий день, и как он бежал по адресу, который успел дать его отец, где ему сделали новые документы, и как он по этим документам попал в армию радистом, и решил бежать при первой возможности. Сначала я слушала в пол уха, у мальчика шоковое состояние, таким образом, он старается себя отвлечь, но когда он назвал свой Адрес, меня как током ударило.
— Скажи мне пожалуйста, еще раз адрес и полное имя отца, и твой день рождения. Перебила я его. Посмотрев на меня как на чучело, которое вдруг заговорило, и оказывается, еще слушало его излияния, повторил для очень любопытных еще раз, не поняв зачем мне его день и год рождения нужны.
— Снимай сапоги быстро (тут его взгляд говорил, она сошла с ума)
— Тебе нужны мои сапоги?
— Снимай, и носки быстро.
Сняв и не понимая, что мне надо, стал смотреть на меня как на идиотку, которая стала рассматривать его ступни, нет, это же надо, он не только был одним из наших хранителей истории, он еще оказался в посвященных списках, как активный помеченный специально. Это означало, что он состоит в организации созданной моим пра пра прадедом в 1800 году.
Организация под именем Защитники Отечества Родины Народа ЗОРН, в нее входили так называемые посвященные, уровень их знаний посвящения в тайны организации, делился на ступени, которые определялись их выслугой перед организацией, за счет их уровня и квалификации каждого по своей специализации, кем они были зачислены и назначены по рангу. Доступ к тайнам, и их ранг зависел от их возможностей и выслугой лет, и если тот или иной член организации был лучшим в своей так называемой профессии, то ранг был выше. В организации состояли как Воины разного ранга доступа, от обычного воина, и заканчивая элитой самого главного Воина а значит посвященного во все тайны организации, так и другие профессии, где тоже делились на ранги и ступени посвящения.
Все это можно было понять, посмотрев ноги, как и у хранителей, а также и членов ЗОРН, были сделаны тату на пальцах ног со стороны ступней, и только посвященные члены организации знали все обозначения разных знаков. Кто и что представляет из себя, и какой доступ он имеет? у каждого был свой знак, определяющий его место в организации занимаемой должности и ранга.
Таким людям можно было не только доверять, но и знать, что они умрут скорее, покончив свою жизнь, прежде чем придадут, если им прикажет высший по рангу.
Сначала Томас смотрел с испугом, видя, как я тщательно, рассматриваю его ноги, и даже начал говорить, что по дурости юношей ерундой занимался, намекая на почти невидимые наколки, но когда я сняла свои сапоги, он уставился на мои ноги, теперь он рассматривал мои.
Оба в один голос сказали.
— Не может быть! потом в том же духе, это же надо такое совпадение. Последние недоверие к нему пропало, пелена напряжения упала, мы оба вздохнули свободно, сначала я подумала, что он засланный казачок, но сейчас все встало, на свои места, у меня появился план наших дальнейших действий.
Но все по порядку, наш разговор был таким…
— Как звать белого Волка, я могу спросить?
— Саша
— Я очень рад встречей с Вами.
— Давай на ты, я тебя моложе.
— Когда я за вами наблюдал, я уже тогда понял, что ты не как все, это было видно по движениям, но не мог и подумать, что я вижу одного и высших членов организации, да еще белого Волка, этого я не мог даже предположить, просто думал отличный боец с хорошей спец подготовкой.
— Прости, что перебью, надо раздеть и похоронить обера, это раз; потом собрать все документы и немного обшмонать твоих бывших камрадов, ты как видишь, я немного испугалась, это была моя первая схватка с врагом, мой контакт на уничтожение со смертельным исходом для противника. Мне нужны штаны, короче говоря, а ты собирай все что колется, да неси оружие гранаты патроны, все, что нужно для боя, и мед пакеты не забудь, пригодятся. Он побежал выполнять приказ, а я уже знала, как в дальнейшем смогу им воспользоваться. Обера я раздела догола, и там где пуля застряла, проделала осторожно маленькую операцию ножом, вынув пулю, я стрельнула в тоже отверстие, у меня был план. По плану он должен сыграть роль подстраховки, если его найдут, но лучше чтоб не находили. Оттащила его подальше, ему повезло, он будет иметь личную могилу. Убрав и заметя следы, замаскировав все, посыпав табачком на всякий случай, пошла помогать своему собрату по несчастью. Он уже собрал огромную кучу добра. Я же пробежалась по лесу, собирая иголки и звездочки, заодно проверяя карманы немцев, вдруг, что-то полезное найду для себя любимой, им уже не надо. Следы своего сюрприза были отправлены опять в голенища, не фиг фрицам видеть мое тайное оружие, если их найдут, а то что их найдут, был вопросом времени. Переворачивая и делая выстрел, из их же пукалок, в трупы. Поначалу Томас прибегал, не понимая, почему я стреляю, кивнув ему, мол, так надо, он побежал докончить начатое дело.
Все картина П.П. Рувенса “Победа и смерть”, была готова, мы сели на пять минут отдохнуть.
— Скажи мне пожалуйста, кем был твой отец в нашей организации? Так как его имя тоже помечено, что он посвященный.
— Он был рангом выше чем я, был помечен как лиса, а я как ты уже видела простая Зебра.
— Извини не хотела тебе делать больно, но специальные списки, те кто в нашей организации занимает какой ранг, я не смотрела. У меня были в руках только списки наших хранителей истории, с пометками посвященный активный действующий. Когда я их просматривала, не догадалась спросить другие списки, у меня было очень ограничено время на тот момент.
— Понимаю.
— Значит так, у меня есть приблизительный план, связанный с тобой, и наших действий. У меня есть задание, точнее он был у моего отряда.
Я его выполню, чтобы мне это не стоило. Мне нужно найти, где засели ваши артиллеристы – Зенитчиков, и где находится склад боеприпасов? Взять языка, это задание приоритет.
— Тебе не нужно искать я знаю, где они, и где находится склад.
— Тогда не будем терять время, ты меня поведешь в ту сторону, где они находятся. А по дороге обсудим все детали.
С полным сидором, и набитым рюкзаком Томаса, содержание, которых; (браунинг, ножи, Люгер Парабеллум патроны и прочая мелочь) обвешавшись, как новогодняя елка гранатами, которые не поместились в наши “Мешки” и всё, что мы смогли взять с собой. Мы тронулись в путь. Плюс рация Томаса, был еще один МР35, который я подарила себе.
Не беря в счет содержания моего сидора и набитого рюкзака Томаса, это всё было моё. Я бы еще больше прихватила, но Томасу нужно было нести его рацию. Всё остальное тащила на себе.
План был прост как 2 копейки. Прийти посмотреть отметить на карте, посчитать, сколько чего, и как? по возможности на обратном пути взять языка.
По карте Томаса мы вышли на болото.
Томас рассказал мне, что это болото проходимо, их отряд это проверял, но они не успели сообщить наверх. Точнее опять обер что-то мудрил, хотел по поводу этого болота отличиться. Мне даже стало жалко обера, хороший был человек Мудрый. Я уже знала, каким путем, я буду уходить назад. Уточнив на всякий случай, может ли здесь пройти танк или машина? Я поставила себе заметку в голове. На, всякий случай пригодится информация. Здесь, мы оставили рацию Томаса, хорошо ее спрятав. Дальнейший наш путь был в сторону артиллеристов – Зенитчиков. Оказывается, они находились недалеко всего лишь 15 километров от болота. За 2 километра от цели оставила Томаса в лесу, сказав, чтоб ждал затаясь, и никуда не уходил, пока я не приду, а сама побежала обследовать обстановку.
Оббежав по кругу (вокруг места их расположения) дивизиона артиллеристов Зен. Посчитав их по головам, приблизительно, сколько их находится на этом месте, и где их склад, я уже хотела возвращаться назад, первое задание было выполнено. Но…
Черт побери три раза. Из сарая, что стоял на краю, вывели наших пленных, 3-х танкистов, среди них Капитан, одного лейтенанта, лычки были вспороты, рядового бойца с петлицами артиллериста и лётчик капитан. По-видимому, он был ранен, стоял еле-еле. На моих глазах, отвели в сторону рядового и расстреляли. Что-то при этом говорил переводчик, речи я его не слышала. Кусая губы от бессилия что-либо сделать в данный момент, я смотрела, что будет происходить дальше. Рядом стоял Штурмбанфюрер СС с Штабс Ефрейтором, переводчиком и фотограф. Они развлекались и фотографировались с нашими пленными, которым было не до шуток, постоянно, кто-то один из них видимо вспоминал родителей этих весельчаков вслух, а этим гадам, было очень весело, они шутили и смеялись, постоянно меняя позы. Закончив фотосессию, наших пленных отвели обратно в сарай.
Веселые гансики, пошли в дом.
Мой план теперь рушился, мне нужно было придумывать новый план действий. Не скрою, моя фикс идея спасти пленных, ставила под угрозу мое задание. Стыдно признаться, но толчок к действию спасти пленных касалось относительно танкистов, это было для меня как братьев спасать. И мимо я уже не смогла пройти.
В этот раз я уже делала совершенно другой круг, нужно было запомнить, где находятся посты, и как часто они меняются. Через 5 часов я вернулась к Томасу, где он находился, рассказала свой дальнейший план действий, какую роль он должен сыграть в моем плане, и чтоб всё это было разыграно как по сценарию. С его стороны должно быть все без ошибок, от этого многое зависело. Я решила его вернуть в армию вермахта радистом, так как он мне будет нужен, как информатор в дальнейшем. С собой брать его через линию фронта отложила эту идею. Кто знает, что бы с ним было, попади он к нашим?! рисковать я не хотела. Объяснив все детали, как я или кто-либо другой будет выходить с ним на связь, и как на него выйти. Заранее придумав все пароли связи, а также, каким образом наши могут догадаться и найти его, где бы он ни был, что он контактная персона. Еще раз, повторив все наизусть и его действия. Томас приготовился.
Я нанесла ему ножевую рану, она было не смертельна для его здоровья, чтоб соответствовало легенде, которую мы придумали, и он смог бы добраться, до своих.
Мой план входил в силу. Я проследила, как Томас добрался до поста, как он отвечал на вопросы старших по званию, как они входили и выходили из дома, где находились Штурмбанфюрер СС с Штабс Ефрейтором. Предположительно думаю, что он успел рассказать, что с ним случилось, историю своих похождений. Потом его на машине вместе с пару ранеными, отправили в другое место, наверно, где находится госпиталь.
Значит всё шло по моему плану, его не заподозрили. Что мне и нужно было, здесь его не должно было быть.
А теперь вторая фаза моего плана.
Мне нужно было приготовиться, на это у меня было мало времени, я бегала как сумасшедшая, пользуясь всем материалом, который был в лесу, точнее то, что растет или лежит в лесу, и всем вооружением, которое было в наличии у меня. Я ставила ловушки и капканы, рассчитанные на разные реакции врага в условиях хаоса (который я скоро создам) гранаты тоже были приспособлены в ход, шло всё, что мне попадалось под руку.
Еще раз мысленно поблагодарила дедушку няню за его учение меня, выживать в экстремальных ситуациях. За двенадцать часов, я не только сроднилась с этой местностью, но я узнала все действия движений врага, их ритм, расписания, когда они кушают, когда меняются пасты, где спят люди, куда ходят по нужде. Все что мне нужно было знать. К этому времени я не спала уже полтора суток, но меня это не останавливало, я не собиралась спать.
Некоторых персонажей я уже знала поименно, так как близко подкрадывалась к ним.
На территории находился Т 34, скорее всего в нём не было бензина, наверное поэтому и попали наши танкисты в плен. Немцы уже успели перекрасить нарисовать свой знак, у них даже был боекомплект к танку, который хорошие дяди уже загрузили в танк. Один Pz Kpfw III, бронетранспортер, 6 мотоциклов, две легковушки, плюс два грузовика, которые находились рядом со складом. Все это чудо находилось рядом с двумя деревянными домами и с сараем. Около палаток стояли мотоциклы, недалеко стояла еще одна палатка, так называемая кухня. И уже от кухни по тропинке можно было зайти к зенитчикам в гости, где стояли их зенитки, на расстоянии 100 метров стоял склад боеприпасов. На складе я тоже уже успела побывать, чего там только не было, ням-ням-ням.
Все-таки этот зверь еще непуганый, рядом со складом стояли две канистры по 20 литров. Кто же так нарушил правила безопасности? Ай-яй-яй — хороший дядя. Спасибо учтем.
Присутствие на складе шпрингмин, меня просто обрадовало, какие молодцы, какой хороший хозяйственник на этом складе. Ты уж извини, я возьму парочку?! с тебя-то не убудет, жаль, что обнаружила слишком поздно, но ничего, лучше поздно, чем никогда. Я быстро нашла им применение. Пару противотанковых мин пришлось тоже позаимствовать, им нашла также применение, на дороге.
Что-то наподобие броневика, оборудованного под радиостанцию, меня заинтересовало. Начинать надо было с них, это было первое, что мне пришло в голову, тут нужно было не только раскинуть мозгами, ну и собрать мозги в одну кучу, как обезвредить незаметно, чтоб не пришла подмога.
Главное: Что находится в двух домах? Есть ли у них там, радиосвязь или телефон? кроме этого броневика связи.
Извечный вопрос с кого начать и что покушать на обед ужин и завтрак? в данный момент, я имела в виду «зверюшек».
Почему-то мне на ум пришел рассказ Дмитрия в 37 году про зайчиков. Странно, какая галиматья лезет, когда напряжение у меня под сто. Дождавшись ночи, когда все легли спать, я решила всё-таки начать действовать с тех домов, где находились два веселых друга.
Веселые ребята сначала напились, как свиньи, потом постреляли рядом с лесом, в кого стреляли было непонятно. Выгнали всех из дома и пьянствовали дальше, из дома тоже раздавались иногда выстрелы, даже охрана забегала, но скорее всего их выгоняли каждый раз, они уже перестали, потом реагировать. Эти веселые дяденьки, начинали мне нравится, они облегчили мне мою задачу.
Итак, приведя себя в порядок, я стала похожа на лешего. Первым к кому я зашла в гости были мои дяденьки, там оказался еще был фотограф с переводчиком, какая прелесть подумала я, и перерезала горло фотографу первому.
Шнапсом несло по страшному. Второй был переводчик, он был не нужен, а вот с дядями пришлось повозиться, связать руки сначала одному при этом, отключив его на 5 минут, пока я буду разговаривать со вторым Штурмбанфюрер СС. Все это время я не понимала, что он здесь делает? Я хотела, знать.
Как оказалось, это был его друг, мое определение друзья оказалось точным. Поначалу дядя что-то мычал, вытаращив глаза на меня, и не понимал, что от него хотят, был пьян, но протрезвел очень быстро, когда ему стало немножко больно. Узнав все, что мне нужно, я отключила его, засунув кляп, в целях безопасности вдруг заговорить, захочется, когда меня не будет рядом. Разбудила полковника (звание равное в РККА) поговорила с ним по душам, милый дядя, рассказал всё сразу. Обшманав дом, и собрав все, что мне нужно, не забывая про фотоаппарат, который сразу повесила себе на грудь, с новый пленкой, кстати говоря. Спасибо фотографу.
Фотограф оказался очень аккуратный, весь его инвентарь был в чемоданчике и пленки к нему, сфотографированные, имели надпись.
То, что я не такая как все, я поняла в 1937 году, не считая моей стопроцентной памяти. Еще тогда после поездки 1937 году в Сибирь, я втихаря от всех, начала изучать саму себя, и пробовать все свои возможности, начиная с 1937 по 1941 год. К моему сожалению, я единственное что поняла, что я быстрее и крепче любого здорового тренированного мужчины. Моя мутация, которая была в Сибири, не происходила в городе или в лесу, как бы я этого не хотела. Но я знала, что у меня есть еще какой-то дар кроме мутации и моей памяти, но что именно, я пока не знала.
Забрав всю документацию и все, что было нужно, уложила в два чемодана, на всякий случай и форму прихватила, вдруг понадобится. Холодное и горячее личное оружие добродетелей нашли место у меня. Спасибо, люблю оружие пистолетики всякие.
Вышла тем же способом, как и зашла, через окошечко. Охрану пока не трогала, пусть постоит и постережет моих новых друзей. Хорошие ребята им сказали не заходить, вот они и не заходят и никого не пускают. Ладно, не буду отвлекаться на охранников, им потом спасибо скажу, за работу. А теперь наступила очередь постов и караулов секретов. У них смена караула 5 минут как прошла, в моем распоряжении два часа.
Начала с дальних постов, по иголочки каждый, всё в порядке. Сняла только 3 поста, и один охраны у сарая, при этом решила зайти сразу к танкистам.
Поздоровалась я таким образом.
— Здравствуйте ребята! Как вам живется, не хотите ли домой?
Ребята если вы сейчас будете молчать, мы потеряем много времени, давайте решайте, хотите или не хотите до дому?
— Ты кто чудо небесное? Раздался голос капитана танкиста. У меня был фонарик, поэтому я посветив в их сторону, где сидели и лежали ребята, могла видеть кто заговорил первым. Одно могу сказать капитан мне понравился сразу.
— Я разведчик, младший сержант НКВД, случайно забрела сюда, увидела вас и решила зайти к вам на огонек, вы не против?
Самое что интересное, разбухать начал лейтенант.
— Как вы разговариваете со старшим по званию?
— Извините товарищ, у вас отсутствует лычки, это раз, то что вы Лейтенант, я сама догадалась, но догадка не есть правда, вы побывали в плену и действует совершенно другие правила. Еще раз, у всех есть обозначения, а у вас отсутствуют. Лейтенант решил после моих слов помолчать, правильное решение.
— Капитан, вы не будете против? если я, поделюсь своим планом, как мы отсюда дергать ноги будем?! Кивок головой, означал, что я могу продолжить свою речь.
— Пожалуйста, выслушайте меня внимательно, а я пока перевяжу капитана летчика, ему как я вижу очень плохо. Рассказала свой план и осмотрела капитана летчика, ранее было тяжелым, долго он не вытянет. Еще в доме я нашла аптечку, там было обезболивающие, которое сейчас вколола капитану.
Мой план оказался для них слишком сложным, а скорее всего не выполнимым, они просто обалдели. Время летело, а ответа не следовало, они переваривали и переваривали, у них пропал дар речи, они подумали, что с ними общаются сумасшедшая.
Нужно было ускорить процесс их мышления, и поставить огромную точку. При словах, что я всю охрану беру на себя, и тихо отстраняю от своих обязанностей. Они смотрели на меня так, как будто я не только сумасшедшая, а еще и упала прямо с Луны в образе Ильи Муромца женского пола, китайского происхождения, говорящего на арамейском языке.
Да-а, с такими темпами нашего понимания друг друга, у нас скоро не останется времени, на уход с маленьким бум-бумом, который решила сотворить.
Логика мышления у Капитана всё-таки была лучше, чем у всех остальных и он начал первым. Скорее всего, он подумал, если я нахожусь сейчас в сарае, значит, когда составляла свой план, знала возможности и свои силы, прежде чем его им озвучить.
Подтверждение моим словам, он сказал.
— Как-то ты здесь оказалась в сарае, значит, в твоих силах выполнить задуманный план с нашей помощью. Если ты знаешь как, и что нужно делать? Говори! мы сделаем. Подтверждение его слов все закивали головами.
— Мы согласны, говори что делать?!
Наконец-то Айсберг тронулся, теперь осталось только обсудить действия моих новых товарищей. Непонятный лейтенант начал что-то вякать, на него прикрикнул даже летчик, который пришел более-менее в в себя, после обезболивающего.
Посыпались команды, переодеться и вооружиться. Это касалось Капитана летчика и лейтенанта, они должны были переодеться в форму их охранников и оставаться пока здесь, себя любимых сторожить. В связи с тем, что капитан был ранен, а лейтенант был, немного, скажем так, малоприятная личность.
Капитан со своими танкистами последовал за мной, у меня была на их счет очень интересная идея. Ребята оказались свойскими и понимали то, что я хочу с полуслова. А хотела я, чтобы они по два человека разделились, со мной считая, одни в Т34, а другие в немецкий танк засели. С помощью двух танков, устроить маленькие бум-бум, по возможности при отходе, когда я буду готова и дам знак начать цирковое представление. Но для этого нужно было узнать, смогут ли они управлять немецким танком вдвоём или также Т34? Нас всего лишь четверо, поэтому нужно было распределить, кто сядет в немецкий танк, а кто со мной в Т34 или наоборот.
А также на какое-то время сначала один танк был только с одним водителем, я должна была потом подскочить. Наверное, есть высшие силы, которые меня услышали и двое оказались механиками водителями, это было просто за счастье. Оказывается, это была сборная солянка из двух экипажей, точнее, что осталось от них. Оставив ребят у 2-го дома рядом с сараем, где ночевали фрицики танкисты, я пошла на охоту, заниматься своим делом. Попросив их не высовываться, и не издавать ни звука. На вопрос нужна ли мне помощь?! Попросила, чтоб они себя не обнаружили и были начеку, хотя я их уже успела вооружить, но шума мне не надо было.
Сняла охрану иголочками, как только иголки находили свою цель, их сразу забирала, а как же иначе. Я зашла в дом, когда глаза привыкли к темноте, послала свои подарки по спящим, минус 7 с охранной, в мою пользу. Позвала ребят, когда ребята вошли в дом от удивления у них раскрылись глаза и больше не закрывались, не моргая смотря на меня. Дар речи обрел первым мой Капитан, он все больше, становился мне симпатичен, как человек.
— Так ты говоришь, что из НКВД, младший сержант? Я конечно в армии давно, но вот так за 5 минут, 7 человек без единого выстрела и без шума, и даже если ножом, то крови нет, это как? Я не верю своим глазам, кто ты? Э-э…прости, понял, нам это лучше не знать, НКВД одним словом. Да, с тобой лучше дружить.
— Капитан ты уж извини, но вы все, про то, что видели, должны забыть! как только выберемся.
— Не дураки, поняли уже. Ответил один из них, уже в возрасте, механик-водитель.
Капитан только, посмотрел мне в глаза, и кивнул головой. Кажется, симпатия была обоюдной, я ему тоже была симпатична, как человек. Это чувствовалось в его взгляде, и в его отношение ко мне, мы перешли на ты, без всяких разговоров. Между нами протянулась нить дружбы.
Теперь оставалось переодеть их в форму танкистов Вермахта. Переодевшись, спокойно вышли из дома, как ни в чём ни бывало, я тоже была в немецкой форме. И пошли рассматривать танки, они стояли рядом и без охраны, 2 механика решили выбрать немецкий танк, моего капитана ждал его танк Т34 а значит, и я потом должна была запрыгнуть по ходу дела. Он должен был только откатить его в нужную мне сторону, поменять положение, но это все потом. Сейчас они должны только занять свои места и приготовится, разобраться с немецкой техникой, как стрелять, как ехать. Механики забрались в танк, шепотом сказали мне, что все в порядке, они смогут им управлять. Управлять мало, мне нужно, чтоб они еще могли стрелять. Уточнив эту деталь, что и с этим не будет проблем, я успокоилась.
— Не беспокойся, все будет хорошо дочка.
Карту я им дала, куда нужно было следовать после 2-х выстрелов, и куда сворачивать и что делать, когда они свернут. Еще раз, объяснив мой план, сказала, чтобы точно по плану, два выстрела, в какую сторону, и сразу уходить не ждать. Место встречи они знали, и как долго придется ждать нас там. Теперь оставалось им, тихо сидеть и ждать моего знака.
Мы с капитаном пошли к его танку, там нас ждал сюрприз, какой-то нехороший зайчик не спал, и решил покурить рядом с танком, шепнув Капитану, чтоб он шел прямо на него и ничего не говорил. Как тень исчезла из поля зрения. Зайчик увидел капитана, и его внимание было приковано к нему. Немецкая форма на Капитане не дала повода для беспокойства, что мне и нужно было, подойти к нему сзади. Он даже не заметил, что его смерть так близко. А нечего курить, курение вредит здоровью. И сколько раз говорить, шею нужно прикрывать, простуда, ангина, острые ножи, могут навредить здоровью окончательно.
Оставив капитана сидеть в танке, пошла за двумя другими. Как ни странно летчик капитан и лейтенант были в хорошем состоянии души и тела, в основном это касалась летчика, его состояние было еще более- менее, активное. Он держался молодцом. Спросив их, может ли кто-нибудь вести легковушку? получила ответ, что лейтенант.
— В таком случае следуйте за мной срочно, летчик садится в наш танк, а лейтенант за рулем легковушки, и последует за танком.
Мой план, приходилось на ходу перекраивать. Мы находились на территории немцев, как свои, беспечность немцев поражала, с их-то порядком. Быстро посадила летчика в танк, взяв с собой опять танкиста. Лейтенанта определила в легковушку за руль, и сказала там сидеть и ждать. Мы пошли к дому веселых друзей, он должен был отвлечь на себя охранников, двигаться прямо на них медленно, медленно. Остальное было дело за мной, Капитан уже ничего не спрашивал и не говорил, он просто делал и выполнял мои команды без разговора. Не успел он подойти, как два охранника уснуло у него прямо на глазах, так он подумал, наверное. Вот ещё, буду я снотворное свое на гадов тратить, иголки со снотворным экономила, они мне еще пригодятся. Войдя в дом, я загрузила его по полной, при этом все документы бывших пленных я положила себе в карман. Сунув в руки два чемодана, отправила его отнести все в танк. А сама повела одного из друзей в легковушку, штабс ефрейтора. Полковник был послушным, и шел сам, сел в машину и уснул на 3 часа, так долго действовало снотворное. За это время в дом вернулся мой танкист, а вот Штурмбанфюрер СС нехороший дядя, не хотел идти, пришлось его усыпить, с капитаном мы его вместе отвели-отнесли в легковушку. Забрав все, что оставалось ценное, и отнесся в танк к ребятам.
Еще раз, всем объяснила план, кто и как должен действовать и в какой последовательности, что должен делать лейтенант и куда ехать. Получила подтверждение их полного понимания и согласия.
Все, все на местах, и ждут моего сигнала. Все готовы! Мой главный выход, танец Воина, начался. Экзамен первый, будет принимать сейчас жизнь, а точнее война с ее правилами.
Я не просто так ползала 12 часов, у меня уже было все готово, осталось только дернуть за веревочку и механизм уничтожения начнется.
Сбегала еще раз на склад, при этом охрану отправив к праотцам, при помощи звездочек, пролила канистру.
Первая мина, которая была около ящика рядом с зениткой, случайно там закопалась, должна была сработать при прямом попадании подарка танкистов, или от удара падающего предмета. Я все время боялась, что немцы передвинут ящики, и тогда было бы, не есть хорошо, а от нее уже цепочка к комплекту боеприпаса. Я над цепной реакцией целый час потратила, как все это сделать и как поставить незаметно мой сюрприз, технически модернизировав мину. И все, пошла гулять смертушка, теперь мне нужен шум.
Палатка 1-я, где находились немцы, 20 голов, первая цель. Рядом стоял мой будущий помощник мотоцикл с пулеметом. Сев и заведя мотор, быстро спрыгнула и побежала к палатке, кинув внутрь связку гранат, шум взрыва разбудил всех, и не только. Первые раненые и убитые массы солдат, оставшиеся в живых, начали выбегать, кто в чем. Вскочив на мотоцикл, поехала в сторону 2-й палатки, кинув один и подарков.
Немцы выбегали и начинали искать виновника. Дальше мимо склада и оп пожар, а теперь быстрей назад, хаос начал действовать во всю мощь, то там, то там взрывы, кто-то в лес побежал. Меня наконец-то вычислили и открыли огонь в мою сторону, пришлось остановиться и сесть за пулеметик, посылая немецкую пулю назад своим хозяевам на хранение в телах.
А тем временем, танкисты стали действовать, шум и взрывы были моим сигналом. Вышли на нужную позицию, никто из немцев вначале и не понял, что в танках русские сидят. А они едут себе тихо, и прямой наводкой в сторону зенитчиков, упс, а что это было? Взрыв был уж очень сильным, я что-то не увидела рядом с зенитками? ладно потом думать буду, бах и еще один.
Все ребята отход сваливайте.
Так-с, а это что? Еще один взрыв, и в стороне броника с радистами. Тьфу ты черт, я про них забыла напрочь, ну капитан молодца, выручил, вспомнил, что говорила взорвать надо, когда убегать будем, он раньше это сделал. А кто ж стрелял, если он за рулем, неужели летчик?!
Во суки, так меня и убить могут, дав последнюю очередь по гадам, патроны ек. Упс, мотоцикл заглох, попали, бегом к моему танкисту, ну ребята, а вы почему еще здесь? Два выстрела и валить был приказ, черт с кем я разговариваю? если меня никто не слышит. Да они же меня видят, как я мечусь туда-сюда, и решили помочь огнем, да и капитан с летчиком подарки посылают.
Добежала, вот это скорость была у меня, сама обалдела, так быстро я еще не бегала. Махаю, мол все уходим, все молодцы, повернули, я уже рядом с люком, выходим на дорогу. Первый едет немецкий танк, потом легковушка, мы сзади зигзагом снося все на пути, немцы бегут за нами, смешно. Остальные мотоциклы в ремонт нужно им отдавать, все как назло сломались. Не на грузовике же нас догонять, где свечей нету, и колеса ай ай с дырками.
И вдруг раздался взрыв, я пока сидела, и от пехоты отстреливалась на броне танка, меня как ветром снесло. Обалдеть, я еще и летаю, только полет был одноразовый, прямо в канаву слева на дороге. Мой капитан, как почувствовал, что меня на танке нет, развернулся и остановился, а другие поехали уже дальше, по плану. Пока приходила в себя, он вылез и подбежал ко мне. Что-то говорить было бесполезно, пришел выручать непутевую, но самое главное, не было ни одного выстрела. Мы оба уставились назад, откуда выехали, не верили глазам своим.
На месте, где были палатки и дома, склад, остались одни головешки, и большая воронка.
— Это твое маленькое бум?
Посмотрев на него и опять на место зенитчиков.
— Наверное, я что-то не учла, ошиблась, как-никак первый раз воюю.
— Ага, понял! Дивизию целую своим бумом, как корова языком.. хм.. смела.. да если ты так нечаянно воюешь, да еще первый раз, то я…
Взрыв вдали отвлек его, он посмотрел на меня.
— А это, наверное, кто-то в лесу, мой подарок нашел.
— Во, во…я и говорю. Слушай, а сколько лет ты в раз..в армии? (Наверное, он хотел спросить в разведке, но понял, что такой вопрос конкретно, был бы неуместен)
— 4-й день
— А-а, ну тогда понятно, да да, тогда я не хочу знать, что будет когда ты 4 месяца прослужишь, аж страшно представить.
Мы засмеялись.
— Твой маленький бум, я запомню навсегда.
— Слушай Капитан, а может, вернемся и посмотрим на место, где зенитки стояли и пуколки, что там творится?
— Я не против
Начинало светать, я сделала одно фото с места, где мы стояли, на красивый вид от взрыва.
Капитан только смотрел недоуменно на меня, как я фотографию. Я люблю делать фотографии, есть такое.
— А ты еще и фотограф? Ты уж извини, но твоя организация и так наводит ужас, но то, что я сегодня увидел, своими глазами, это превзошло все мои ожидания. Не знал, что ваш брат умеет еще так воевать, мой респект вам молодая леди. Ладно, поехали, была не была, посмотрим, что там творится.
Творилась там следующие. Где стояли зенитки и две пуколки, произошли взрывы, и народ, который там находился, лежал мертвой массой разбросанной по частям, куски тела валялись по всей территории. Цепная реакция там сработала хорошо, не осталось ни одного живого.
В разных местах по окрестностям также лежали мертвые тела, мои лягушки хохотушки нашли своих хозяев.
— Слушай, я что-то не понял, они что, сами подрывались? Откуда, столько мертвых?
— Как тебе сказать?!…бум..
Я сфотографировала место, где были зенитки, и что от них осталось. Пейзаж мертвых тел.
Сказала капитану, чтобы он залез в танк и двигался дальше, сделал маленький круг почета, и ехал на болото. А я буду сидеть на танке, и смотреть «красоту».
Отъехав на пару километров, я услышала взрыв вдали. По всей видимости, ехала подмога, мы вовремя свалили. Противотанковых мин в той стороне, я поставила 4 штуки, и первая уже сработала. Без всяких проблем мы доехали до поворота на болото. Я слезла с танка и замаскировала въезд, стала подметать дорогу, где проехал танк. Мы вышли на конечную прямую, где ждали ребята с легковушкой и немецкий танк.
Ребята сидели около своих машин на маленькой полянке рядом с болотом. Теперь осталось забрать рацию Томаса и мою, но моя была далеко, мне нужно было сбегать за рацией, ребята должны были ждать меня здесь.
Оставив капитана за старшего, сказала ему, где находится еда, и чтобы остальное содержимое, не открывали, и не смотрели, ни в коем случае. Летчика мы положили рядом с танком, он получил еще один укол, и как ни странно, он держался. Еще в сарае, когда я его перевязывала и прикасалась своими руками, я чувствовала какую-то отдачу, но у меня не было тогда времени думать об этом. Что-то было не то, рана была тяжелая, и даже потом после укола, не мог он себя так хорошо чувствовать, странно, и непонятно для меня.
Я побежала за своей рацией.
Вернулась через 4 часа, ребята уже поели и отдохнули.
Все взгляды были направлены в мою сторону, они ждали ответов.
Особенно нетерпеливым оказался лейтенант, еще до прихода в лагерь я просмотрела их документы, которые все время находились со мной. По документам он был лейтенантом НКВД, вот это новость. Теперь понятно, что он, так выпендривался, всё время. Сейчас он почувствовал себя свободным, и начал входить в роль за старшего, качать свои права. Удивительно, почему немцы его не пристрелили первым?
Противная личность, этот лейтенант. Он меня начал строить и ровнять, говоря, как я себя нехорошо виду, и не соблюдаю субординацию, и так далее. Пришлось ему напомнить, что мы еще находимся на территории врага, и он ещё никто и звать его никак. И где его документы, а также, почему он вспорол свои лычки и знаки различия. Для меня он сейчас простой рядовой и только. И пока мы не перейдем через линию фронта, он должен слушать мои приказы. Подтверждение моих слов капитаны сказали, что они согласны с моим решением, и тоже подчиняются мне без разговоров. Что они все бывшие пленные с этим нужно теперь жить. Как говорится до выяснения личности. А также своими действиями я доказала, что я имею право ими командовать и что я единственный человек, который знает, как отсюда выбраться и перейти через линию фронта. Лейтенант был вне себя от злости, он еще что-то хотел сказать, но большинство голосов было на моей стороне, а точнее все.
— Сержант можно задать вопрос? спросил меня капитан.
— Да
-Тут ребята интересуются, как так получилось, что все взрывались, то там, то там, а мы остались живы? Ведь мы ходили на той территории, где и они.
— Ну, во-первых: вы ходили не там, где они, а по той дороге и тем путем, который показала я, чтобы вы не шаг влево ни шаг вправо, если вы помните.
Во-вторых: у каждого свой проторенный путь и они ходили проложенным путем. Привычка дело естественное. Нужно было только запомнить, куда и как они двигались. Столовая, туалет, дом, склад, машины, сарай, мотоциклы, радио Броневик и так далее. Так называемые тропинки, по которым человек привык ходить. Мне осталось только рассчитать точно поворот машины и поворот мотоцикла. А также все продвижения объектов на территории, которые происходят во время мирного времени. Приблизительно 12 часов я готовилась и наблюдала. Кто куда ходит? каким путем? и так далее, оставалось за малым цепная реакция. Вот над этим мне пришлось долго думать, в разных местах и по-разному ставить свои капканы. Расчёт был на хаус шум и суету. За счёт хауса их передвижение в действие изменились, укрываясь от пуль и взрывов, они наступали на приготовленные сюрпризы, последствия вы видели сами.
— В это трудно поверить, запомнить приблизительно даже..привычки образа действия 4-х человек, а тут было 100 приблизительно. Это невероятно! Надо иметь исключительную память и математический аналитический склад ума и не только. Если бы мы не видели, что ты одна, то подумали, что тут целый взвод работал над этим планом, в исполнение его.
— Извините меня, что перебиваю, но нам нужно двигаться дальше. Нам нужно пройти через болото, там мы выходим на линию фронта невдалеке. Я буду бежать впереди, а вы поедете за мной на танках. Первый поедет легковушка “Майбах” (кстати, хорошая машинка) лейтенанта. Попрошу не отклоняться ехать прямо за мной.
Еще раз, осмотрев капитана летчика и его рану, я немного удивилась. И не только я. Все удивлялись его улучшению здоровья.
Предпоследний этап начался, все заняли свои места и мы тронулись. Потихоньку мы приближались к цели, с маленькими остановками ехали дальше. Точнее я бежала, они ехали. Выйдя, наконец-то из болота, и проехав еще 2 км, мы сделали привал.
Мне нужно было немного отдохнуть, я устала. Полчаса я должна была посидеть, хотя бы разжечь костер и подогреть пищу, то, что было с собой позаимствовано у добрых хозяев дома. Накормив наших веселых друзей, которые так ничего не поняли, что произошло, и где они находятся.
Сев у костра, сняв сапоги поставив их сушиться, начала рассматривать содержимое портфеля одного из немцев.
Ребята занимались, кто чем, рассматривая и правя что-то в своих танках.
В портфеле Штурмбанфюрера СС были важные документы. И один запечатанный пакет, я его не стала вскрывать. В другом портфеле была тоже интересная информация для нашего штаба. Теперь оставалось только перейти линию фронта, но как? Для меня одной проблем бы не было. Но моя жаба говорила мне, техника тоже должна попасть на нашу территорию. А значит нужно думать, как перейти с техникой и без жертв. Я сидела и думала, нужно было идти на разведку, мы все были в немецкой форме это уже плюс. Была возможность подъехать близко к немецким траншеям. Найти место перехода, ехать к своим по прямой, минус был, что нас могли, свои же, пристрелить, взорвать и так далее.
Взяв с собой механика-водителя, мы пошли на разведку, он танкист ему было легче сориентироваться, где пройдет танк, может быть даже даст дельный совет.
Мы шли очень долго, танкист все время отставал, он не поспевал за моим темпом передвижения. Я уже начала жалеть, что взяла его с собой, он мне показался молодым и должен был двигаться быстрее. Да-а, наконец-то мы пришли, приблизительно туда, куда я хотела, на место, откуда был хороший вид на траншею немцев. А через поле была уже наша территория. Мы в 4-ре глаза рассматривали и запоминали всё, что могли запомнить, точнее танкист, я уже всё запомнила и составила себе план действий.
С того момента, как мы ушли на разведку я не выходила на связь, причина этому были слова Томаса, то что они, получили информацию, где мы можем приблизительно находиться. А значит, у нас в штабе находился шпион предатель, не хороший человек, кто-то имел доступ и был в курсе о наших передвижениях по нарисованному плану, по вражеской территории.
Не смотря на это, мне нужно было сейчас выйти на связь, для того, чтоб мне сделали коридор в том месте, где я наметила проход. По моим координатам, чтоб они немножко пошумели, те, кто находится на той стороне. Так как выход был совершенно в другом месте, а не где располагался мой батальон с майором. При этом я понимала, что рискую, выйдя на связь. Я не знала, кто примет сообщение и кто предатель. Какие действия будут приняты по моей просьбе?! получу ли я ответ вообще, не подумают ли они, что я перевербована и так далее. Без помощи с той стороны, мы бы не могли пройти, значит, нужно было выходить на связь.
Мы с танкистом вернулись назад, и я рассказала свои мысли по поводу моего плана, как мы будем проходить, что я сейчас буду предпринимать.
Оставалось определить очередность, кто за кем едет, в каком месте мы будем переходить. Попросила, чтобы они очень внимательно наблюдали за мной, так как я опять буду зайчиком бежать впереди. Я буду специально бегать так, чтобы они в щелку в танках могли меня видеть. Вдобавок недалеко отсюда, по дороге увидела кухню, и нам бы не помешало ее прицепить к одному из танков. Так как, тягач на который была прицеплена кухня, наверно сломался и надолго. Если нам повезет, мы возьмем ее с собой, нашим ребятам на той стороне, думаю, будет она приятным подарком.

Отправив прямо отсюда шифровку в штаб и получив подтверждение, что принято, мы отправились в путь на исходную позицию. Оставалось потом только ждать, будет коридор или нет? Или придется нам прорываться с боем на этом месте?!
Заранее разрезов фашистский флаг на кусочки, чтоб ребята могли вывесить их после того, когда мы пройдем немецкие траншеи. Обозначив этим, что идут свои, выглядели они как красные флажки. Вот тут меня удивил пожилой механик, сказав, что они нашли в немецком танке знамя нашего танкового полка. Кто-то из немцев взял это как трофей и спрятал.
Решение кто идет первым, и вывешивают знамя, был принят, идут наши «немцы».
Приблизились к месту нашего шоу.
С кухней нам повезло, мы захватили ее по дороге, она так и стояла с поваром и еще двумя солдатами, которые уснули надолго. Прицепили ее к нашему танку. Да, еще перед отправкой я всем раздала их удостоверение личности, за что получила огромное спасибо со всех сторон, даже лейтенант поблагодарил
Наверно в штабе мне поверили, со стороны наших началась минометная бомбежка, даже несколько раз были слышны взрывы посылаемые пушками в сторону немцев. На данной линии территории, немцы притаились. А мы уже шли, ехали в сторону наших.
Махнула рукой подавая знак, чтоб они двигались к нашим дальше, и вывесили уже знамя. Сама быстро побежала назад, прикрыть танки от пехоты, которая могла понять, что в танках сидят не немцы, так как танки не останавливались, перли вперед, стреляя налево и направо по немцам. Нужно было отсечь пехоту, чтоб не кинули нам вслед пару неприятных подарков для нас, если найдутся такие нехорошие инициаторы.
Нужно было видеть картину, зайчик прикрывает медведя отход.
Что-то чиркнуло меня в бок, укололо, почти не заметила. Не было времени разбираться, что это было?! Побежала дальше. Наши были уже на нашей территории, оставалось теперь мне добраться до траншеи.
Оставался последний рывок, самое главное лишь бы в меня, наши не стреляли. В моей руке была красная, Флажок, кусок материи? не знаю, как назвать, которым я сейчас, постоянно махала. Мне повезло, наши бойцы меткостью не страдали, я ввалилась в траншею.
На меня сразу набросилась два бойца, и начали заламывать руки за спину, немного попинав при этом. Увидев, что баба, они прекратили это мерзкое неприятное занятие для меня.
Со словами — Это же баба!
А я только и сказала.
— Свои.
Ведите к своему командиру срочно, я из разведки и была на задание, у меня важные сведения.
Подошёл сержант посмотрел на меня, и сказал
— Отведите.
Кто-то крикнул, «ее надо расстрелять, она в немецкой форме» на это он ответил.
— Там разберутся! приказал рядовому меня отвести к командиру, повторив свой приказ еще раз.
Пройдя все траншеи и выйдя где-то в стороне. Меня привели в одну из землянок. Это было что-то наподобие здешнего штаба. Постучавшись в дверь, один из конвоиров спросил о разрешении войти. Другой конвоир толкнул меня в спину, чтоб не скучно было, со словами: «вот привели немецкого лазутчика».
Ситуация складывалась не в мою пользу, у меня не было документов, не как у моих сотоварищей, которые выходили с той стороны со мной, у них у всех были документы.
Как я уже видела, идя сюда, мои друзья по несчастью сидели, у другой землянки, их тоже арестовали.
Догадаться было нетрудно, нас сейчас будут допрашивать. Меня прямым путем привели к старшему лейтенанту, точнее к особисту, рядом с ним находился капитан, один из командиров этого батальона, который здесь расположился, я так понимаю.
Вопросы начал задавать старший лейтенант.
— Кто откуда? (с чем меня едят). Ответив на вопросы, назвав свои имя и фамилию, звание и что у меня есть важные сведения, поэтому нужно срочно связаться с моим непосредственным начальством. Лейтенант сказал что; «мы еще посмотрим, что ты за гусь?».
Начал задавать глупые вопросы: Как долго я работаю на немецкую разведку? Когда меня перевербовали? Какое у меня задание?
Я устала ему повторять одно и то же, капитан хотел что-то сказать, но его прервал лейтенант со своими глупыми тупыми вопросами, он начал опять все по кругу. Наверное, капитану надоело слушать этот бред, и он вышел куда-то по своим делам.
Мы остались втроем, в углу сидел «писатель» моего рассказа, младший сержант НКВД, и записывал все, что я отвечала. Я повторяла одно и то же, свяжитесь с моим непосредственным начальством, там подтвердят мою личность. В ход пошли руки, он ударил меня кулаком в лицо, я пошатнулась, не ожидала такого хамства, от этого гада.
Моя реакция не сработала только потому, что голова была забита другими мыслями.
Я вернулась, мой отряд погиб, что я скажу отцу Игоря?
Освободила из плена 5 наших товарищей, все живые добрались без потерь.
Задание выполнено на 5+, первый экзамен я прошла. Я не только узнала, где находится зенитчики, уничтожила дивизию полностью, привела двух языков.
Поэтому, когда он стал распускать руки, была невнимательна. К этому времени я была трое суток на ногах, а также не стоит забывать, что я бегала перед танками и машинами туда-сюда как загнанный зайчик. Я же тоже человек, и я очень, очень устала. Когда он замахнулся второй раз, остановила его ударом между ног, такого он от меня не ожидал. Пока он корчился, и держался за свое имущество, я одним прыжком оказалась у сержанта, разоружила и связала его, его же ремнем, представила к голове старлея пистолет.
— Слышишь ты, у меня было задание, и я его выполнила! Ты должен срочно связаться с моими, я очень устала, и на тот бред, который ты несешь, у меня нет времени.
Я хотела еще что-то сказать, но в землянку вошел капитан с подполковником.
Да-а, ну все доигралась, подумала я, трибунал мне обеспечен, угрожала старшему по званию, да еще и рукоприкладства не забудет этот гнида.
Картину, которую они увидели перед их глазами, была очень интересная, сержант связанный лежит на полу, лейтенант держится за свои причиндалы с представленным пистолетом к его голове.
— Отставить! послышался голос подполковника, я вернула пистолет старлею. Думаю, он бы меня убил, если бы сейчас не находился здесь капитан и подполковник.
— Это из-за вас, мы должны были израсходовать свои последние боеприпасы?
Это из-за вас, была внеплановая артподготовка?
Я уже успел послушать историю капитана о вас, я так понимаю, вы разведчик из НКВД спецотряда?
— Я уже созвонился, и доложил, что кто-то вышел к нам, пока не ясно, кто? только со слов капитана, что женского пола разведчик, который их спас, разведчика отвели в другую землянку.
Представьтесь, пожалуйста.
Я опять, назвала свою фамилию номер части и так далее.
Подполковник начал куда-то дозваниваться, наконец-то его соединили, и он доложил про меня. По разговору я поняла, что ему задавали вопросы, и он на них отвечал.
— Да, 2 танка, один Т34, один немецкий, одна легковушка, кухня (В этом месте, наверно его спросили, что за кухня, о чём он говорит?)… да наш танк на буксире кухню притащил. Двое пленных.. да у нас.. еще не допрашивали. Чемоданы, два портфеля, документы. Нет, не смотрели.
Как выглядит? Симпатичная, в немецкой форме только, метр 70, красивые глаза.
(О, так это они меня сейчас описывают? нашли красавицу)
И очень бойкая, нашему лейтенанту досталось немного от неё.
(Интересно, с кем это он там разговаривает? я так и не поняла).
Есть… Понял… Хорошо.. накормим, спать уложим, ждем..
Положив трубку на место, он посмотрел внимательно, на меня.
— За вами выслали машину, приказали накормить напоить. Прошу прощения за нашего старшего лейтенанта.
Особист смотрел и ничего не понимал.
— Капитан будьте так любезны, позовите врача, разведчику нужно оказать медицинскую помощь.
Тут я подумала, неужели синяк «приветствие особиста» у меня такой большой, что решили вызвать врача. Хороший дядя, подумала я и отключилась. Как говорится, батарейки закончились.
Очнулась я в какой-то палатке, где рядом лежали больные и раненые. Сначала я не поняла, что я тут делаю. Около меня сидела медсестричка которая видя, что я открыла глаза, прошептала.
— Пить хотите?
— Да, не откажусь. А что я тут делаю? И как долго я спала?
— Да вас даже прооперировать успели, 4ре часа как вы у нас.
— Какая операция, о чем вы вообще говорите?
— Так у вас в правом боку пуля была, вас же ранило. Подполковник лично несколько раз заходил узнать о вашем состоянии, а вы беспробудно спали. Он был очень обеспокоен, и сказал, как только проснетесь сообщить ему. Ну, так что я побежала?!
— Да…
Только сейчас я почувствовала, что справа с боку исходит тупая боль. Странно, за все это время я не заметила, что ранена, вот это да. Это наверно, когда я бежала по полю, вспомнила я, просто времени тогда не было заморачиваться по этому поводу.
В это время в палатку юркнул капитан.
— Привет сержант! Мы тут все очень переживали за тебя, когда увидели, как тебя выносили, думали сначала, что особист тебя так приложил. А потом нам сказали, что ты ранена, и тебя оперируют. Вот и сидим все тут рядом, даже наш летеха.
— Привет капитан!
Вас отпустили?
— Тут такое было, пока ты тут отдыхала.
— Извини, 3 дня не спала.
— Да что ты, что ты, если бы я так долго бегал, как ты, я наверно беспробудно 24 часа проспал. Ну, ты и даешь, молодца.
Во-первых; мы вышли с нашим знаменем. Во-вторых; у нас у всех документы. В третьих; особисту, которому ты заехала, было уже не до нас, у него очень тонкий голос.
А остальные здесь, все нормальные, сказали только, сидеть всем в одном месте, за нами все, кто был с тобой, приедут. Даже допрос прекратили, их особист запретил с нами, кому бы либо разговаривать. Мы подписку о неразглашение дали, про нашу встречу с тобой молчать, и про все события с тобой связанные.
Тут большое начальство приехало, ждут, когда ты проснешься. Подполковник уже 2 раза приходил, запретил тебя будить, с тобой вообще запретили всем общаться, ну я исключение, мои хлопцы, охранника отвлекли, даже летеха помог, так что вот такие дела.
Если, честно говоря, то мы все тебе спасибо сказать хотим, за…
— Капитан всё хорошо, у меня 2 брата капитана танкиста под Брестом были, и никаких вестей.
— Понятно.
— Ты не знаешь, где мои вещи?
— Сапоги твои здесь (уф камень с головы) а вот немецкая форма в которой ты была…
В палатку вошёл подполковник
— Почему здесь посторонние?
— Пока капитан. Он улыбнулся и вышел.
Подполковник был не один, с ним был еще капитан из моего Ведомства, подумала я.
— Здравствуйте! Как вы себя чувствуете?
— Спасибо, хорошо! Если была одежда, я бы оделась.
— Вам сейчас принесут одежду.
Сзади них стоял военврач. Капитан посмотрел на врача и тот кивнул, мол забирайте, кто с вами будет…
Да после 1937 го мало находилось народу, кто бы спорил с НКВД, ох не любят нашего брата.
— В таком случае мы вас ждём у выхода.
Мне принесли форму, я одела, при этом незаметно проверила сапоги, все было на месте и это радовало. Вышла из палатки, где меня ждал Подполковник с Капитаном. Капитан сказал, что я поеду с ним, а видя, как на меня смотрели Танкисты, разрешил попрощаться, при этом сказал, что они поедут за нами.
В грузовике на мой немой вопрос, ответил, что «не боись, ничего не сделают с твоими танкистами».
Уф, надеюсь, что ребят скоро отпустят. Но на всякий случай решила попрощаться. Мы просто обнялись, с каждым.
— Ребята вы молодцы, спасибо вам.
— Это тебе спасибо!
— А ты лейтенант не держи зла на меня.
— Если честно, то это ты меня прости, ты вправду имеешь право командовать, с тобой не пропадешь.
— Держись лейтенант, ты тоже не совсем еще пропащий, только не забывай оставаться человеком, обняв его, я подошла к моему другу капитану.
— Ну, на всякий случай давай попрощаемся. Обняв его, на ушко сказала свой телефон и Фамилию. — Надеюсь, мы ещё увидимся?!
Он шептал губами, повторяя мой телефон наизусть, кивнул мне головой, мол, запомнил, мы пожали друг другу руки.
С подполковником попрощались тепло, со словами
— Ну и навела тут шороху, и так вообще с твоим выходом с той стороны, трубка не умолкала, а когда упала, я даже не понял, стоит, слушает, потом, бац.
Я видел что кровь, но даже не думал, что с пулей в боку всё это время стоишь
Ну, ты дочка герой, держись. Пожал мне руку.
Вместе с капитаном мы сели в машину, ребят и наших пленных тоже по машинам распихали. Всю дорогу капитан молчал, а я просто отдыхала.
Дорога, потом аэродром, самолет. Мы летели с моими пленными и содержимым, всего чего я насобирала во время рейда, и по танкам раскидала, даже рацию Томаса и мою сюда запихнули. Все абсолютно: сидор, чемоданы с дома весельчаков, ранцы, это когда за рацией бегала, и по дороге назад все притащила. Еще у болота, прежде чем идти через него. Легковушку тогда забили по полной, ребята ещё спросили в шутку
— Что ещё один батальон усмирила?
— Не-а только взвод. Они, как ни странно поверили, сами только что были свидетелями уничтожения дивизии артиллеристов.
Ребята наверно полетят или нет, не знаю, они остались там на аэродроме.
Куда мы летели? я не знаю, я была просто как робот, мне говорили, я делала, не задавая вопросы. Со мной никто не пытался говорить.
Так, мы прилетели, куда? Оп – ля, Москва, я второй раз в Москве, первый в 1934 году, мне было тогда 12.
Меня посадили в машину и повезли, куда? а черт его знает.
Да приехали, я за капитаном, за мной еще один лейтенант, большое здание со двора куда-то провели в подвал, в камеру, и всё, почта прибыла господа. Неужели на лубянку? подумала я.
Как долго я просидела не знаю, часов не было отобрали. Пришел врач, молча осмотрел, поменял повязку, ушел.
Принесли миску с кашей с куском хлеба и компот, поела, унесли посуду. Опять тишина. Решила сократить время, поспать. Наверное, прошёл час или два, меня разбудили. Повели, куда? О, камера пыток, тьфу ты, да если и здесь цирк начнется, плохи мои дела.
Ну, точно, началось!
Кто откуда, как и почему? и.т.д. Ответила.
Когда начала сотрудничать с врагами народа? Кто завербовал? Где и как убила свой отряд?
Не-е, у нас что, в организации одни идиоты? Подошёл вплотную ко мне, и только я подумала, сейчас за свои слова ответишь, гад. Особенно меня разозлило про отряд, только я хотела ему, моё фи высказать. Как раздался голос сзади.
— Осторожно, наш маленький львенок, может оставить вас без наследства.
Голос был мне знаком, где то я его слышала, товарищ, который меня допрашивал, стоял по стойке смирно, и я обернулась.
— Ну-с и как в роли шпиона? Нехорошо, а мы-то думали, что из вас вырастет честная и преданная партии девушка.
Говорил он это, все очень серьезно. Я уже хотела ответить, как он мне не дал сказать.
— Тебе сейчас дадут бумагу и ручку, напиши все с самого начала, вашего выхода. Подробный отчёт.
— Лаврентий Павлович!
Как ни странно, он не стал меня поправлять, что я обратилась к нему по имени и отчеству.
— Извините, мне нужно срочно Вам доложить, это не терпит отложений.
Кивнув, чтоб нас оставили одних, он разрешил мне начать мою исповедь.
Я рассказала про мои подозрения, и про провал наших отрядов, и про то, что мне поведал Томас.
— Хорошо, пиши все, мы подумаем.
Мне дали бумагу, и писатель Саша писала, писала, и еще раз писала…
Уф, неужели закончила?! самое что странное, я ещё никогда не писала рапорт отчеты докладные, как военный. Во, будет мне смешно, когда переписывать придется. Мне пока я писала, две стопки пустых пронумерованных листов бумаги принесли, обалдеть, 120 листов написала. Наверно они не учли мою память, вот я все в деталях и описала, время, где, когда что делала. Только про иголочки опустила сей момент. Пришел лейтенант, при мне запечатал, унес. Принесли покушать, отвели опять в камеру. Спать, все устала, рана чесалась, ужас. Через 3 — 4 часа меня повели наверх. Наверно к Л.П.Берии.
Точно, минут 10 ждала, потом разрешили войти.
— Ну что, отдохнула? А я вот по твоей милости не спал, тебя что, не научили, как отчет писать? это вообще что, криминальный роман? Ты если в дальнейшем будешь у нас служить… то научись?!….учти, что наше время нужно …ай ладно, я зачитался даже, такого отчёта сотрудников я ещё никогда не читал. Саша тебе писателем надо было быть.
— Извините товарищ..
— Лаврентий Павлович! Саша, для тебя. Мы с тобой давно знакомы, садись, не стой.
Твоя информация подтвердилась. Твои друзья то же самое, написали. Не смотри на меня так, всё с ними будет хорошо, допросят и отпустят.
Твои немцы
— Не мои
— Саша-а., вот какая была дерзкая и упрямая в детстве, так осталась, ты не перебивай, когда с тобой старшие по званию разговаривают.
Тут, он улыбнулся, наверное, вспомнил, какой-то веселый момент в 34 году в Сочи. Я для них была как шут гороховый, они постоянно надо мной смеялись, а точнее над моими выходками, что я творила там. Когда, мы расставались, почти все в один голос говорили, одно и то же; «такого веселого отпуска мы еще никогда не проводили» и что это, незабываемо.
— Поют как Соловьи! Молодец, очень нужная информация. Насчет твоих догадок про предателя, тут тоже есть уже, кои какие сдвиги, мои люди уже занимаются этим вопросом. Он сам себя выдал, когда узнал, что кто-то из вас вернулся, наверно нервы не выдержали, и решил смыться, его ищут.
Тебе сейчас принесут твою форму, отведут в душ, приведи себя в порядок, поедем к …сама увидишь…
Нравился мне он, как человек, точнее умный человек, трудолюбивый, а умных я уважала. Пусть говорят о нем что хотят, а его голова многое в себе содержит.
Да и еще тогда в 1934 между нами возникла нить понимания, после каши, которую он всё-таки съел, только спросил, а чью порцию он сейчас ест? Это была моя порция каши, и я была рада, что мне, не надо было, ее есть. Он еще предложил мне, когда я не захочу, есть, и если он будет рядом, он выручит меня..
Вот тогда мы расстались друзьями, он простил нас тогда, за то, что мы натворили, облив его с Власиком водой. Да, и смеялись они тогда надо мной, еще долго.
Эх, были времена.
…Кстати Дато был его человеком, мой проводник в горы, которого Власик мне дал.
Самое странное, про мои иголки меня не спросили, значит, ребята тоже умолчали про это, молодцы, сдержали слово. Хотя танкисты видели только итог, а сам процесс никто не видел. Остальные сразу в машины были определены, ух пронесло.
В общем, на протяжении всего нашего общения, создалось такое впечатление, что он со мной держится не как с подчиненным своим, а как с дочкой, которая нашкодила. Его симпатии ко мне была обоюдная, мы понимали друг друга. Он видел во мне повзрослевшую юную девушку, с талантом воевать и думать.
Не просто же, меня здесь так долго держали, наверно до него уже дошла вся информация полностью и подтвердилась. И он это оценил по заслугам, сделал себе заметку в голове, и знает точно, как он мной будет распоряжаться в дальнейшем и что со мной делать. И куда определить меня…
После всех приготовлений и всего прочего мы с Л.П поехали к…
В Кремль! Понятно теперь, почему меня перед этой поездкой осматривал так Л.П.
И вот сидим, сейчас перед дверью, и ждём, когда Поскребышев получит добро, нас позвать.
Боюсь ли я этой встречи, ощущаю ли я кондраж мандраж?
Нет, полное спокойствие.
Л.П — да немного нервничает. Кстати в форме я была без отличительных знаков, без каких либо лычек указывающих мою принадлежность, какому-либо роду войск.
Раздался звонок. Поскребышев взял трубку с телефона, посмотрел на нас, и кивнул.
— Вы можете пройти. Сказал он
— Вас ожидает товарищ Сталин.
Сейчас решалась моя судьба. Момент истины настал.
В его руках была моя жизнь, казнить или помиловать. От него сейчас зависело, буду я жить, или не буду жить в таком же ритме, как раньше, и какое место он приготовил мне, кем и где он хочет меня видеть. И самое главное, совпадет ли его желание, с моими мечтами. От его решения зависело, та роль, которую я должна на продолжении всей своей жизни сыграть.
Мы внутри пещеры Льва.
— Здравствуйте товарищ Сталин!
— Присаживайся! Присаживайся, не робей, раньше ты была смелее, чем сейчас.
Мы заняли места с Лаврентием Павловичем, сидим, ждем. Он стал ходить по кругу, рассматривая меня (мы не виделись семь лет). То, что видела я в его глазах, наверно видело малое количество людей, тепло исходило в мою сторону. Если Лаврентий Павлович, видел во мне, скажем так – дочь?! то Сталин даже затрудняюсь сказать, ближнего близкого человека, осмелюсь предположить.
Дружбу с моим отцом они до сих пор скрывают, почему мне не говорят, я случайно узнала, что когда они познакомились, Сталину было 8 лет, и с тех пор они это держат в секрете. Только один раз, я была в гостях у него, и то без отца «секрет» когда-нибудь, надеюсь узнаю.
— Товарищ Берия, вы не говорили своему подчиненному, что в такой форме не пишутся докладные Рапорты.
Сказал товарищ Сталин.
— А товарищ Любомирова, знает? какое наказание по закону Военного Времени за рукоприкладство к высшему по званию, ждет её?!
— Товарищ Сталин, но ведь.
— Погоди Лаврентий.
Как мы накажем Товарищ Берия нашего лейтенанта?!
Я сначала не поняла, что речь идёт обо мне, ведь я мл сержант.
— Товарищ Сталин, я младший сержант
Посмотрев на меня строго, мол, не перебивать.
— Лаврентий, как ты думаешь?! Героя Советского Союза как еще можно наказать?
Я сейчас где, о ком он речь ведёт?
— И, как ты думаешь? готова ли она руководить одним из диверсионных спецотрядов Судоплатова, но на другом уровне, в прямом подчинение тебе и мне?
Я выпала в абстракцию, вопрос? он о ком сейчас говорит, он шутит? что происходит, я чего-то пропустила?
— Товарищ Сталин, я думаю, что ваше решение её наказать, будет ей уроком, и надеюсь, что она исправиться в дальнейшем.
Так они что, выпили и забыли закусить?
— Тогда Товарищ Берия, почему бы нам её сейчас не наказать?
Мы встали с Л.П одновременно, я потому, что поняла.. меня сейчас?
Да черт его знает, я вообще ничего не понимала. Тут тов Сталин подошел ко мне и обалдеть, приколол Звезду Героя Советского Союза
Без слов, просто так.
— Саша, мы тоже шутить умеем, да Лаврентий?
Они оба стояли и смеялись, нет ржали. А я стояла, и моё лицо походило на помидор, потом огурец и дыню с лимоном в придачу. А взгляд был? да тупой, как валенок с дыркой на носку.
— Саша надеюсь, ты оправдаешь наше доверие?!
— Тов Сталин! Служу С.Т.Народу! я сделаю все возможное и невозможное, но вас не подведу, и оправдаю ваше доверие.
— Поздравляю тебя, носи и помни, что мы тебе доверяем.
— Спасибо Вам огромное.
— Иди! Он махнул рукой давая понять, что аудиенция закончена.
— Лаврентий, останься.
Вышла села на диванчик в прихожей, Поскребышев сидит, что-то пишет. А у меня, после всего этого в горле пересохло, перевариваю.
— Извините товарищ Поскребышев, можно стаканчик воды?
Не я первая не я последняя, выходили наверно с таким же видом из этого кабинета. Графин с водой стоял рядом, показал взглядом, типа, угощайтесь, продолжил свои великие дела. Графин с водой быстро опустел, стакана было мала. Ну и шуточки у нашего главнокомандующего, меня это что, в шутку Героем Советского Союза только что наградили? и в шутку лейтенанта НКВД дали? Да еще сказали, что я теперь буду командовать отрядом. Вот это полет через звания. Да-а на будущее надо посмотреть, как люди пишут отчеты, донесение, рапорты и прочие, с этим у меня не очень, надеюсь, научусь.
Отряд Судоплатова вот это, уже лига, там играют уже по-взрослому. Так и что он имел в виду на другом уровне? Надеюсь Лаврентий Павлович мне все объяснит, когда выйдет.
А память у него отличная. Это он так решил припомнить мне мои шуточки 7 лет назад. И что меня радует, он не забыл мою мечту, он только что сделал меня самым счастливым человеком на свете, чему я так долго готовилась, и я так понимаю, это будет мой спецотряд под моим началом, и по моим правилам, осмелюсь предположить.
Но готова ли я командовать людьми? Не буду забегать вперед, будет день, будет пища. Волков бояться в лес не ходить. Рассказывать такие мелочи как вышел Лаврентий Павлович, получила новое удостоверение, новую форму, как привели меня к Судоплатову, объяснили, что входит в мои обязанности, и что я должна делать — не буду.
И вот едем в машине Судоплатова и еще с одним сержантом, которого я сама выбирала на роль радиста. В отряде, который мне передавали, был убит командир и радист, мы ехали на закрытую тренировочную базу к моему будущему отряду, с которым мне предстояло воевать по моим правилам. У меня был полный карт-бланш, что относилось будущего спецотряда С.О.С.О, лично подчиненного напрямую товарищу Берии и Сталину. С соответствующей документацией, с подписью самого Сталина и Берии. Так называемое проходное удостоверение из бумаги и материала. Мне давался месяц на тренировку с моим отрядом, под контролем Судоплатова. Он должен был оценить мои возможности. Если я не оправдаю возложенные на меня обязательства, тогда поначалу я входила в коллектив как равноправный член команды, и только потом, меня назначили бы командиром, если заслужу.
Заранее скажу, что мы оба с сержантом были в плащ-накидках, так называемых.
Кондраш наступил, мы стоим перед моим отрядом. Это были настоящие волкодавы, по виду было видно. Очень сплоченный коллектив прошли огни и воды. На какой-то момент я в себе усомнилась, а не много ли я на себя взяла?
Судоплатов тоже решил пошутить, как я поняла, представляя нас.
— Ваш новый командир и радист прошу любить и жаловать.
С их стороны раздалось неодобрение.
— А что на место радиста больше мужиков не осталось?
— Она не выдержит темпа, зачем зелёную девчонку? и прочее прочее.
Как я уже говорила, мы были оба в плащ-накидках, звания были не видны.
— Отставить разговорчики в строю, во первых радист сержант Черных, хороший специалист
Сделал паузу, подмигнул мне, и продолжил.
— Во-вторых; лейтенант Любомирова, ваш новый командир.
— Тов Лейтенант Белый, ознакомьте ваших новых членов отряда с распорядком дня, завтра тренировку проводите вы, и введите в курс дела.
Тов Любомирова, надеюсь, вы не подведете, вышестоящее начальство, и я надеюсь, оправдаете наше доверие, возложенное на вас?!
До свидания!

Он ушел, а я осталась с волкодавами, они смотрели на меня, как на привидение, которое не должно здесь находиться. Я попросила их всех представиться, лейтенанта Белый я уже знала, сержант радист Черных.
Остальные представились
Итак, мой состав отряда:
Сержант Черных — радист
Сержант Медведев — снайпер-следопыт
Сержант Нечипоренко – подрывник, сапер и снабженец отряда
Младший лейтенант Ларионов — знание немецкого языка, техническое обеспечение отряда, водитель многих видов транспорта.
Младший лейтенант Найденыш, так называемый доктор отряда, специалист узкого профиля, знаток зверей.
Мне стоило почитать их акты-анкеты, точнее узнать, кто есть кто, и что означает знаток зверей? решила отложить на потом.
Лейтенант Белый – знания немецкого английского, владение всех видов оружия, так же как и Ларионов водитель всех видов транспорта, бывший зам командира, которого убили. И если не я, то он бы стал командиром отряда.
Итого 6 человек и я седьмая.
Оставив ребят в недоумении, я пошла, знакомиться с их досье.
Не буду описывать, какие проблемы возникли на моём пути, всё это мелочи, но я теперь сижу в кабинете, и изучаю очень внимательно, персональное дело каждого из членов моего отряда. Информации для меня было мало, только поверхностные характеристики. Кто, откуда, где родился, кто родители, и все в таком же духе, карьерный путь.
Я потеряла уже свой отряд, с этими ребятами предстоял долгий напряженный путь, поэтому мне нужно было знать всё. Только при личном разговоре, я для себя смогла бы определить, поставить себе заметку, с чем едят и какие таланты в них есть, которые не вышли еще наружу.
Все это поэтапно мне предстояло узнать, во время общих тренировок.
Не знаю почему, но моё предчувствие мне говорило, что с этими ребятами я буду надолго связана узами союза. Поэтому тренироваться с ними наравне узнавать их, чем кто дышит, было моим приоритетом.
Медицинское обследование меня врачей, описывать не буду, посмотрели, увидели, рана зажила, удивились, и я сама тоже удивилась, очень быстро всё заросло, как на собаке. Разрешение на прохождение дальше службы, дано.
В 5 утра на следующий день, была тренировка, бег с препятствиями через лес, при полной экипировки. Конечный пункт по плану карты, был в лесу. Первый из нас, кто придет на финишную прямую, должен был, поставить чайник на костер разогреваться.
Нас отвезли в лес, каждого на определенном расстоянии высаживали, и оттуда мы должны были действовать, каждый своим путем. Еще до высадки, мне дали винтовку, а также сидор, который сунул мне в руку Ларионов в машине грузовика, по моим ощущениям, там было 30 килограмм. Я надела сидор без слов.
Сигнал ракета старт команда вперед.
Если честно, я не поняла, что они подразумевали, под бег с препятствиями, по лесу? Наверно те мины, которые были установлены в лесу, у каждой мины я должна была оставить, точнее, обозначить ее палкой, веткой, что под руку попадется.
Придя к Финишу, увидела приготовленный костер, который оставалось только разжечь, чайник и кружки. Я поняла, что пришла на то самое место, подожгла костер, поставила чайник, расставила кружки, стала ждать.
Первым появился Ларионов, посмотрел на меня как на чудо Юда от верблюда. К этому времени у меня уже был готов чай, и я разлила его по кружкам, сама уже сидела и пила чай, точнее допивала. Вторым пришел Белый, 3 Медведь, 4 Ничипоренко, 5 Найденыш, 6 Черных.
На меня, они все смотрели так же, как и Ларионов; на чуда Юда от верблюда с бантиком на шее. Ребята между собой переглядывались, делали недоуменные лица. К моему сидору, который я скинула сразу у бревна, так и не подходила. Подошел Белый поднял его, опустил, посмотрел на Ларионова, пожал плечами, и даже заглянул в содержимое моего сидора. Я его так и не открывала, а зачем? Мне и так было понятно, что там гири, я решила не заострять свое внимание этому сюжету.
Вернулись на базу, обед, а потом стрельба по мишеням.
После стрельбы ко мне первый подошел Медведь, это будет теперь все время его позывной, ему подходил под его фамилию, и роста с тучностью в теле. Метр 90, широкий в плечах, а вот походка его была легкая и бесшумная. Он был 2-й Сибиряк в нашем отряде, первый был Белый позывной Лесник. Он подошел тихо, молча, пожал руку, после стрельбы. Это была первое признание со стороны одного члена моего отряда.
Третий был Ларионов, сибиряк позывной Охотник. Ничипоренко был с Украины и все его называли Мыкола, а не Никола. От такого интересного слова как мыкать. Все что плохо лежит, наш кладовщик снабженец, мог достать, все — что нужно отряду без проблем. Черных, теперь стал скрипачом с Одессы. Доктор позывной Цыган, мать его была цыганкой, отец русский. От отца он унаследовал профессию, от матери всё, что касалось лошадей и зверей. Он умел с ними разговаривать, это талант, этим даром в будущем надеялась воспользоваться. Остальные таланты, что были в моих ребятах, мне еще предстояло узнать, или помочь им найти потаенные нераскрытые таланты в них самих.
Ближе к вечеру сидя там где расположился наш отряд на крыльце, и наблюдая за ребятами, я запоминала их движения. Каждый занимался, кто чем. Охотник кидал ножички вместе с Лесником, цель дерево. Скрипач рылся в своей рации, Цыган дрессировал собаку, Медведь занимался своей снайперкой. Мыкола опять что-то стырил, наверно думал, куда и где применить. Обстановка в отряде еще была напряженная, мне не доверяли, хотя на моей стороне уже был Медведь, для себя он определился.
Я же в себе в голове повторяла их позывные клички и фамилии, и их боевые способности, характерные качества, специализация профиля.
Значит так, это все, что я знаю на этот момент:

1. Андрей Белый, лейтенант — Лесник, знание немецкого английского. Владение всех видов оружия. Умеет водить все виды транспорта, а также танк. Владение холодным оружием в совершенстве, а также рукопашный бой. Аналитический склад ума, вполне бы мог занять моё место, даже скорее всего, был бы очень отличным командиром отряда, если б не я. Ребята его любят и уважают.
2. Сергей Ларионов, младший лейтенант — Охотник, знание немецкого английского, владение всех видов оружия, умеет водить все виды транспорта, а также танк. Рукопашный бой в совершенстве. Инженер-конструктор самоучка, тяга к авиа-конструкции, высшее незаконченное, взяли в НКВД.
3. Игорь Медведев, сержант — Медведь, охотник из Сибири. Отличный снайпер, хорошие следопыт, нюх развит, как у собаки. Рукопашный бой, берет силой, при его комплектации, удивительно подвижный, незаметный в лесу, маскировка, на отлично. Знание немецкого языка — 5 слов.
4. Николай Ничепоренко, сержант – Мыкола, юркий как змея, хороший подрывник сапер, как снабженец самый лучший.
5. Олег Найденыш, сержант – Цыган, хороший врач без высшего образования, прошел курсы медбрата, талант этого молодого человека, то, что он многому научился у своего отца врача, самоучка. В будущем хотел стать ветеринаром, талант на все сто понимание зверей, хороший потенциал стать хорошим врачом или доктором в будущем, но у него есть цель ветеринар.
6. Митяй Черных, сержант – Скрипач, (сама выбрала из школы радистов – лучший) бывший студент, собирает и разбирает рацию закрытыми глазами. Наше слабое звено, уровень физической подготовки двойка.
Пока я в голове раскладывала все по полочкам, меня позвали, поиграть в ножички, ребята постоянно проверяли меня.
Так называемый бег с препятствиями я прошла на отлично.
Случайно услышала их разговор во время обеда, они обсуждали меня и удивлялись, у них было только по 20 кг в сидоре, а мне оказывается, положили на 10 килограммов больше, думали я на следующие сутки только к финишу приду, или приползу. Я еще тогда посмеялась, наивные, но не стала ничего говорить, время ни прошло, для разговора серьезного. И во время стрельбы по мишени мне подсунули бракованную винтовку со сбитой мушкой. Развлекаются ребята хорошо. Молодцы мне это нравится, с юмором все в порядке.
Ну что ж покидаем ваши ножички, только усложним немного, подумала я.
Дали три ножа в руку, показали цели, чтобы я попала рядом с ножиком, который уже, был воткнут в дерево. Это была идея Охотника, при этом он спросил
— А ты вообще умеешь пользоваться холодным оружием? Тов. Командир. С язвительной интонацией.
Невдалеке было яблочное дерево, я попросила принести три яблока, ну что подумала я, вы сами этого хотели. Шоу вам сейчас обещаю.
— Мыкола, подкинь три яблочка в сторону дерева, где нож воткнут, одновременно если сможешь.
Все кто был, собрались посмотреть, что же я сейчас буду делать?!
— Когда скажу старт, подбрасывай в ту сторону.
Осмотрев ножи, немного поиграв в руке, определив их вес, начала представление
— Старт
Молодец, хорошо подкинул, ножи прошли через яблоки, разрезая в полете на две половики, и воткнулись в миллиметре рядом с первым ножом.
Посмотрев гордым взглядом на ребят. Ну что съели?
Вид у ребят был просто неописуемый. Раскрыв рты с челюстью упавший на землю, они стояли и смотрели безмолвно. Особенно у моего Охотника, он был лучший в этом деле по метанию ножей, и техникой владения холодного оружия. Мне не хотелось зазнаваться, но потихоньку нужно было ставить все, на «ы» с точкой.
У нас было очень мало времени играть в игры, по моим наблюдениям ребята, как мой отряд был еще не готов. Им предстояло стать лучшими из лучших.
На завтра была рукопашка, бои без правил, завтра мне нужно было узнать и увидеть на что, они способны.
Пришло время показать свои способности публично. Все тренировки нашего отряда велись под особой секретностью, контролировал лично Судоплатов. Больше никто к нашему отряду не подпускался. Ребята еще не знали, куда они попали, и что за отряд из них делают. Какие полномочия у меня, насчет этого отряда. Они пока думали, что они диверсионный отряд Судоплатова, больше они ничего не знали. А также они не знали, что они самый первый отряд, пока еще Экспериментальный, под особым грифом секретно, подчиняющийся напрямую только Сталину и Берии. И название этого отряда С.О.С.О – Тигрята. Сталинский Особый Секретный Отряд
Если мы пройдем испытательный срок, и докажем, что имеем право своего дальнейшего существования, то тигрята станут львятами, такую шутку позволил себе сам товарищ Сталин. Придумывая название своего личного отряда под руководством Берии.
Если все пойдет по моему плану, и я смогу из-за ребят выбить, вытрясти достать, всё что в них заложено, пройдя испытание войной, исполнив, в будущем на пять, 1-е задание, то таких отрядов будет много, под моим руководством.
Поэтому мои самые первые тигрята должны были быть, лучшими из лучших, и доказать, что мы имеем право существовать как отряд в будущем.
Наступил следующий день, 5 утра, сегодня по плану рукопашка. Сегодня всё станет на свои места, и если у них были какие-либо вопросы ко мне, они уже их не зададут, они увидят всё своими глазами.
Лёд вчера тронулся, после кидания ножей подошел Андрюха-Лесник, и пожал мне руку. Сергей Охотник смотрел скептически, но уже с интересом. Не скрою, мне сразу очень понравился Сергей, любовь к холодному оружию была у нас обоюдная. Вообще эти сибирские парни, Медведь Охотник и Лесник, были чем-то мне родными, по зову крови, если так можно сказать. У нас было, что-то общее, пока я не знала, что? Я их сразу приняла, как старших братьев, их скептическое отношение к моей персоне, меня не отгоняло, я знала, время поставит все на свои места.
Ребята начали разогреваться, скажем так — покидали друг друга на землю. Я пока стояла в сторонке, с другой стороны стоял Судоплатов и даже сам Берия приехал посмотреть на нашу тренировку. Мне не хотелось, чтоб присутствовал Судоплатов с Берией на тренировке. Мне нужно было придумать тактику боя, чтоб потом не возникли вопросы, откуда у меня такие познания и особенности моего стиля боя? так как он не укладывался в рамке их тех стандарта преподаваемые в школах НКВД.
Если Берия, я знала, что он знает почти всё обо мне, но моей специфики он не знает. В анкете стояло, рукопашный — удовлетворительно, женского пола ударение. Кто писал мою анкету-досье? не знаю, смешно.
В принципе, я же тогда не проходила курс бойца, меня на спец тренировки не брали.
Радио, стрельба, парашют, языки и просто бег. Я даже строевую подготовку не проходила. Спасибо братьям научили танк водить скрытно от всех. Вот это было указано в моей анкете тоже, умеет водить всеми видами транспорта.
Анкету мне дал почитать Берия, со словами «ты единственный человек, которому я даю почитать его собственно анкету досье». Попросил меня рассказать, что я еще умею, чтобы не тратить время зря. Умный мужик догадался, что анкету составлял «недальновидный мужчина» — скажем так. Но многие докладные были более конкретные. Почему он дал мне почитать мое собственное досье? я поняла потом. Он смотрел на мою реакцию, ждал, буду ли я с ним искренне?! Я решила тогда дополнить; владение холодным оружием в совершенстве, владение всеми видами оружия в совершенстве. Исключительная память, уточнять не стала, этого хватило, он был доволен. Про мои иголки умолчала, про звездочки я рассказала, что это как ножи, ему очень понравилось, он даже сам попробовал их кинуть. И даже предложил, если мне понадобится больше звездочек, они будут изготовлены специально для меня. Дал адрес к кому обратиться по этому поводу на будущее.
В спарринг со мной поставили Скрипача, я была рада, покидали друг друга. Судоплатов с Берией остались довольными, и покинули территорию со словами;
— Тренируйтесь дальше, не будем вам мешать.
Как же мне надоело со Скрипачом танцевать, слабый мальчик, его еще нужно тренировать и тренировать. Пока Судоплатов с Берией стояли рядом, я не могла с ребятами тренироваться, как хотела.
Всё, воздух чист, теперь можно развлекаться.
Ребята тоже почувствовали, что-то ни то, боец бойца увидит издалека. И предложили мне сначала с Мыколой, а потом с Цыганом потанцевать заново.
Ответ мой их удивил. Я сказала, что сразу с тремя будет интересней, например — Мыкола Цыган и Медведь. На меня смотрели 12 глаз, как на зайчика, который только что съел слона, медведя и мамонта в придачу. Вместо того, чтобы морковку кушать. Особенно их удивило, что я захотела и Медведя иметь в этой тройке. Мыкола был шустрый, Медведь он и есть Медведь, сила так и прет, у Цыгана особенный стиль, юркий и хитрый. Со словами, не зашибить нашего нового командира, Лесник дал команду к началу боя.
Все встали в круг, смотреть, как будут сейчас мять бока командиру, чтоб не зазнавалась.
Не прошло и минуты, как все лежали на земле, кроме меня доброй и ласковой. Ну, все, мое терпение закончилось, пора переходить к настоящим тренировкам мальчиков, подумала я.
Но нельзя же так широко раскрывать рот, и челюстью подметать землю, дала им 5 минут опомниться. После этого, все подошли, пожали руку, и сказали
— Командир нет слов, прости, извини, за те лишние 10 килограмм.
Я с удивлением посмотрела на ребят, якобы об этом и не знала.
— Что у вас было меньше? А я и не заметила, и не знала, могла бы и 40 килограмм на себе тащить, без проблем.
Между прочим, хорошая тренировка для бега с препятствиями в будущем, пригодится, ваша норма повышается на 10 килограмм, 30 теперь для каждого.
Лед растаял, теперь мы одна команда, это поняли все.
Ребята спросили про слухи, которые они услышали на кухне, правда ли, что я Герой Советского Союза? и захотели узнать, за что я получила такую награду. Мне давно нужно было с ними поговорить, с каждым, и не только, поэтому я сказала, сейчас на час мы прервем тренировку, поговорим и пообщаемся все вместе. Я расскажу о себе что могу, каждый мне потом по отдельности расскажет о себе.
После моего рассказа, они не верили моим словам, ту историю, которую я им поведала, что со мной произошло. Как всегда утаив про мои иголочки и звездочки, еще рано об этом рассказывать.
Но в остальном, я даже рассказала, как я наделала в штаны, и ничего не утаила. Всё, и даже про «красавца особиста», который меня ударил.
Потом они долго сидели и думали, меня же не просто так наградили героем, значит, это правда.
Я смогла им показать все-таки, что умею, хоть и не все. Но у нас еще целый месяц, они сами поймут, с кем они имеют дело.
Переговорив с каждым по душам, я выяснила для себя очень много, и поставила себе на заметку, как воспользоваться тем, о чем они сами, никогда бы не догадались, что владеют.
Этот Дар у меня появился, когда я вернулась из Сибири в 1937 году, я заметила за собой такую особенность, что я могу видеть в людях то, что они сами не знают о себе. Распознавать их 100 % талант к чему-либо, затаившийся глубоко в самих людях.
У каждого человека есть стопроцентный талант – призвание, дар, к чему-либо, он может проработать всю свою жизнь инженером, и даже отличиться на своём месте, но свое призвание Дар, может никогда не найти, не раскрыть.
И вот этой способностью видеть и раскрывать в людях талант, их дар и призвание, я овладела на все 100. Я была как будитель сотрясатель, таланта – дара, нужных мне людей.
С завтрашнего дня начинались новые тренировки, по моим законам, и по моим правилам.
Предупредила всех
— Игры закончились, теперь будет жестко, очень жестко. Кто не согласен, может уйти, пока не поздно, потом выхода не будет.
Новый распорядок дня: подъем в 4, отбой в 22 ночи, времени у нас мало.
— Вы все, не готовы быть еще тем отрядом, который я вижу в будущем, точнее ваша физическая подготовка для меня на нуле.
Так, кто не хочет быть под моим командованием? Выйти из строя, никаких обид.
Наверное ребята почувствовали совершенно другого человека, а не того командира, который все время улыбался, смотрел и наблюдал. Никто не вышел, все были согласны.
Месяц тренировки прошел. За это время мы узнали друг друга лучше, мы были сплоченный коллектив, но мне не хватило времени. Мне нужно было, хотя бы 2 недели, о чём я и попросила вышестоящего командира в данный момент Судоплатова, чтоб мне дали еще две недели. С грехом пополам, мне всё-таки разрешили еще на две недели продлить тренировку, хотя у них возникло много вопросов, ребята уже и так волкодавы, чему я их так долго учу?
У каждого за спиной и так 4 года пребывания службы в НКВД. И у меня были лучшие из лучших, по их мнению. Мое мнение было о них, на троечку.
Вот и пролетели еще 2 недели, уже можно в принципе было сказать, мы один организм, один большой кулак, и если он распустит щупальца, то будет очень нехорошо, плохим дядям.
Итак, первое задание: соединиться с партизанами, произвести диверсию, взорвать мост, Аэродром, с совместными усилиями. Раздобыть языка, распотрошить, передать информацию. В зависимости от звания врага, уничтожить на месте, или взять с собой.
Первый отряд на самолете был сбит зенитным огнем.
Второй отряд десантировался, пропал без вести, не дошел до цели.
Наш отряд третий.
Это какая-то закономерность, подумала я, опять третий.
Уже при составлении нового плана, я попросила внести маленькую поправку. Нас не доставляют на самолете в тот квадрат, мы переходим через линию фронта, приблизительно в том районе, не смотря на большое расстояние.
На вопрос, — почему такой сложный путь? Ответила.
— Есть идея, что по пути, может быть, найдем следы пропавшего отряда, может рация у них сломалась, или еще что. Тогда у нас, по крайней мере, будет информация о наших ребятах, нельзя же их со счета скидывать.
— Мудришь ты что-то. Был ответ.
Но мой план утвердили.
Конечно, мудрила, мое предчувствие опять говорило, что что-то не то, и инстинкт предупреждал, туда — только не на самолете. Самолет скажем так, должен скинуть партизанам «посылку» в указанном месте, о которой они просили, и точка.
Судоплатов просто махнул рукой, он за эти полтора месяца, такое увидел, что слов не находил.
Одни костюмы лешего, чего стоили, не говоря о форме, в которой все диверсанты были. Форма была мной переделана, для всех членов моего отряда.
Вязанные шапки, черно коричневого-зеленого цвета, под цвет деревьев. Нашла бабулю, которая связала их, дольше объясняла, что хочу, чем сама вязка.
Кладовщик-снабженец на складе, так вообще пальцем у головы крутил, после моих заказов. Хи-ха — 3 раза, толи еще будет.
Линию Фронта прошли без проблем, весь путь до встречи с проводником отряда, был без приключений. Следов пропавшего отряда не обнаружили, прошли дожди.
Перед встречей с проводником, приказала, всем сразу не выходить, ни в коем случае. Держаться на большом расстоянии, не подходить близко, следовать до лагеря на расстояние, и не выдавать себя. Даже когда мы будем в лагере, не выходить без моего сигнала. Скрипача так вообще оставила в другом месте.
Все было уже отработано, немые знаки обозначения, которым я их обучала экстра, знали все наизусть. Одного жеста хватало понять, что я им говорю, или они мне.
Ох, и намучилась я их учить тогда, детскому немому языку, с моими значениями. Иногда так мы не говоря целый день, общались, на нас, как на дураков смотрели. Типа дар речи потеряли, онемели все сразу.
Но ребята поняли сразу, что это, как раз, и пригодиться, кроме стандартных жестов разведчика диверсанта.
За счёт этих жестов и знаков, можно было целый роман пересказать. А ведь я, его только модернизировала, и обработала соответствующе, связанных с военными действиями. Особенно, с нашим прямым назначением, касательно диверсионных акций.
В лесу мы практически не говорили, лес не любит шума. С собой на встречу с проводником я взяла Лесника и Медведя. Остальные, как договорились, шли следом на расстоянии, следя за нами. За старшего, выдавал себя Лесник, я радист и нас только 3-е.
Встреча прошла без проблем, проводник Иван, ждал нас на условленном месте.
Спросив
— А, где остальные?
Странно, о численности отряда партизанам сказано не было.
А вот этого, проводник не мог знать, это даже ребята поняли, но кто, этих партизан знает, и какие у них там правила?
При этом, там такая сборная солянка, что черт голову потеряет, разбираясь. Но я тоже не простая девочка, прежде чем идти на встречу, перед заданием, я запросила личные дела и фото всех, кого у нас в отделе нашли, и кто был известен по присланным данным, из этого партизанского отряда. Ребята тоже видели фото Командного состава. Лично я наизусть знала, все дела, которые прошли через мои руки. Естественно не всех, в отряд вливались все новые и новые бойцы.
Поэтому знак был только повышенное внимание, а вот когда стали подходить, то я в стороне увидела секрет, это не был боец, который был постом охраны, и не говорил, «стой, кто идет?» это был пост, который мы не должны были видеть. Ребята его даже не заметили, очень хорошо он был замаскирован, и это не уровень партизан, хотя кто их знает? профессионалы везде есть.
И всё-таки я сделала вид, что неуклюжая, и упала в ту сторону, «молодец» даже не пошевелился вот это сюрприз. Он был уверен, что я его не вижу. Ну уж, нет, я уже знала, это скорей всего ловушка, здесь что-то не так, и чтоб увериться в своих домыслах, я остановилась.
— Ваня, а у вас есть покушать? так хочется кушать.
— Да, конечно, обед в лагере думаю, приготовили, немного осталось, потерпите?
— Эх, да я потерплю.
А вот и ребята уже знают, где сидит сюрприз, притом абсолютно все, сигнал сработал, опасность, ловушка, ждать дальнейших сигналов. Не соваться ни в коем случае в лагерь, чтобы не произошло.
Мы последовали дальше. Вдруг Лесник начал болтать, тараторить без умолку, мол, девчонка первый раз, сил мало, не привыкла, страху натерпелась, и всякий бред.
Медведь поддержал
-…Нас было 7, только 4-х убили, рация утонула, а мы «лопухи» и теперь даже не знаем, что делать, как быть?…(ох, лишь бы не переборщили плакаться)
— До вас, я другой отряд встречал, прождал сутки, не пришли, наверно также самолет немцы сбили, ходили искать, не нашли.
(А вот это ты зря, сказал Ваня, прокол да еще какой)
Сигнал! 100% ловушка — сделан, идем веселиться втроем, остальные по кругу, и контакт по возможности видимости нас, ждать следующий сигнал. Если мы не сможем уйти через определенное время, уходить без нас, ни в коем случае, не обозначать своего присутствия, ждать 2 суток в условленном месте, потом выходить на связь и действовать по обстановке.
Лесник уже знает свою роль, Медведь тоже, итак мы идем в гости. Вопрос, только к кому? К фальшивым переодетым партизанам или предателям партизанам? вот это оставалось выяснить.
— Стой! Кто идет?
(Мне смешно, а не поздно ли разыгрывать пост?!) Ну-ну поиграем…
— Свои
— Пароль
— Хлеб
— А я бы булку, сейчас бы съела.
Иван на меня уже как на идиотку смотрит, да думает, кого только в отряд берут? Мало того что девка, так еще и тупая, как галоша, с отрезанным носком и пяткой.
Ух, ребята и то подумали, может и вправду командир, (жрать) кушать хочет?! Не-а мальчики, знак — ага поняли, полная концентрация.
Пришли, обычная обстановка в партизанском отряде, все занимаются, кто чем. Кто винтовки чистит, кто на кухне сидит, идиллия и только.
Вот только как раз, все слишком идеально, да и за нами пристроились сразу 3 бойца, как будто случайно, типа в одну сторону все идем.
Иван нас сразу в землянку привел, где Командир партизанского отряда нас ждал с комиссаром отряда, и даже радист в углу сидел, рацию чинил.
Доложил, как положено и у двери встал, не вышел.
Что-то слишком любопытный, наш проводник, по статусу ведь не должен оставаться, привел и всё, иди дальше, а что тут уши греть?

Цирк начался! Командир представился, мы тоже.
(В голове счёт 4 против 3) Ну-ну, послушаем, что нам тут петь будут?. .
— Здравствуйте товарищи! Мы ждали семерых, что произошло?
— Ой, извините, пожалуйста, а мне обещали покушать дать?
— Товарищ Лейкина, прекратить!
(это Лесник свои 2 копейки вставил)
— Иван, скажи, чтоб сюда для наших товарищей, обед принесли.
(ага, все пока в норме)
— Да Валентин Никифорович, сейчас будет.
То, что это не Командир партизанского отряда, мы это сразу поняли, это был, кто угодно, но не он, хотя очень похож, молодцы хорошо подготовились.
— У вас должно быть задание, связанное с нами, какая помощь требуется от нас?
Аха, значит, про задание они не знают, точнее какое? уже теплее, вот теперь нам нужно выяснить, что произошло с другим отрядом? Они по моим догадкам попали в ловушку, притом уже здесь, но как я понимаю, не раскололись.
Ждем, когда покушать принесут, тогда у нас будет время.
Принесли, ой неловкая такая, как только вышел боец, упала мимо ящика, с грохотом ранняя миску, влетело сразу двое, ого реакция, но Комиссар сделал знак незаметно, якобы, мы не видели. Медведь был занят мной, поднимал непутевую, Лесник меня отчитывал,
— Дали дуру бабу, одна еда в голове, даже рацию утопила, все задание почти провалила.
(Если б не добрые дяди партизаны, то вообще можно идти назад) Молодца, талант артиста пропадает.
После еще одной моей шумной неловкости, видя, что никто не заходит, мы решили действовать, цели распределили.
Радист вырубился мгновенно, после удара по голове, лапой Медведя, Комиссар был мой с Командиром, уснули на короткое время. Лесник оглушил Ивана.
Всех связали, кто был в землянке, кляпы в рот. Обшмонали всех и землянку. Да хероватенько, ребята из Абвера, не хило.
Вопрос первый; как будем выбираться из этого логова? Вопрос второй; кого допрашивать первым? Вопрос кого будить отпал, у ребят «партизан» были документы, Комиссар был главным, гауптштурмфюрер СС а вот Ваня был оберштурмфюрер СС, Командир — Штурмшарфюрер СС, радист СС-ман, да не хило мы в гости зашли. Интересно, как долго тут эти клоуны, нашим, мозги дурят, и где партизаны настоящие? Самое главное, где второй отряд?
Ну что сейчас гадать, надо потрошить Ваню, он мне показался более разговорчивым, разбудили, на его глазах перерезали горло СС-ману, проникся, понял мы не шутим. Нам терять нечего, и выдал Ваня весь расклад, наверно подумал, что мы не выйдем отсюда живыми, точнее с территории партизанского отряда. Опять отключили Ванюшу.
Мозговой штурм как уходить? если с боем, то нас перебьют всех, как куропаток, заложников брать как щит, тоже отпадает, та же участь, сидим, гремим ложками «обедаем» тут Медведь удивил.
— А если по простому, как друзья с Ванюшей тем же путем что и пришли, Ване жизнь гарантировать, отпустим типа сразу.
— О-о Медведь, да ты гений, только я подкорректирую твой план, чтоб наверняка.
Чтоб Ваня нам помог без слов, точнее не подал знак своим, пока выходить будем, а расчистил нам дорогу от своих собратьев. А это значит, нужно будить всех, и делать укол с ядом на глазах у публики, самому младшему по званию Штурмшарфюреру СС, чтоб прониклись. А эти двум вколоть якобы яд, а противоядие, после нашего отхода дадим, когда выйдем, ампулы держать в руке, если они вздумают дать сигнал, ведь она может разбиться, при нашем задержание, не так ли?
(Я же уже писала, что кладовщик наш, только головой мотал, при моих заказах, зачем мол ей витамины в ампулах? да и прочее, шприцы пустые, иголки от шприцов отдельно, н-е количество, канцелярские резинки и т.д. Ответ простой: я вредный и очень пакостный диверсант).
Еще поговорив со старшим, поняв, что ничего нового он не добавил, что мы уже знаем. Собрали всю документацию, карту, даже на связь вышли, рация то здесь зачем? Отбила текст нашим, с намеком, на сложившуюся ситуацию.
Объяснили гансикам, как они должны будут себя вести, и вышли впятером, как не в чем, не бывало, ну просто друзья товарищи. Вначале за нами пристроились опять те трое, но «наш Комиссар» дал знак, чтоб они смылись, типа все под контролем, так надо. Немцы люди послушные, решили, начальство знает, что делает, и пошли по своим делам. А мы еще круг почета сделали, болтая с нашими гостеприимными хозяевами, о всякой ерунде. Медведь даже закурить попросил на выходе, только боец так на него уставился, что комиссару пришлось якобы незаметно знак подать, мол Товарищ курить хочет, ага дошло, дал и жестом ответил, на спасибо Медведя мол, ок.
(Не все по-русски тут говорят, немые партизаны, какие то)

Вышли, отошли, пора валить, поставили наших друзей у дерева, пусть поддержат дерево, чтоб не упало. Укол — мертвый сон, хороший сон, для гадов.
Дальний секрет ребята уже без нас сняли, тоже спит мертвым сном, а теперь ноги в руки и бегом отсюда.
Уф забрали нашего Скрипача и все хором деру, в сторону, где наши в плену сидят, двое их осталось, и ранены вдобавок.
Информацию, которую мы получили: Настоящий партизанский отряд ликвидировали уже как две недели. Две недели Абвер играл с нашими в игру, подкидывая дезу, ловя наших ребят, которых они запрашивали для «совместных действий». Смысл этой игры был прост, узнать побольше, о наших агентах и связниках, в их кругах, на этой территории, ну и информацию по возможности о других партизанских отрядах, плюс деза с их стороны. Также брали в плен просто случайных, скажем так новых бойцов, кто хотел воевать и вышел к ним. Умно ничего не скажешь.
Удалились от места на 10 км сидим, думаем что делать? наших 2-х ребят выручать надо, только они ранены. Тогда задание и так под провалом, без партизан, 2 объекта нам сразу не уничтожить, а по отдельности, так разделяться придется, потом немчура может, шерстить начать, да и эти «партизаны» скоро шум поднимут, если уже не подняли.
Если сразу ребят не сможем вытащить, то потом шансов не будет. Значит, вытаскиваем ребят, а потом будет потом….
Нам повезло, ребята находились в деревне, не успели их еще перевезти, Абверовцы, что-то мудрили, и решили их в этой деревне подержать, странно, но ладно, нам же и лучше, немчуры меньше.
Документы их есть, только что толку, в деревне могли уже знать, что произошло у «партизан».
Ребят держат в сельсовете, тут не менее взвода, мд-а шуму нам не надо.
И тут меня удивил охотник…
— У нас же есть пустые бланки с подписью, передадим записку, чтоб ребят перевели в город срочно, даже если они знают, что мы ушли, и их командиры мертвы. Логично даже получается в любом случае, они же могли послать кого-нибудь с таким приказом, до этого, то зачем их здесь держать? в городе спокойней, да и на облаву нашу, люди понадобятся.
— Значит так, Охотник идет и передает эту записку, придумывайте, что будет говорить на пасту наш «немецкий почтальон», чтоб записка в руки попала хорошему дяде, который отпустит ребят, да еще, переодеться надо, выглядеть как партизан.
Риск есть, но это был самый наилучший вариант. Охотник все больше мне нравился (я боялась себе признаться, что не только, как умный и способный человек, тут были уже другие чувства).
Обговорили все детали, Охотник пошел в деревню.
Мы пошли на условленное место засады, всё-таки это русское «Авось» работает очень часто в помощь нашему русскому брату.
Ни на какой другой язык именно слово — Авось, невозможно перевести дословно. (Приблизительный перевод, это уже не то)
Во время засады и всей операции, я старалась не мешать ребятам, я могу, а вот они как сработают? это наше первое задание, 1-й выход 1-е совместные действия. Я старалась оставаться на заднем плане, все прошло как по маслу. Броневик наш, грузовик тоже наш теперь. Охрана перебита, ребята были в грузовике, да досталось ребятам, выглядели они плохо.
Раздели всех немцев до гола, скинули в канаву в лесу, засыпали ветками, все переоделись в немецкую форму, в наглую поехали по прямой. Проехав 2 поста по дороге без проблем, свернули в лес. Нам нужно было знать историю ребят. Наш Цыган должен посмотреть оказать помощь, а потом будем думать.
Как я и думала, ребята попали в ловушку, встретили проводника, он привел в отряд, повязали и будь здоров, остальных убили при задержании, оказали сопротивление.
(Какие нехорошие диверсанты).
Эти двое тоже были ранены, но не смертельно, их успели разоружить, шансов вырваться не было. Немцы их держали, в надежде, что ребята пойдут на сотрудничество, дали время на раздумье. Вот они и думали. (Долго долго, как могли, дугодумы — что с них взять)
Ну, всё ясно!
Вот только что нам теперь с ребятами делать? Они теперь наш хомут к сожалению. Их нужно было спрятать, но только где? Чтобы когда мы выполним задание, забрать по дороге. Вот это вопрос, где? и какое задание будем исполнять первым?
От ребят мы узнали нужную информацию. Недалеко находится лагерь военнопленных. А вот это, меняло все дело, ребус сложился. Нужно каким-то образом выпустить всех плененных.
«Извините военнопленные, но вы будете нашим прикрытием, такую роль вам придется сыграть, отвлекая от нас своим побегом. Надеемся, что кто-то из вас доберется до наших, и заранее просим прощения, что не сможем заняться вашей организацией, ничем больше мы вам помочь не можем, освобождая вас, мы даем вам шанс еще раз повоевать, от вас самих теперь зависит ваше будущее».
Взрываем забор лагеря и уходим к цели мост, на сладкое аэродром.

Всё прошло без сучка и задоринки. У меня в отряде не только Волкодавы, а очень умные ребята, смелые и шустрые. Описывать, как взрывали мост не интересно, пришли, взорвали, убежали. Аэродром тут было вообще весело.
После взрыва, лагерь пленных превратился в улей, пленные отвлекли на себя все внимание, за пленными бегали, уже все кто может. А мы спокойно приехали на аэродром, подняли бучу, что у нас два ценных пленных, срочно самолет нужен, у вас бардак везде, партизаны и диверсанты.
Ой, мы же их полковника по дороге захватили, наш пропуск, после нужного укола, он согласился нам помогать, очень вежливый понятливый человек.
На аэродроме еще документами разжились, да и полковник был не прост, а когда улетали на двух самолетах, у немецких летчиков даже слезы были, наверно потому, что им здесь так понравилось, ну не потому же, что мы пару бомб сбросили, нечаянно, делая прощальный круг. Все внизу случайно взорвалось, ох какая досада. Без маленького бум, я не хотела уходить, улетать. Аэродром перестал существовать.
На обратном пути, чуть наши нас не сбили, слава «Небу» повезло, сели без проблем, типа наши нас приземлили.
Нас арестовали, мы дома Ура! Задание выполнено, по моим меркам на 5+. Штабс ефрейтор Люфтваффе, один чего стоит, не хухры мухры, наш вежливый полковник.
Видя, что ребята устали, решила сразу не доставать свою всесильную метку, пропуск из материи, с нами пока хорошо обращались, дала 40 мин отдохнуть, а потом, если здешнее руководство не выйдет на связь с тем, кто нам нужен, тогда действовать.
Но, к моему сожалению, они быстро вышли на связь, так как не каждый день, два немецких самолета с экипажем и полковником приземлялись. Только зашли к нам в так называемую камеру, где мы все сидели, и попросили сказать, что за отряд, как наверх докладывать? Тут особист был умным, и на своем месте, сразу видно, что ловил настоящих шпионов и врагов, а не выдуманных.
— Зоопарк прилетел, там поймут……
Опять Москва отчет доклад Берия, и опять к Сталину.
Ну что на этот раз? вроде нигде не нашкодила, морду никому не набила. Притом ребят у Берии оставили, ой ой.
Обалдеть, сегодня не ругали, опять без слов, упс, 2-я Звезда на моей груди, и пожатие руки.
— Старший лейтенант! Оправдала на все 100, быть твоему отряду, и еще можешь 14 пока.. человек выбрать, но чтоб были лучшими из лучших.
— Это намёк, мал золотник, но дорог.
Намек был понят с моей стороны так; лучше 20 человек персонально обучать, чем на кого-нибудь другого взваливать, и все под контролем. Прежде нужно сделать, из них лучших, наберутся опыта, смогут потом учить других, и им уже можно как себе верить, когда пройдут проверку.
Эти первые 20 будут должны стать моим ядром, моим организмом, работающим во благо родины и С.О.С.О Секретный Особый Сталинский Отряд….карт бланш…
Вернулась туда, где ребята находились, сияют от счастья, их наградили тоже, но только Охотника и Лесника Орденом Красной Звезды. Остальных, к сожалению, только какими-то безделушками. Медведя отдельно экстра Портсигаром и зажигалкой. Опять Начальники шутят, прочитали отчет, а ведь смешно, он тогда специально курить попросил, по моей просьбе, а он не курит вообще.
Мы потом долго смеялись
1941 пролетел быстро, учеба задание, опять учеба, задание.

1942 Весна

Нас кидали как мячики, 20 человек один большой кулак, есть новобранцы, но они пока на моей базе. Да, у нас своя отдельная база, и теперь сюда только Сталин или Берия может приехать. Для остальных, все 100 невидимки, персонал не меняется, если только внезапно не умрет. Новобранцев 80 человек итого 100.
Скрипача убили, теперь на его месте наш горячий парень, смесь крови, так он себя называет «грузин чеченский» почему не наоборот? не говорит. Али-баба и точка. Характер взрывной, меня увидев, поник наверно, долго ругался с кем то, определялся, как ему теперь быть? Женщина хорошо, Командир женщина плохо. Определиться помогла очередная вылазка, когда я его на себе тащила, ребята тоже не пустыми шли, ели до своих тогда добрались с грузом. Ничего отошел, теперь я сестра, как он говорит, а так очень умный и схватывает все на лету. Физическая подготовка на уровне. По его просьбе взяли в отряд его младшего брата, парень самородок не пожалела. Моя 20-ка основная делится по 10, первая моя уже львята, а вторая тигрята, вот и наш Док от слова самородок во втором отряде. Выхожу то с львятами, то с тигрятами на охоту, так мы прозвали задания. Я уже Капитан, Охотник и Лесник — старшие лейтенанты, Медведь — лейтенант, Мыкола — младший лейтенант, остальные сержанты, про награды и не говорю, у всех есть…
1942 декабрь

После очередного выполненного задания, когда возвращались назад, нам пришлось разбить отряд, каждый уходил, как мог, на нас устроили охоту.
Я с Охотником, путала следы прикрывая отход наших, отвлекали немчуру на себя.
— Ну что Охота, еще побегаем?
— Да Львенок бежим, снег по колено, нас скоро найдут
— Это да, давай, уже осталось недалеко, там наши ребята должны были уже перейти через линию.
Пробежали 3 км…
— Ложись, послышались выстрелы
— Твою дивизию, откуда эти гады здесь? черт попали, ползем быстрей Охота не отставай, еще немного…
— Командир извини, но быстрей не могу, устал я что-то…
— Да ты что? Охота осталось всего ничего, дотянем — эй охота твою мать, ты что разлегся? не дома вроде. Сережа миленький открой глаза…
— Уходи я не смогу
— Нет только не это
— Оставь меня, не тащи
— Тихо Сережа…сейчас подожди.
Какой-то гаденыш бросил гранату, и не одну, я не успевала, прикрыла своим телом Сережку, обожгло спину, черт…
У меня тоже есть подарок, ловите гады…ага не нравиться? вот так…
Серый милый не закрывай глаза проснись, говори что-нибудь, говори дорогой, говори
Так, а это что?…сейчас погодь милый, тут гуляют всякие…сейчас
Встала, побежала, выстрелы в мою сторону…
…Черт долбанный снег… свист пуль…одного пристрелила, а второй попал в меня, ну сколько вас еще?
Взрыв…черт…а вот теперь меня задели, выстрел…ага попала. Иду ковыляю…
— Сережа проснись! я уже не говорю, кричу что есть силы, оттащила к дереву, все. Сережку посадила, перевязала, как могла, силы уходят, дала ему гранату в руку.
Серега прости меня дуру, я же виновата перед тобой, я как узнала…про… когда на братьев похоронка пришла, забыла что такое страх. И сегодня не должна была тебя брать с собой. Прости любимый.
Хорошо, что ты меня не слышишь, это моя тайна, я так тебя люблю! А ты и не знаешь…умрем сейчас вместе, хоть так, мы будем неразлучны.
О, встали гады.
Прощай милый и прости! Что за тебя сейчас решаю.
Ну идите, 5 пуль ваши и граната (которую мы держим, точнее я сжимаю руку Сережи с гранатой)
Все патроны ек..
Раздаются взрывы, но не рядом, и громкое — Ура!
Успели ребята, только сил нет кричать, шепчу — Сережа милый, Наши! Ответа нет, но он жив я это чувствую. Жму его руку.
Понимаю, что вернуть чеку, я уже не смогу. Правая рука онемела, левой я сжимаю его правую руку с гранатой.
Пот течет на глаза щеки губы. Черт — это кровь моя, значит еще, где то зацепило, твою дивизию, не могу больше, сейчас отключусь.
Кто-то подошел, вижу плохо пелена перед глазами…
— Сейчас дочка, погодь! Ребята мы нашли их, быстрей сюда мед..сес…
— Граната! показываю головой как могу
— Быстрей, у них граната в руке, помогите…сейчас сейчас, отпускай дочка, отпусти гранату все хоро…
Открываю глаза, где я? в палате одна медсестра, спрашиваю…
— Я где?
— В госпитале.
— А где?
— В Москве
— Пить
— Да, да
Мне дали попить
— Как долго?
— Извините, мне велено врача позвать. Извините! И упорхнула, аха понятно, что ничего не понятно…
— Здравствуйте рано больной! Вы нас так больше не пугайте.
Наверно в моих глазах стоял вопрос, он о чем сейчас говорит?
— Вы уже как неделю у нас…
Ого, как, где мой?…
— Здесь! (он понял, наверное, что я хотела спросить)
Он уже ходит, удивительно быстро поправляется. А вот вас пришлось сшивать, осмелюсь так выразиться.
Опять не поняла, и опять вопрос глазами.
— У Вас было множество осколочных ран, образно говоря, можно было гранату собрать из ваших ран…
Вот и хорошо, уже улыбаетесь
Да как тут не улыбаться? Если военврач с чувством юмора
— И пулю мы тоже вынули, вы просто гербарий.
— Спасибо вам! У вас очень хороший юмор
— Это вам спасибо, что вернулись, нас тут уже всех, сверх на голову поставили, из за вас. Вы отдыхайте! вы есть хотите наверно?! сейчас бульон принесут. С вашего разрешения удалюсь по своим делам.
Бормоча себе под нос «хорошо пронесло, наконец-то». Военврач ушел. Зашла медсестра, принесла бульон. Кормила меня с ложечки, я еще пока не понимала, в каком состоянии нахожусь.
Первым в палату вошел Охотник
— Можно?
Сестричка посмотрела строго, но видя моё лицо, пропустила, со словами «Только не долго».
— Саша! Я всё помню, я тогда ответить не мог, прости меня. Я ведь…
— Товарищ старший лейтенант…
Я не знаю, о чём ты? тебе все приснилось, забудьте. Это приказ.
— Есть забыть, но помнить!
— Сережа, тьфу ты. Старший лейтенант как ваше самочувствие? (он улыбнулся и поцеловал меня в щечку, при этом вскочил как ошпаренный и отошел подальше) Ну как я могла на него злиться? но все равно сделала строгое лицо…
— Будем считать, что это было, большое спасибо. Спасибо принято, вы свободны. Я видела, с какой улыбкой он покидал мою палату…
Через 2 недели мы оба к удивлению медкомиссии, были здоровы и пригодны к строевой службе.
Снова база, задания…

1943 год

Это был самый сложный год для отряда и для меня…
Два задания, которые обернулись для нашего отряда трагически. Нам везло все это время, и когда то везение кончается, наступили жесткие времена ….
1-е Задание (Ребус)
У нас было задание, узнать о странном месте!?
Конкретики не было, надо было сначала взять одного Генерала, была наколка, что он и есть руководитель, какого-то проекта. Информации как таковой не было, все в общих чертах.
Что-то связано с самолетами, то ли пропадают, то ли исчезают? или сбивают, и не понять, откуда и куда?
Полный бред, и непонятный ребус.
От партизан тоже пришла инфа. Люди пропадают в том месте, а где именно? не знают, где. Что-то странное, никто не возвращается с тех мест, в радиусе 50 км приблизительно?!
Пойди туда не знаю куда, найди то, не знаю что?
Как можно, готовится к заданию? если сама суть и смысл практически отсутствует.
Хорошо, с Генералом просто, есть конкретика, даже точное его расписание, где и когда. С этим ясно, но потом что?
Есть ли, связь Генерала, с тем местом? Тут информация отсутствует. Просто догадка и даже не обоснованная. Дальше что нам делать? если Генерал вообще с тем местом не связан, ликвидировать? Не таскать же его по лесу, ища разгадку Черного Леса…
На первом месте стояло, взять Генерала и потом дальше…
Да, еще к партизанам заскочить, у них есть информация.
Но командир отряда, такую шифровку послал, что у нас в штабе, не поняли смысла. Даже я, долго думала, что он имел в виду?
Послали запрос, пришел почти такой же ответ. Еще раз, опять не поняли, третий раз, то же самое и извинения, что по-другому он не знает как еще нам «тупым» в штабе объяснить.
Значит надо идти в отряд партизан.
С самого начала, мне все это не нравилось
Что-то штаб мудрит, от которого пришла просьба, задействовать специалистов, точнее нас. Приказ «Самого» через Берию, потом к нам.
Помочь Штабу фронта, Генералу от кого пришла просьба.
Предоставить ему лучших диверсантов, связаться с ним лично, ехать к нему в штаб, и там получим точное указание, что и как. Точнее приказ, что нужно делать. А как? это наши проблемы.
Вот только ничего нового, мы от Генерала не получили, указания те что мы уже знали. Генерал немецкий и объект непонятно где.
А ну да, партизаны с шифровкой, разгадай ребус, что бы это значило?
Сидим — ломаем голову, мозгами шуршим, в штабе Генерала, он уже два раза приходил, не понимая, почему мы здесь? А не ушли на задание. Для него все ясно, взяли, нашли — пришли — сообщили, что еще?
А то, что если б мы так быстро все делали, не готовясь, от нашего отряда уже и следа не осталось. А мы за три года, только одного потеряли, и у меня люди на вес золота, каждый из моих бойцов, бесценный. Тут столько сил было вложено, что простому смертному не понять, а зная, как наши генералы людей своих не жалели, не-а, только не моих ребят. Фиг вам с бантиком, сколько надо, столько и будем думать.
— Охота, Лесник, Медведь, что молчим?
— Тут по любому придется делиться на две пятерки

— Лесник прав, по-другому, никак
— Охота, а ты что, в рот воды набрал?
— Командир делимся, я с тобой, Лесник главный в другой пятерке
— Лесник согласен?
— Да
— Берешь с собой, Али, Мыколу, Дока, Цыгана, со мной Охотник, Медведь, Гора и Ара.
Лесник, ваш отряд к партизанам, узнай все, и если мы возьмем Генерала, то сплавим им, нам груз не нужен, встречаемся все около Мертвого леса, и ждем. До этого, Гора, Ара с Али и Доком встречаются, обмен доставка, будет груз или не будет, скинете.
Встречаетесь около партизан, по любому идете к месту встречи, через эту деревню, вынюхать все.
Лесник, Цыган Мыколо, после партизан с правой стороны, этого круга пойдешь, ребята твои сразу после партизан, должны будут наш груз ждать у Мертвого леса. К этому времени, все наши двойки должны, как ищейки поработать, тройки то же самое по возможности, язык, но с ликвидацией, ближе к месту «Х».
Нужна будет полная информация, даже слухи, всё весь бред, что население рассказывает.
Честно скажу, пахнет гнилью, не простое задание, мне это место и Генерал немецкий, как мозоль. Почему? не знаю. Еще раз повторяю, всё что вам скажут, даже если бред, запоминайте.
Полетим одним самолетом, но здесь молчим, о нашем плане. Высадку делаем в двух местах, вот об этом придется тоже покумекать. Нам нужен наш летчик, но их самолет, в штабе не должны знать, где мы высадились.
— Командир, может по земле?
— Ара не в этот раз, нам силы понадобится, посмотри карту, нам этот квадрат весь обойти надо, а потом вдоль и поперек, ты понимаешь что такое + — 50 км такого круга по лесу? а не по дороге, у нас получается круг 200 км. Это, то место приблизительно, у нас нет точки отсчета, откуда? У нас нет вообще ничего, а этот квадрат по карте 200 км, вот поэтому мне и не нравится все это, что-то мы не видим, а точнее не хватает точных данных. Надеюсь, партизаны объяснят вам свою шифровку. Может они что знают?
Текст шифровки абсурд, я пока ничего не поняла, какая-то абракадабра «пропал отряд, вышел другой, дорогу потеряли, вернулись»
В штабе поняли; отряд послали, он не вернулся, послали другой, а вот про дорогу не понятно!? что значит, дорогу потеряли, сбились с пути? вернулись назад?!
Вторая шифровка: «дороги нет, исчезла, отряд другой» что значит отряд другой?.. чужой? — нет другой! Вот такая ерунда три раза пришла, типа, что не понятно? «Пропал отряд, вышел другой, дорогу потеряли, вернулись».
— Вот и понимай, как хочешь. Мне не понятно: если один отряд пропал, то другой вышел от них? или к ним вышел не их отряд, тогда, причем тут дорога? вернулись, и почему другой, а не чужой? И что значит дороги нет, исчезла? Исчезла как, что с ней стало? И про какую они дорогу написали?
Так что ребята, мне нужно все по полочкам разложить.
У нас в штабе, и я даже подумали, шифровка в шифровке.
Гонять радиста для выхода на связь с подробным описанием, в штабе не стали, рискуем потерять их радиста.
По идеи тут два задания в одном, Генерал и этот объект.
Если нашу главную 20-ку, в два отряда сюда засылать, то если что случиться, база голая остается, а я так рисковать не могу. Мое решение было, мы «Львята» беремся за это задание.
Засветится перед нашими генералами как специалисты, лишний раз не есть хорошо, со всех подписку пришлось брать, что нас нет, и мы никто. В общем как всегда.
Сами видели Генерала, ходит и не понимает, кого прислали и почему такая секретность, и почему мы в его кабинете?
Он даже представить себе не может, что я полковник, а по полномочиям выше его. Он думает и знает, что мы хотим. Лучшие диверсанты и всё. И даже если здесь просочится какая-либо информация, в нехорошие руки, то мы прикрыты со всех сторон. И всё же нужно подстраховаться.
Значит так; Охотник вызывает наших летчиков, с нашим спец грузом. Ждем, и только потом, в полной экипировки, с расчетом на долгое время пребывания в лесу, уходим.
С генералом я сейчас поговорю, чтобы не беспокоился, нам нужно время подготовиться.
Мыкола, зайди здесь на склад, пошарь, что нам нужно «отоварься -прикупи» ты знаешь что. Цыган, тебя это тоже касается.
Самолет полет прыжок
— Охота ты видишь то, что я вижу?! мы здесь не одни
— Лёва, мне кажется это наши разведчики диверсанты

— А – какого…они здесь делают? это наш объект. Нам придется с ними поговорить, или мы можем, друг другу помешать, их здесь не должно быть, кто их сюда послал? И вообще, какое у них задание?
Охота ползи, выясняй, только не напугай их, нам шуму здесь не надо, времени осталось мало…
— Лева бред какой-то, у них приказ взорвать этот мостик. Да вот их старшой, со мной приполз, поговори сама.
— Привет разведка, кто вас послал? и на хрена, этот мостик взрывать? Этот мост вообще не играет здесь никакой роли, он не стратегически важный объект.
— Извините, я не знаю, кто вы по званию? но говорить, кто посылал? не имею право, и так сказал больше, чем мог… Сказав про наше задание «взорвать мост». Не имел права. Но сам не понимаю зачем? когда увидел этот мостик, и поэтому чувствую что что-то не так, и что вам можно доверять и всё-таки, простите — а что вы здесь делаете?
— Извини Командир, у меня тоже задание, тоже про него не могу говорить. Но так как я чувствую, как и ты, что тут, что-то не то, нам придется с тобой, быть откровенными:
Вы не должны были здесь находиться, а мы не должны были встретить вас, на этом месте, уже резус.
Не поговорив начистоту, мы не выясним, почему у вас задание именно в этом месте? И кто вас сюда послал? с таким странным заданием.
Мы могли помешать друг другу. А если еще хуже, то и пострелять, в друг друга, если бы мы вас не увидели.
Также я вижу, что вы не простые…разведчики, а диверсанты, у вас хорошая была маскировка
— Я тоже не дурак, и когда ваш товарищ подобрался к нам, мы даже не заметили, вы тоже, не из простых?!
Я так понимаю, ты здесь командир?
— Можешь называть меня Лиса
— Ваш уровень подготовки, даже для меня, намного лучше, чем наша…
— Командир обменялись любезностями, хватит. Сейчас что делать будем?
— Лиса я почему-то тебе верю, и чувствую что ты права, тут что-то, не то.
Нам пришел приказ из штаба фронта от генерала (Ж)
— Извини, лично подписанный генералом? И что там точно было написано?
— Нет, в письменном виде приказа не было, как я понял по телефону.
— Генерал сам звонил лично?
— А вот этого я не знаю, мне передало вышестоящее начальство.
— Охота собирай всех ребят, и ты командир собирай своих ребят, нас подставили, но кто? пока неизвестно. Планы меняются.
— Лиса предатель в штабе?
— Да Охотник, нас хотели столкнуть лбами.
Мне пришлось командиру диверсантов, показывать свое так называемое «удостоверение» метку — как я ее называла, о моих полномочиях.
— А теперь слушай мою команду, вы все переходите под мое подчинение.
Расписку с вас всех брать, у меня здесь нет возможности и времени. Поэтому мне придется поверить вам на слово, вы нас не видели, это на будущее.
Запомните!
Никто и никогда, ни при каких обстоятельствах, не должен узнать, о нашей с вами встрече.
(Командиру я лично объяснила, что он должен будет делать, когда вернется. Оказался очень понятливым и умным. На будущее, сделала себе заметку, в моём отряде, он бы пригодился).
Разложим по полочкам ваше задание: Вы должны были взорвать мост (с кем-то еще на мосту, если будет, или не будет) в определённое время. Кто и что? вы не в курсе. Ударение было на время. Задание звучало со слов вашего командира, взорвать мост в 2:00, приставка с кем-то, будет или не будет, это ваша уже догадка.
Я правильно поняла?
— Да
— К моему сожалению должна сообщить, что вы уже все покойники. Этот приказ, который вы получили, означал для вас, последний ваш рейд, вы не должны были вернуться. Вас списали и вычеркнули из списка.
Чтобы не произошло этой трагедии, мы будем корректировать ваше задание. Ваш командир получил от меня указания, как и что делать потом по возвращению, с моим планом он вас познакомит позже.
Сейчас, скоро здесь появится один «дядя», которого нам нужно взять живым. Когда мы с ним поговорим, взрывайте мост, у вас всё готово, я так поняла?!..
После разговора с дядей вы забираете его, и уходите другим путем, план действий вам уже по дороге объяснит ваш командир.
— Вопросы есть? Нет.
Приступаем, все по местам …

Все прошло без с**** и задоринки, план сработал, с Генералом мы поговорили (как оказалось он понятия не имел, о чем мы его спрашивали, для нас пустышка). Отдали его ребятам, которые исчезли с поля нашего зрения, очень быстро.
Их командир запомнил версию, придуманную специально для них, о которой он должен был доложить своему руководству. Что и как говорить, откуда у них взялся генерал? и что произошло. (Нужно было прикрыть ребят, чтоб они не попали под удар невидимого врага в штабе).
И тем самым обеспечить их сохранность, и чтоб они не пропали без вести, потом случайно, якобы при следующем задании.
Мы не знали, какую должность занимает немецкий Агент в штабе. Поэтому я предупредила командира об этом, что придется всем его ребятам быть, очень осторожными и внимательными в дальнейшем. И как он должен будет со мной выйти на связь, через определённое время. Узнать информацию, о которой я его попросила, чтоб он это сделал для меня.
Отправив Ару и Гору навстречу с ребятами, мы втроем двинулись к Мертвому лесу.
Мы прошли 15 километров, все пока было спокойно, дорога лес ничего особенного. Прошли деревню, в которой были немцы. Из окрестности деревни вышли, поговорив с одним полицаем, по душам, ничего интересного он нам сообщить не смог. Обычные фашисты вояки. Ничего особенного никаких слухов он не знает. Говорил всю правду, даже больше, чем от него требовалось, трус он и есть трус-предатель, уснул навсегда.
Прошли еще 14 километров, когда я почувствовала, что-то не то, объяснить словами, я не могла. Не в этот раз. Я чувствовала что-то чужеродное, но очень близкое мне. У меня складывалось ощущение, что по нашим следам кто-то идет.
Я не могла оставить засаду, из своих ребят. Я чувствовала это не их уровень, должна была оставаться я, прикрыть их отход к месту встречи.
Ребята как почувствовали, что я первый раз за все это время нервничаю. Но приказ есть приказ, Медведь и Охотник пошли вперед. А я осталась.
Побежала назад и забралась на дерево наблюдать. Через полчаса они появились, 5 человек.
Это была ягдкоманда, но не простая. Это был Высший пилотаж, их движения и всё говорило, о самой лучшей подготовке, и всё же я их вычислила, всех пятерых.
Вдруг они почему-то остановились, по какому-то приказу, от кого я не видела. Я чувствовала, но не видела, и это было в первый раз. Здесь был шестой, но где он, где?
Он обозначил себя сам, дал мне понять, что он меня видит, и чтоб я спускалась на землю. Своим волчатам, он дал знак оружие не применять.
Первый раз за всё время я почувствовала, равноправного противника, и даже больше, он был лучше меня. У меня не было шансов с ним сразиться и с его пятью волчатами сразу.
Такое ощущение сложилось, что он читает мои мысли. Они встали в круг как на смотрины, и он знаками дал понять, что по одному будет выходить каждый из них против меня. А сам, с довольной улыбкой, присел на землю. В его глазах не было ненависти, а очень большой интерес к моей персоне.
Я решила не терять время, запустила две звездочки: — 2 в мою пользу. Их реакция на мою выходку, была такой же, как и до этого, оружие не применять.
Осталось четверо. На середину вышел один из них, с ним мы быстро разобрались: — 3 в мою пользу. Их главный дальше продолжал наблюдать за мной, и наслаждался, такое ощущение, что он получает «Огромное удовольствие» непонятно почему? Вышел второй, та же участь: — 4.
Да это вообще не понять, кидает их мне, как щенят к волку, который их истребляет. Почему?
В его глазах было огромное восхищение, и это мне было непонятно. Опять знак с его стороны, теперь последний волчара против меня, в этот раз мне пришлось поднапрячься 5 минут танца, минус пять…
Я увидела впереди Охотника, как он наблюдает за этой борьбой.
Он направил винтовку в сторону моего Восхитителя.
Это не входило в мои планы, я прикрыла ему линии огня, дав ему понять, что стрелять нельзя.
Мы сидели на расстояние 5 метров друг против друга, и смотрели друг другу в глаза, предстоял последний бой с ним.
Он дал мне возможность отдохнуть 5 минут. Поприветствовали друг друга как Воины одной Школы. Я чувствовала его школа лучше, или опыта, скорее всего больше.
Танец начался, я уже несколько раз побывала на земле. У меня складывалось ощущение, что передо мной учитель и учит своего ученика новым приемам. Это не была борьба, это был урок. Урок, который он мне преподавал сейчас. Когда он видел, что я исправляюсь и больше не поддаюсь на те, уловки и приемы, которые он мне показал, видя, что я их запомнила, он продолжал дальше кидать меня на землю. Он играл со мной и восхищался одновременно. Этот непонятный мне Воин, знал, что мой боец держит его на мушке, и все время с моей помощью прикрывался от выстрела.
Не знаю почему, но я не хотела, чтоб Охотник стрелял в него, я не могла этого допустить. Он должен был остаться жив. Между нами было что-то общее.
В очередной раз оказалась опять на земле. В этот раз он не дал мне встать, он прижал меня своим телом к земле, и шепнул на ухо.
— Я был рад встретиться с Царицей. Это была огромная честь, показать вам маленький урок, надеюсь, вам это поможет в дальнейшем.
Извините, у меня нет другого выхода, вы меня поймете когда-нибудь.
Он поцеловал меня в губы, я ответила на его поцелуй взаимностью, все происходившее потом было как во сне.
Он поднял голову от моего лица, раздался выстрел…
Его голова упала мне на плечо. Руками обняв его голову, приподняла над собой, во лбу след пули. Охотник меткий стрелок, цель поражена.
Я закричала…
— Нет, зачем?
Такой боли внутри меня я еще никогда не чувствовала.
Отодвинув тело от себя, я встала. Сергей подходил ко мне. Я не знала, что сказать? мне было больно, и я не контролировала себя. Со всего размаху я ударила Сергея, он полетел на землю.
Оказавшись на земле, Сергей сидел и смотрел на меня, ничего не понимая.
Я уже не контролировала себя, еще немного, и я готова была убить его. Мне стоило огромных сил, себя успокоить, боль во мне кричала.
— Рой могилу быстро! все, что я могла сказать.
Сергей смотрел на меня, ничего не понимая. Я никогда не занималась рукоприкладством в отношении ребят, это был первый раз. Он только сказал…
— Я боялся, что он тебя убьет, я хотел тебя защитить, скажи мне, что вообще происходит?
— Сережа слушай меня внимательно, нам нужно его похоронить, всё, что ты видел, не говори в отряде. Дай мне слово. Для всех версия такая: за нами шли по следу. Мы с ними разобрались, и все никакой информации. А то, что произошло, я сама не знаю, я тебе не могу объяснить. У меня нет ответа.
Прости меня.
Когда могила была готова, попросила Сергея удалиться, мне нужно было попрощаться. Взять его документы для себя на память. Сняла с его тела кулон на цепочке, смысла которого не поняла.
Фамилия и имя, мне ничего не говорили.
Поцелуй смерти, так я назвала свой прощальный поцелуй в губы. Над могилой его поставила крест, написав. Здесь похоронен Воин!
Сергей забрал документы остальных пятерых, в этом проблем не было, про шестого он должен был забыть, его не было, такое было мое решение. Сергей дал мне слово.
Остальных мы оттащили в совершенно другое место, убрав все следы нашего присутствия,
Еще раз, повторив Сергею мою версию, этого события: просто мы встретили противника, ликвидировали опасность, и больше ничего.
Дальше с Сергеем мы шли, молча, догоняли Медведя.
Впереди, место встречи — Мертвый лес.
Всю дорогу шла и думала. Почему я ощущала, такую боль утраты потери? Даже когда узнала, что погибли мои братья, не было такой боли. От меня как будто оторвали кусок мяса, вырвали что-то внутри меня. Габриэль, так звали воина, никогда бы не причинил мне вреда, я это чувствовала, и то же самое касательно меня. Я бы не смогла никогда причинить ему боль, или убить, я была уверена, что Габриель тоже никогда бы мне не причинил зла.
Габриэль преподал мне хороший урок, знания, которых мне не хватало, я научилась тому, чем, еще не владела. Кто был этот человек? почему он преподавал мне урок? Что за связь между нами?
Он пожертвовал собой во имя меня!
Почему он так поступил? Почему он выбрал смерть? Ответов я не нашла…
Весь отряд в сборе.
Мы все сейчас находимся на месте встречи в Мертвом лесу.
— Партизаны, отчет!
— Лева! партизаны правду написали, тут ерунда полная, мы проверили. Дороги и вправду нет, точнее исчезла. Отряд другой он и вправду другой.
— Лесник! Что вы там пили и кушали у партизан? То же, как и партизаны, сейчас будете мне ребусы пересказывать? ты можешь конкретно. Я ничего не поняла.
— Командир прости, если честно даже не знаю, как объяснить? это другие. Ну, это они.
— С тобой все понятно
— Мыкола, что молчишь, что думаешь?
— Дорога там была, исчезла, вот тот отряд, который вернулся он тот же, но не тот. Для нас они такие же, мы, лично с ними были не знакомы.
Партизанский командир утверждает, что не те люди, объяснить не может, что-то с ними не так. Другие они после возвращения, не объяснить, я как Лесник, не знаю что сказать.
— Да-а ребята… Али Цыган, а вы, что скажете?
— Сестра я пасс.
— Цыган?
— У меня мама цыганка
— Это я знаю, короче.
— Как будто они под гипнозом, но без видимого эффекта.
— Ура, хоть один смог выразиться правильно, молодец Цыган, что еще?
— Да я не уверен, просто предположил
— Не играет роли, дальше что?
— А вот с дорогой и правда не понять, исчезла как будто её и не было, мы следов не нашли, все облазили. В общем, идет дорога, но другая в другую сторону.
— Понятно, теперь все встало на свои места.
Значит, так:
Лесник вы на карту нанесли, эту якобы дорогу, которая исчезла со слов партизан? и другую, которая сейчас есть?
Давай посмотрим, и пометь, где люди пропадали приблизительно.
Всё, круг нашего поиска вот тут, идем цепочкой шаг в шаг. Я первая, полная концентрация…
Через два дня мы были около большой поляны, сидели в лесу и ждали, а ждали мы…
Так как, сделав круг по лесу, вокруг поляны, обнаружили снайперов. Вопрос почему? они именно здесь, и в таком количестве. Кого ждут? Случайных партизан сюда забредших, солдат, или бежавших пленных? Уже 4 часа наблюдаем, они сидят тоже, не видя нас, тихо как в пещере.
О движуха, через поле прошёл медленно, один наш солдат, откуда он взялся? странно еще больше, его не тронули.
Меня даже Медведь спросил, почему мы его не остановили? Его же могли убить, и почему я дала такой странный приказ никого не останавливать? если ребята заметят наших солдат. И свое присутствие не выдавать.
Честно я сама не знала пока ответа, но мой инстинкт говорил, что так надо. Ещё час и еще два наших прошли поле, их тоже не тронули.
Да что тут творится?
А вот теперь вообще непонятно. Снайперы сменились и опять тишина. Да кого они ловят, большой отряд? На одного двух им неинтересно размениваться?

Выставив посты, мы отдохнули.
На следующий день то же самое, прошли еще трое наших. Опять двое проходят. Стоп! что за черт, они показались мне знакомыми, точнее их движения. Взяв бинокль, я стала рассматривать их лица, обычные солдаты оборванные потрепанные усталые.
Ладночки… хм?!
Ребята дали знать, что приближается большой отряд, приказ тот же, не высовываться.
Ага, разведчиков послали, те чуть не по головам моих ребят прошлись, а может и прошлись. Хи хи три раза, я-то одна, как (дерево на дереве) ветка на дереве.
Обнюхали все, снайперов не нашли, к своим побежали, вот и целый взвод прошёл. Да что такое, немчура спит что ли? мне конечно стыдно так думать, все таки наши, и я радоваться должна, что их не тронули, и всё же всё же…
А вот теперь, жирный прежирный вопрос, кого они здесь ждут? Даже мои львятки, уже поняли, что здесь ерунда большая, с тазом полным морских ракушек для посева вместо пшена. Вопрос, и что нам теперь с этими знаниями делать?
Неужели они нас ждут? Так мы уже здесь, или думают, что мы через поляну пойдем? так мы уже давно могли по кругу обойти, что мы и сделали, и скрыться. На фига, нам через поле гулять? мы самоубийством не занимаемся.
Сделала знак ребятам углубиться в лес для разговора, чтоб узнать их мысли по этому делу.
Сидим, думаем – кумекаем, Охотник первый спросил
— А на фига, нам эта поляна? пойдем дальше, тут и так время потеряли, почти три дня.
Ребята согласны с ним, тоже кивают, мол — чего ждем?
Лесник
— Чего мы к этой поляне присосались как пиявки? надо дальше идти.
Стоп!
…Я начала повторять их слова: на фига поляна..потеряли время…присосались как пиявки к этой ПОЛЯНЕ…в голове витала — летала мысль, которую не могла пока приземлить.
Ребята смотрели на меня и ждали, когда командир вернется из полета…
За три года они привыкли.
Повтор их фраз уже шел по 4 кругу, осталось одно слово в конце — Поляна.
Поляна. — Эврика! Я как сумасшедшая вскочила и поцеловала Лесника, а потом Охотника.
— Вы гении!
Лесник с Охотником переглянулись, их взгляды говорили друг другу, мол, видишь? она меня поцеловала, и меня тоже. (Не будем им мешать их наслаждению).
Остальные просто сидели и обалдевали, их командир еще никогда, так себя не вел…
— Нам нужен отряд, который следующий будет переходить поляну, и на середине положить взрывчатку, и чем больше, тем лучше. Снайперы держат под прицелом поляну, значит нужно сделать так, чтоб отряд на середине совершил остановку, лошади повозка колесо отвалилось, да что угодно, отвлечь внимание снайперов.
Мыкола и Гора делают закладку.
Ребята вы знаете их расположения, учтите это когда будете подарок оставлять.
Медведь ищи отряд, который здесь, где-нибудь находиться, и не 10 чел. ты понял, мне нужна масса народу с техникой, если есть.
С этой поляной что-то не то, не знаю что? вот и выясним после взрыва, реакцию Снайперов, почему они спят, и кого они ждут?
Медведь возьми с собой Али-баба, да сначала, как всегда проверить, и только потом.
Ладно, вижу, вам не впервой
Все остальные по своим местам, наблюдать.
Да, а вы случайно не заметили, когда одиночки ходили, что-нибудь не то?
Охота, — говори не думай
— Похожие движения
— Вот и мне тоже показалось, значит всем внимание, откуда эти близнецы выходят? и лица постарайтесь разглядеть. Что-то странно, много здесь одиночек гуляет на этом месте, как на Арбате в Москве.
Все разбежались…
Прошло 5 часов. Наши друзья снайперы опять поменялись, смена караула твою дивизию. Все по расписанию…тишина. Ну вот опять парочка погулять вышла, о один ранен, интересно и где его ранили? и как долго они идут, и откуда?
Так-так, интересно раненый упал, почти на середине поля, снайперы никакой реакции, второй помог ему, раненый ели ковылял, дошли и сели прямо под деревом, где сидел снайпер. О шевеление 2-го снайпера, не нравиться что ли?
Неужели сейчас уберут?
Так-с черт, их сейчас на наших глазах шлепнут. Нам нельзя светиться ни в коем случае.
Все раненого добили. Прости солдатик судьба у тебя такая. Второй побежал в лес, его отпустили добрые дяди. И что теперь? не сиди под деревом. Нервы не выдержали, что это было? Значит не «близнецы» показалось, да сидя тупо 3-е сутки, на одном месте и видеть одну и ту же картину надоедает, уже весь пейзаж 50 раз нарисовала в памяти, даже снайперы как «родные» стали, все их движения, лучше чем у родственников наизусть выучила…
Наконец Медведь вернулся, скоро отряд пройдет, они договорились, ребят в строй берут (после, как пройдут, опять вернуться)
Все по плану, все на своих позициях ждем прохода отряда.
Как медленно идет время, угу разведчики прошлись, ушли подать знак отряду все чисто (да уж, чисто) отряд стал переходить эту долбанную, поляну. Растянулись, о мои в их форме, уже молодцы не отличить.
В это время одна повозка потеряла колесо, накренилась, и все содержимое вывалилось, надо же. А во второй лошадь встала на дыбы, и оп, в другую сторону дернула, ой, а там раненые не удержались и на землю свалились, какой ужас. Все бегают, собирают хлам вывалившийся, другие, кто раненых осматривает, кто повозку чинят.
Снайперы развлекаются, скучно сидеть, а тут цирк бесплатный, русский бардак никакого орднунга.
Командир кричит: — быстрей, быстрей, что возимся? Копуши, разгильдяи. Подошел солдат доложил что-то. Командир уже красный, всех торопит, что-то из первой повозки выпало бояться трогать.
Все быстрым темпом пошли вперед, последний зашел в лес, прибегают 2 солдата назад, посмотрели на большой предмет (теперь снайперам не смешно, предмет им не нравиться) солдаты махнули рукой, пожали плечами и деру. Артисты, слов нет.
Все, отряд вышел из зоны поражения снайперского огня.
На всякий случай открыла рот, знаю своих хорошо, бум любим все, без него не одна операция не проходит.
Мама мия, звездец, шандарахнуло так, что пару снайперов снесло к е…ф… — к Ёлке с фикусом.
Блин горелый, ну мальчики, предупреждать надо, я сама еле удержалась, а звон какой стоит в ушах.
Братья снайперы мы ждем вашей реакции!
Неужели дождались?! через 10 мин, оглядываясь, один вышел к месту взрыва, смотрел и ходил долго, даже на брюхе прополз. Обалдеть!
Что он там ищет, что взорвалось? так видели же сами, фугасная бомба …(сама удивилась, откуда и зачем ее везли?) то, что взрыву ребята помогли, это и к доктору ходить не надо, звук был странный, не такой какой-то?!
Ушел, с кем-то совещался, а вот это интересно, пришел уже не снайпер, СС-ман, ползал, смотрел. Да они что воронок не видели? или ищут, что помогло взорваться так сильно?
В принципе правильно, нужно составить картину в целом, повозка сломалась, бомба выпала, а взорвалась позже, почему? да если я не знала правды, то тоже думала почему? только пардон, следов как говориться нет, стерлись. И что мы ползаем так долго, следы ищете?
Немцы не дураки, умеют 2+2 складывать, но это даже для меня, (которая тоже, все ощупает, понюхает, проползет вдоль и поперек) слишком долго, разгадывать и ползать столько времени.
Сс-ман залез в воронку, и мне не было видно, что он там делает? ребята тоже дали знать, что не понимают, что?
Целых десять минут сидел в дыре. Так и хочется подойти и спросить вам помочь?
Вылез и пулей побежал. Куда?
Нужно ребят срочно в лес уводить, не нравится мне это, дала сигнал на срочный отход и сбор.
— У нас ребята есть проблема, переборщили мы со взрывом, и сюда скорей всего собак приведут. Нужно выяснить, откуда они берутся? Вот только языка брать нельзя, этим мы себя выдадим, я пошла назад меня собаки не учуют, вы все уходите подальше, и начинаете искать ответы. Встречаемся через 24 часа, в 10 км на болоте, там и будет место нашей встречи, будьте предельно внимательны, а сейчас чем дальше отсюда, тем лучше.
Всё, разбежались…
Сижу на другом месте, я вросла в дерево, я дерево. Снайперы поменяли позицию, + 2-е новых. Собаки, лай, да предсказуемо, вовремя ребята смылись.
Да сколько их? почти не разорванной цепью идут, хероватенько, откуда столько здесь СС? всю поляну окружили.
Стоят по кругу, нас не нашли, но почему дальше стоим? На поляне нас нет, кого пасем, траву воронку?
Мысли мои и мозг кипит от непонимания, я уже готова была взорвать, эту долбанную поляну всю.
Пригнали пленных и заставили их зарыть воронку. Почему?
Все, я как партизаны
… отряд другой, дорога не моя, лес зеленый, но не зеленый…
Воронку зарыли, принесли из лесу зелень, сажают, ну это уже слишком, на кой? три раза хм?!
Следы взрыва скрывают понятно, но почему с такой тщательностью? Мозг работает как швейная машинка зингер, зачем и почему на этом месте такой ажиотаж? Ловушка, но для кого, Самолеты? да если даже воронка что из этого? Нет, тут нужен язык и срочно!
Эти гады, всех пленных расстреляли, загрузили и увезли, и даже траву полили, что посадили.
…Лес такой, но не такой, дороги нет, коверкаю в голове шифровку, на разный лад повторяю еще раз:
Пропал отряд вышел другой, дорогу потеряли, вернулись
Может дорогу, как и здесь, замаскировали?
Стоп, если вернулись те же, как они тогда пропали? другие — гипноз может быть? но тогда он не пропал. Командир партизан не сказал всю правду ребятам, или не мог? Что-то ребята упустили…?
Пропал — я пропала, он пропал, пропавший
отряд
вышел — вышла из себя
другой, другая другие
дороги нет исчезла
потеряли, потеряла потерянный
вернулись, вернулся вернуть
Командир под контролем? радист значит тоже? рядом предатель, но кто, не знает? и кто из них Гений? этой шифровки, Молодцы.
В штабе и я идиоты, он открытым текстом как мог, сказал; он «пропал» под контролем, другой отряд вернуть – ловушка.
А немцы заигрались и разрешили послать еще две шифровки
Дорога исчезла, был намек на это место, он как мог, дал подсказками, если он работал под контролем, или не мог по-другому.
Теперь на 4-й день на этом месте после всех событий, встаёт все на свои места, и отряд из ягдкоманды, тоже намек, значит, он их где-то видел, или слышал про отряд, в тексте тоже два раза это есть, шифровка в шифровке со смыслом.
Сидя в штабе и я не поняла, надо было быть, именно на этом месте. Четыре дня только ребус разгадывали, а теперь ещё и понять надо, что с этой поляной не так?
О, СС ушли, опять тишина! Мы «одни» рядом с поляной и Друзья по несчастью Снайперы.
Прошло 3 часа, как снова одиночка вышел и поковылял. Ну брат, что же вы все время здесь гуляете, что вас сюда тянет?
Да ты уже проходил, хоть и изменился, форма волосы, ха 3 раза, не-а не в этот раз, на кой ты тут гуляешь, приманка для нас?
Кто здесь такой умный, что придумал весь этот цирк? главное зачем, неужели ради моего отряда? Весь этот шоу маскарад.
Пора на встречу с ребятами..
Все в сборе, сидим…
— Мне нужна инфа каждый рассказывает, всё что узнал.
Лесник
— Здесь в 20-ти км СС прячется, сидят тихо и не вылезают. Когда я был там, полного состава не было, на месте только 20 чел.
— Они здесь были, лес прочесывали. 100 баранов приблизительно
Итог: 120 + — пару барана.
Охотник
— Поговорил с одним, у них тут, на каком-то объекте, был взрыв. Вызвали 2-х инженеров из Берлина, больше ничего.
Медведь
— Пленных куда-то увозят, люди пропадают
Док
— Тут по слухам. СС подчиняется одному человеку в штатском, народ видел, как СС перед ним стелется, но он очень редко бывает у них в гостях, где он обитает? не знают.
Мыкола
— Пропадают люди, но оказывается не только наши, немчура тоже пропадает, у одного немца друг пропал.
— Но это может быть, партизаны кокнули
— Нет, на своей территории, и когда его друг начал искать, то, оказалась, что еще у одного тоже пропал хороший товарищ, и тоже на своей территории, прямо со склада.
— Подожди, а первый откуда?
— Медбрат из госпиталя.
— Остальные..?
— пусто….
Гора
— Да тут странно что-то с нашими партизанами. Плохая связь, идут через раз, на контакт с «агентами», такое ощущение, что партизаны, всем сразу агентам доверять перестали.
— Ну, и что мы имеем львятушки? Ребусы загадки непонятки?!
У меня несколько вопросов. На фига здесь столько много эсманов? К этому вопросу вопрос: только для прочистки леса?
Еще, что за штатский? где он сидит, и чем занимается? и почему он командует эсманами?
Где был взрыв? И почему из Берлина два инженера? Объект, какой? где?
Про поляну вам рассказала, она мне осточертела. Что весь этот циркус на ней значит?
И почему-то мне кажется, кладовщик и медбрат, тут есть какая-то связь, хоть я и поняла, что они с разных мест пропали.
У меня всё, у кого есть идеи по этому поводу?
После мозгового штурма, итог был один: брать инженеров, которые летят из Берлина. Наблюдать дальше за поляной, на сей момент нам ничего умного в голову не пришло.
Нужно было разработать план в деталях по взятию инженеров.
Лесник и охотник занялись разработкой плана, подключая всех ребят в операцию (пусть львятки повеселятся без меня, и доставят пирожные, мне любимой, а я начинку посмотрю)
Медведя взяла с собой на «свою» поляну помедведеть, впали в спячку с открытыми глазами.
Медведь был в отряде, всем за старшего брата, спокойный немногословный, про таких говорят — домашний. Его талант был не только: следы читать, «видеть» маскироваться, снайпер. Он мог из дерева вырезать всё что угодно, в 42-м после госпиталя, он подарил мне две фигуры, мою и Сережки, держащие гранату вместе. Без слов подошел и дал, давая понять, нам дурачкам, что мы одно целое, и почему еще не вместе?!
Да на этой чертовой поляне меня, на воспоминания потянуло.
Клоуны опять прошлись, ну ну гуляйте, достали, мозоль на глазах уже натерли. Так и хотелось, чтоб их Медведь успокоил, они меня раздражали. Когда, я не понимаю смысла шоу, то меня это злит.
Злость на то, что не понимаю.
Стоп! а ведь по плану, который они выполняют, есть смысл. Человек который это придумал, имеет цель, но какую?
1-е
Лично я готова их пристрелить.
2-е
Взорвать эту поляну, подорвали уже, и что дальше? Еще раз взорвать не дадут, да и зачем?
3-е
Злая очень злая, а если человек злой то что? Да он себя не контролирует, вот что, и может наделать ошибки, а потом сожалеть.
Умно смысл есть ещё какой.
Да если смысл его плана в этом, то он очень хитрый, опасный и очень умный враг.
Ведь он, значит уверен, что мы тут, скажем на 70 процентов.
Ждет, терпеливый, а ведь я и мои ребята, злые, и последние нервы, тратим на отгадку, и могли наделать ошибок, одну уже сделали.
Начинаю сомневаться, что взрыв, который мы устроили – может, не надо было? Сейчас все равно поздно, думать об этом, лодка уплыла, самолет улетел, поезд в гараже.
Остается только ждать львят с добычей.
— Медведь ау что нового? Дает знаками понять, что, что-то слышит, прислушиваюсь ничего.
Знак! — В земле, ого, что-то новое…
Спускаюсь на землю и ползу к нему, точно шум, только откуда?
Машин рядом нет, людей нет, шум ели слышный, даже не шум вибрация, почти незаметно, и только рядом с ним, дальше опять все так же тишина.
Почему раньше не заметили?
Ответ прост, только 2 на 2 метра в этом месте, пока ползла, везде прислушивалась.
Подземная река речка, сразу отпадает, не тот шум, это что-то механическое, под землей?
Вот сейчас мы с медведем выглядим, как два профессора математика не понимающих как 2+2 будет четыре и почему одно число.
Стали потихоньку рыть яму, шум был ели, ели заметный, только Медведь и я могли его услышать, точнее почувствовать. Приходилось меняться, снайперы не дремлют, увидят и всё готовы жареные кролики.
Непонятный шум исходил со стороны поляны. Профессора переглянулись, Эврика! Догадались, под землей на поляне, что-то есть.
Лед двинулся, скала обрушилась, и взгляду предстала картина в ее красоте, понятная и ясная, как Мишка в норе лапу чешет.
Мы с Медведем довольные как два котенка, которым животик погладили после миски молока, два щенка, которым перед носом косточки с мясом положили, за ушком почесали.
Вот теперь потанцуем и споем.
Прошло двое суток. Мы с Медведем меняли друг друга, облазили все, где можно, даже в 3х метрах от снайперов полежали. Они конечно хорошие солдатики и службу свою знают, но мы с Медведем оказались лучше. Самое главное мы нашли клоунов, и я подслушала их разговор, это были немцы, переодетые в нашу форму. Трое «артистов-юмористов, они говорили; какие русские тупые свиньи, скоро они опять воспрянут, и покажут нам, где весной картошку сажать надо. И что нам, надо еще долго учиться, чтоб постичь азы разведки, и всего прочего, так как нас обмануть легко. Не видим то, что рядом, и по нему ходим, а ищем следы дорог.
Когда Медведю перевела, в оба голоса сказали — Спасибо юмористам.
Теперь, мы на все сто знаем, объект здесь, и взрыв был здесь, мы что-то повредили, и инженеры едут сюда.
Аплодисменты!
Ребята вернулись с пирожными, два инженера голубчика. Информацию, которую мы получили от инженеров, была убойная.
Объект сверхсекретной важности контролировался лично Гитлером. Объект был экспериментальным. И самое странное, никто лично не знал настоящего имени руководителя, у всех было предписание подчиняться ему. Форму он не носил, штатский?!
У всех был различный пропуск категории доступа, и никто не знал, чем занимается другие на этом объекте. А также люди, которые пребывали на этот объект, уже не возвращались, оставались на объекте. С них бралась подписка, о неразглашении места, куда они едут, и что будут делать.
В связи с тем, что они ехали в первый раз на этот объект, они не знали, зачем они там нужны, и что им нужно будет делать.
А значит нужно знать, по какому профилю они работают. Такая секретность вызывала наш огромный интерес, все больше и больше. Нам нужно было попасть туда. Заменить инженеров могли только Лесник и Охотник, с знанием языка у ребят есть шанс. Проблема была в одном, этот штатский мог знать их в лицо, или лично с этими инженерами быть знаком, тогда провал.
Инженеры тоже нам не могли помочь, они не знали лично человека с таким именем, имя могло быть другим измененным.
Риск дело хорошее, но если я пошлю Лесника и Охотника, это значит, я их списываю со счетов, такое могло быть, так рисковать я не хотела, нужно было думать.
Мозговая атака моих львят, дала результат.
Нужно было устроить нападение на «Инженеров» точнее помять их, ранение, сделать мумии.
Участь навести марафет нашим новоявленным Инженерам, пала Али, со словами, «ребята простите» постарался на славу. Тут бы мама родная не узнала.
Оставалось вернуться назад, и следовать по назначению…
Узнав всю информацию от настоящих инженеров, даже что они любят кушать, и как звали соседа соседа, операция «подвал» вступила в силу.
Взяв мини конверт с двумя порошочками, Лесник с Охотником пошли на исходную…
Мы же начали искать вентиляцию, где-то должен был быть, выход-вход воздуха, вентиляция. На поляне самой не могло быть, значит в лесу. Где сидели снайпера, тоже не было, там, мы с медведем все уже все облазили, вот мы и ползали как муравьи по лесу.
Вопросы взяли меня в объятья как щупальца осьминога со всех сторон:
Насколько большое под землей сооружение? сколько там людей? Почему именно на этом месте? Связано ли это с бактериологическим или еще, каким оружием?
Почему на территории России? Кто этот «Штатский» с такими большими возможностями?
Когда был построен, и почему никто не знает? что знают местные об этой поляне? и.т.д.
Насчет двух пропавших немцев мне было понятно, наверно как-то коснулись тайны объекта, и их, скорее всего, засунули сюда, или ликвидировали. Наших пропало много, неужели их всех убили и закопали как пленных? если нет, то объект должен быть очень большим.
Почему меня злит вся эта абракадыбрина? потому что я не могу первый раз быстро разгадать, и чувствую себя бессильной? или могу разгадать? разгадка близко, но занимаюсь не тем? трачу драгоценное время.
Время?!
Раскладываю детально
Опять всплывает слово из шифровки: — Дорога
Потом: Время..мое время.. наше время…..
потеряно
Это место для меня и моих ребят, действует как раздражитель. Хотя ребята были на задание, немного развлеклись.
Но мы с Медведем были все время здесь, нас как будто подменили, мы стали злыми. Мы готовы были вскопать эту чёртову поляну, перебить всех снайперов, и еще раз вскопать перекопать поляну.
подменили
другие
Почему я всё время возвращаюсь к этой шифровке? ведь я уже разгадала её. Что-то значит, не разгадала до конца?
Ответ витал в воздухе, ему нужно было только приземлиться. Я одно поняла, мне нужно было самой идти к партизанам, и узнавать всю информацию, но сейчас уже поздно.
Мы здесь потеряли очень много времени.
Думала что генерал важнее. А он оказался пустышкой, не связан никак с этим местом.
Ответ приземлился, и ударил меня со всего размаха, давая понять, как можно было так долго думать?
Генерал был приманка, им пожертвовали, он был Ловушка в ловушке.
С тем отрядом, с которым мы встретились, должен был произойти конфликт, и он произошел бы, несомненно, если бы ни уровень нашей подготовки.
А потом шестерка Габриэля-Воина уничтожила бы мой отряд, или другой, если бы он выжил, после сталкивания нас в лоб в лоб, так называемая подчистка.
У моих ребят и у других не было бы шансов с ними.
Поляна уже 3-я Ловушка.
Человек, который разработал весь этот план Гений, начинал меня все больше и больше интересовать. Разработка его плана была настолько идеальна, и поэтапно связывающая все в одно целое.
Оставалось только преклониться перед Гением. Снять шляпу и аплодировать. Мы как марионетки действовали по расписанию этапного его плана. Он все предвидел и учел, почти все…
Он не учел меня, в своих планах. Я нарушила ход его действий. Он должен был изменить свой план сейчас, времени у него теперь не было подготовиться. А значит, он мог сделать ошибку.
Если представить всю картину образно, то можно увидеть двух людей, сидящих напротив друг друга и играющих в шахматы.
Вместо слова победа слово жизнь на кону. Шах и Мат.
Нельзя никогда считать, что враг, глупея тебя, наоборот лучше переоценить. С умным противником можно научиться новому, и это уже знания, которые ты себе откладываешь на будущее, как пройденный урок.
С глупым противником теряешь время, которого может не хватить в дальнейшем.
Бойся не умных людей, а глупых, они забирают самое дорогое, что есть у человека — Время.
Время — его не купить и не изменить. Время оно есть у всех, но его нельзя потрогать, оно в тебе с тобой, везде.
Вернувшись в мир земной, продолжила ползать дальше, проверяя каждую кочку, 8 человек ползает по лесу и ищет дырку от «бублика» — вентиляцию.

Неужели мы все слепые, где то должен быть вход или выход? не перекапывать же всю округу. Проползали 5 часов результат ноль. Каждый на своем месте опять сидит, наблюдаем за поляной и ее окрестностями, клоуны гуляют.
Мы с медведем уже знаками обменялись, мол пусть еще погуляют, потом правила хороших манер при подадим.
Внимание что-то происходит, Медведь подал знак, вопрос в моих глазах превратился в удивление, светло голубой цвет исходил из дерева.
Интересное кино, вентиляция сквозь дерево? или дерево только оболочка?
Дав знак своим, чтоб не приближались, сама поползла к месту выхода голубого дымка. Там 100про были ловушки, так как я уже убедилась, что враг умный и хитрый, то и ловушки были с сюрпризами.
Львята умные смелые за три года многому научились, но не в этот раз, с партизанами облажались, не смогли понять, что им сказали.
Было трудно и мне понять.
Да и до конца еще не все поняла, нужно было самой все делать, и надеяться на свой инстинкт самосохранения.
Когда-то деда Няня сказал мне: «если не уверена, что человек, которому ты доверяешь, сможет выполнить твою просьбу или приказ, сделай сама, чтоб потом не винить человека в допущенной им ошибке».
Тогда мы долго дискутировали, у меня была масса вопросов, а если я не смогу? так надо будет, или другого выхода нет? и.т.д. ответ был один;
«-То, что можешь сделать сама на 100про, не перекладывай на другие плечи, не рискуй ситуацией, в которую ты хочешь поставить другого человека, теряя при этом время, свое и его…
А если сама не можешь, по какой либо причине, не ожидай 100пр-го выполнения, будь готова, потом исправлять».
Вот и ползаю как змейка, рядом, откуда вышел голубой почти незаметный дым, это был один из порошков, которыми я ребят снабдила. Обусловленный знак, что ребята в «подвале» и все идет по плану.
Нашла 2 ловушки, хитро: нитка на земле привязанная с колокольчиком на дереве, рвется нитка и ура! Заходите товарищи. Вторая ловушка была, как капкан для зверя, нога-лапа провалилась в яму, и острие штыря пробивает насквозь, пока освобождаешь, задеваешь еще нитки. Ура Товарищ ранен, и он здесь.
Нитки тонкие не увидишь, если идешь, да и ползком не видны, да если б одна нитка, это еще в силах возможного, ее незаметно удалить можно, но здесь паутина целая. Земля куст дерево опять земля — паук трудоголик чертов.
Цвет нити-паутины черный коричневый зеленый, под цвет леса, в глазах рябит, и теряешь место, где и куда идет эта паутина.
Самое интересное рассчитано все это на крупного «зверя» зайцы волки лисички, гуляют, как хотят, и не мешают паутинке.
Пока я занималась удалением с моего пути ентой паутины, на поляне тоже происходили какие-то изменения, ребята подавали знаки.
Дав понять, что я сейчас занята, позвала одного из своих, что б пошел-прополз по моему следу, где я уже освободила путь.
Оказалось, что снайперов прибавилось.
Кроме клоунов еще 4-ро наших солдат прошли, по их виду было похоже бывшие пленные, и давно голодавшие, форма была не только потрепанная, но и висела мешком на отощавших телах.
У ребят возник вопрос; откуда здесь пленные и откуда они идут?
В округе они все облазили, никаких лагерей пленных поблизости нет, молодцы думают в правильном направлении,
Скажем так, их доставили сюда дополнить шоу клоунов, как приманку, или бедные солдатики топают издалека. До своих, вряд ли доберутся. А для нас очередная проверка на солидарность, и опять же плюс нашему гению, мы же не стальные, можем и помочь, тем самым выдав себя, в любом случае проверка наших нервов.
Скрипя зубами, даю приказ игнорировать, чтобы не произошло.
За три года нам пришлось, научится наблюдать смерть своих, и ничего не делать. Так как на кону, была жизнь энного количества людей, если мы спасаем 100 приблизительно человек, наше задание можем провалить, и себя раскроем, и под удар могут попасть тысячи.
Если один должен умереть, но зато спасется сто. Сто могут умереть, но спасется тысяча, с этим нужно, свыкнутся, хоть и очень трудно, но надо.
Закон джунглей гласит, выживает сильнейший. Природа сама выбирает, кому жить. Мы бессильны с ней спорить, также смерть не обмануть, она заберет, когда придет твое время.
Наконец-то разобралась с паутиной, я у цели дерево, из которого вышел дым.
Фальшивое дерево только оболочка, пройдешь и не заметишь, странно только, почему здесь не посадили снайпера? Я бы на его месте обязательно посадила, или он был так уверен, что паутину никому не распутать.
Неужели нашла его первую серьезную ошибку, или вторая? когда он вызвал инженеров. Все слишком просто, для человека, который придумал, целую сеть ловушек, начиная с партизан, и с посланным отрядом для уничтожения моста, их агентом в штабе.
Где-то я что-то упустила, мой инстинкт начал тикать как часы, переходя в гудок будильника.
Опасность! Внимание, внимание!
Двоих самых лучших я послала в логово зверя, они подали знак, но что с ними, я не знала. Осталось 8 на поверхности, семеро наблюдают, я у этого дерева одна, одна…
Если со мной сейчас, что-то случится, то ребята, не смогут быстро, приползти, оставаясь незамеченными, по проведенному мной пути. На это уйдёт время, приблизительно 7 мин.
В первый раз, чтоб сообщить мне про изменения обстановки, Мыкола потратил эти 7 мин. добираясь до меня.
Мысли летали со скоростью урагана и приземлялись также быстро, как поднятый ими мусор, ударяя мой мозг молотком.
Последний удар был в точку.
Гений! Чертов гений, я в ловушке, отряд обезглавлен.
Проваливаюсь вниз…
С приземлением! Дурилка — Товарищ командир! Мозги в кучу надо уметь собирать, да ты ….
Словами, которыми себя обозвала, повторять не буду, полстраницы отборного русского могучего.
Окружили меня со всех сторон, автоматы нацелены на меня.
Сопротивление бесполезно, шансов у меня на данный момент нет, меня разоружили очень быстро. Ну что, хорошо будем видеть посмотреть. что дальше будет?
Спокойна, как удав, проглотивший слона.
Только один вопрос летал в воздухе, где мои двое «инженеров» их тоже взяли или нет?
Меня повели по коридору, похоже на подвальные помещения, когда так называемый подвальный проход закончился, дальше был на первый взгляд, обычный, как везде коридор с дверьми.
В Институте по разработке чего либо, если б это было на поверхности, внутри, выглядит также. Но мы были под землей, масштабность этого сооружения удивляло и тянуло познать его тайну.
Меня довели до какой-то двери, постучали, подтолкнули вперед, чтобы я вошла.
Я узнала его сразу, хоть ни разу не видела, это был мой Гений, ударение на Гений, мой противник.
Шахмат! как говорят на языке шахматистов. Эту партию, выиграл он.
Мы оба были заинтересованы в этой встречи, он представлял для меня огромный интерес, а я для него. К моему огорчению, эта встреча произошла на его территории.
В его глазах не читалось, победа или ненависть ко мне, как к врагу. Скорее всего, он видел достойного соперника в своих играх, и не до конца побежденного еще.
У него в сети рыбка, но она еще может ускользнуть через дырку в сетке.
Мы оба понимали, что второй раунд начался, и он уже идет, мы оба наделали ошибок, и теперь мы стараемся исправить каждый по-своему.
Первый ход был за ним.
Он принял правильное решение, и решил играть, в открытую.
Не теряя времени на ловушки слово сплетения.
Зачем врать человеку, который видит насквозь правду, которую хотят скрыть?
Ложь только тогда имеет смысл, когда в нее кто-то верит, но если в нее не верит тот человек которому, ты рассказываешь, ты теряешь время, и ты ставишь себя в глупое положение давая понять, что ты проиграл, и не нашел лучшего оправдания своим действиям.
Пригласив меня к журнальному столику с двумя кожаными креслами, мы уселись как два приятеля, давно не видевших друг друга. Он рассказал мне весь его жизненный путь, как исповедь…
Мне оставалось только понять, чем вызвана его такая реакция, и что он ожидает от меня?
Неужели хочет меня вызвать на его откровенность, моей личной историей?
Нет, это было бы слишком просто, не тот он человек.
Ответ последовал после совместного ужина, как гостеприимный хозяин, он развлекал меня веселыми историями, и угощал деликатесами, все походило на аудиенцию у Кайзера, который лично решил сервировать и подавать лакомства дорогому гостю.
Не скрою, собеседник он был великолепный, поразительно, какой кругозор знаний содержало его жаждущая натура, без ограничений впитывающая в себя все новые и новые познания, и голодная до необъяснимого, непознанного и неизведанного.
Второй вопрос возник у меня, что же он увидел во мне? что так ведет себя со мной, как будто я отвечу на все его вопросы сразу.
Ученый, который ищет ответы, на вопросы, кто создал нас, мир и т.д.
Третий вопрос, что делать мне с этим гением дальше?
То, что я отсюда выйду живой, мне стало понятно после нашего с ним общения. Как, это не важно.
Мне нужно не дать ему, продолжать свою деятельность здесь, и во имя Рейха, помогая Гитлеру в его бредовых идеях.
Убить Гениального ученого, чтоб он не смог продолжить свое дело во благо фашизма. Неужели это выход из этой ситуации?
Это кощунство, я не могла так поступить, мне нужно было время, склонить его на мою сторону, дать то, что он, никогда бы не познал без меня.
Заинтересовать информацией.
Купить его невозможно, посулить ему, у нас возможностью работать дальше, со всеми привилегиями, тоже не подходит. Угрозы тоже были здесь не к месту.
Информация, но какая?
Что я могу дать взамен на его согласие здесь все оставить, и помочь мне и ребятам, которых держат в камере?
Он дал мне время подумать, не говоря вслух, о чем мы молча думали, по отдельности, и каждый без слов, понимали друг друга.
Он сделал ход первым, теперь мой ход, и он должен быть безукоризненным нельзя допустить ошибки, исправить будет невозможно, последний ход, на кону стоит не одна жизнь, и не жизни 10 человек моего отряда.
Тут идет счет на тысячи, миллионы жизней в будущем, если его проект будет закончен, и попадет в руки безумного Алоиза Адольфика.
Нельзя также, чтоб он попал к нашим. Катастрофа найдет свое время, и выплеснется как река из берегов, сокрушая все на своем пути.
Люди не готовы для разработок его исследований. Найдется человек, который захочет, использовать его идею, не во благо, а в ущерб живущим на земле…всем организмам…обитателей планета Земля!
Что же дать ему, какую информацию? Какие мои знания, могут его поставить рядом со мной, на моей стороне?
Убить или посвятить. Имею ли я право посвящать? Не нарушу ли я закон, посвященных?
Дедушка, деда Няня как вы мне сейчас нужны, ваш совет, решение…
Что мне делать?!…
Ответ возник ниоткуда, как будто он только и ждал вопроса, маленьким незаметным одноразовым уколом в мозг
Посвящай!
Осталось дождаться возвращения Гениального ученого, открыть одну из колоды — козырную карту, одну как приманку и как маленький подарок с большой возможностью применения.
То, что он клюнет на наживку я и не сомневалась, слишком лакомый кусочек для такого эстета понимания вкусной пищи.
Минуты откровения настали. Будущий Посвященный на месте, и слушает с открытым ртом, от удивления. Он ожидал что угодно, но не такого поворота сюжета. Я даже знала, что он ожидал, но не стану делать ударение на этом месте. Сейчас уже пошла не игра, а посвящение в круг людей хранящих тайны народов. За эти знания многие готовы отдать все, что есть ценное у них, и остаться в том виде, как родились.
Гений был готов пойти за мной, куда угодно и делать, что я захочу. Его мозг кипел от маленького потока информации, только что зацепив им свою жажду познания искрой огня.
Нам оставалось освободить незаметно от других здесь присутствующих, моих ребят, взорвать его детище, и уйти подальше от будущей погони за ним, как за особо ценным для Гитлера ученым.
Двое хитроумные человечки, сидели и готовили план отхода. План был уникален своей простотой и в тоже время с таким решением выхода из этой ситуации феноменален и жестокий.
Пожатие его руки и мои аплодисменты он заслужил повторно. Какая бы не была война с болью, страданиями потерями, я обрела нужного мне человека, как впереди идущего своего времени. За счет войны, найден Гений, на сей раз война не забрала, а подарила.
Зачем люди воюют?
Что делят постоянно? Неужели амбиции, корысть, власть господства над другими, их цель?
Обогатится нажиться за счет страдания и смерти других людей. И это цель? Неужели быть богатым за счет других, есть благо одного и счастье единиц, забывая про других, кто терпит скорбную несчастную жизнь, стараясь прожить по законам властвующих, подчиняясь законам той власти, которая старается поставить себя на первое место.
Ведь это замкнутый круг идет уже на протяжении столетий.
Сегодня это наше, завтра врага, послезавтра соседа.
Также борьба за первое место в мире, чья страна продуктивней и лучше в модернизации вооружения, а значит сильнее, может диктовать, свои правила слабым — скажем так странам.
Простыми словами богатый хочет больше денег, нищий хочет заработать, чтоб обеспечить себя свою семью на жизнь. Властвующие хотят доказать, что их страна сильнее, и с их мнением стоит считаться, а то накажут и в угол поставят.
Мне не нужна власть, я не ищу наживы, сейчас я защищаю свою Родину от врага. Я не хочу воевать, но нет другого выбора.
Кто виноват? что я должна убивать людей, таких как я, и ты, только потому, что они сейчас враги моей Страны.
Да я Воин, но я не Воин войны, я Воин хранитель Мира, и меня не спросили о моем мнении на счет истребления людей-врагов. Я сделала выбор защитить свою землю очистить от врага во имя своего народа.
Моя родина, мой народ стоит на первом месте.
Мои мысли улетали и искали оправдания тому, что мы сейчас сделаем, уходя с моим отрядом и гением из этого места.
Мы должны взорвать 500 человек, находящихся на этом объекте, не давая шансов выйти отсюда хоть одному человеку.
Должны все и всё взорваться, не оставляя следов существования этого объекта, не одного свидетеля, который был на этом объекте, и коснулся тайны, полная ликвидация и зачистка всех.
Врага нельзя жалеть он тебя не пожалеет, это не мои слова, но мне придется воспользоваться этим нравоучением.
Мои слова просты; «Нужно научится уметь – Умению, переубедить врага, что бессмысленно воевать, и убивать людей себе подобных».
Так гласит закон Воина хранителя Мира.
Сколько еще законов Воина я выучила, не соответствующих так называемым правилам жизни людей на этой земле.
Смерть брата приносит боль, смерть ближнего огорченье утраты, смерть себе подобных потерю в окружение той среды, в которой ты оказался, а значит, не поймешь до конца их смысл существования и предназначения.
Воин хранитель мира вступает на тропу войны только тогда, когда видит, что это тупиковая ситуация, он вносит равновесие.
Этот закон был к моему огорчению полностью мне на словах не прочитан, и не понят мной, мне было сказано, что полную формулировку я узнаю позже, когда придет время.
Как много законов, смысла которых я не понимала, мне был только один ответ: «придет время, ты поймешь»…
Простите меня! Враги мои, но вы должны умереть во имя жизни, миллиона безвинного народа в будущем.
Мысленно просила прощения, взрывая это место, как яму с ядовитыми насекомыми. Гений был подавлен также как и я, действуя нашему беспощадному плану по уничтожению его бывших подчиненных и объекта. Выбора у нас, к сожалению, не было, это был его план, он осознал, что его изобретение несет смерть всем на земле. Если просочится информация, хоть кто-то выживет, то катастрофа в будущем обеспечена. Одна мысль, что может натворить его изобретение в плохих руках, было для него стимулятором.
Ученый гений не думал о последствиях, он сначала хотел защитить свое детище от вторжения чужих, и закончить начатое, а то, что лично Гитлер был заинтересован в этом проекте, он не видел ничего ужасного.
Он не понимал, какую роль может сыграть в будущем, и всю мощь его изобретения в руках сумасшедшего.
Прозрев и поняв, он был готов идти до конца, уничтожая все, что связывало его, с детищем его изобретения.
Мы уходили от погони, нас преследовали. Вместе с ученым нас было 11, чтоб запутать следы остались позади нас, Гора Али Док Ара, они должны были сделать все возможное, чтоб мы ушли, принять удар на себя.
Мы все понимали, что скорее всего, ребята попадут в этот раз, в пекло ада, и шансов выжить минимальный.
Они сделали свой выбор сами, никто их не просил, прощаясь с ними, я могла только сказать;
— Постарайтесь выжить и дойти до наших. Остальные слова были бессмысленны, в этой ситуации.
У меня стучала по мозгам только одна мысль, ученого нужно спрятать ото всех, но как?
К нашим, с ним тоже нельзя было выходить. Где, куда его спрятать?
Нужна была помощь моей семьи, но они далеко.
Моя память помогла мне, отложившиеся информация всплыла в нужный момент, из 1937 года, прочитанных мной дневников хранителей.
Тогда моя мутация была мне почти не понятна, но я знала, она откладывает всю информацию, сейчас я листала полученные знания тогда, и нашла нужного человека в местности, где мы находились, которому можно доверять.
Оставив ребят в скрытном месте ждать меня, мы с ученым двинулись в путь.
Он был очень рад остаться со мной наедине, поговорить о том, о чём не знал никто, 12 вопросов вылетели из него как из пушки, не на все его вопросы я смогла ответить, придет время и он получит, может быть, ответы на его вопросы.
Нужный нам человек оказался на месте, и был очень рад помочь мне. У него было тайное место, где не немцы и не русские, никто не найдет, даже если придется прятать его годами. Он пообещал переправить ученого при первой же возможности в наше так называемое хранилище. Гарантировал, что пойдет на смерть, но выполнит поручение. А если вдруг что-то пойдет не так, то они вместе с ученым покончат свою жизнь, они оба дали клятву.
Мне не хотелось, чтобы с ними что-то произошло, и брать такую клятву с них, но они сами сделали свой выбор, произнеся эти слова.
Мы расстались в надежде еще встретиться, пройдет время, и мы обязательно увидимся, я в это верила.
Обратная дорога была без приключений, я дошла до своего отряда, и мы все вместе без проблем перешли линию фронта. Оставалось только надеяться, что наша четверка, которая осталась прикрывать наш отход, вернется живыми.
Отчет, доклад о выполнение задания, и ребус кто в штабе немецкий агент?
К сожалению, ученый не знал агента, ему передавали всю информацию через другого связника-информатора.
Нам нельзя было терять время, и нужно было срочно встретиться с тем отрядом с его командиром, которых хотели списать, сталкивая нас в лоб в лоб.
Они уже должны были, давно вернутся, и поэтому я надеялась получить весточку от них.
Нам пришлось остаться у генерала, задание которого мы выполняли. Только потому, чтоб успеть прижать к ногтю предателя, если конечно он не скрылся раньше нашего прихода.
Повод у нас был, ждем оставшихся 4-х из нашего отряда.
Мы рыли носом как бульдозеры, собирая нужную нам информацию о всех, членах штаба. Нельзя было спугнуть его или ее. Постоянно приходилось изображать из себя, хотя это и была правда, ждущих оставшихся членов отряда, которые до сих пор не появились. Наше волнение за наших ребят было не наигранно, мы ждали и переживали, делая свою работу ища гада предателя.
Мы старались незаметно выйти на контакт с тем отрядом, их куда-то перебросили. Оставалось ждать, что командир отряда сам выйдет на меня, свои координаты я ему оставила.
Из наших, вернулся только Али, остальные погибли. Али заигрался и допустил непростительную ошибку.
Он потерял не только отряд, но и брата, Док был его родным братом.
Но ему, в его горе, я не могла помочь, я была в бешенстве из-за его ошибки, я потеряла 3 перспективных отличных ребят из отряда, которые уже влились в наш коллектив как в семью, на протяжении 2 лет.
Мы могли потерять Али, его совесть грызла его и не давала покоя.
Вместо того чтобы поддержать его, посочувствовать в беде, я спустила всех собак на него.
Заставила его тренироваться по 10 часов в день, под присмотром Медведя. Сожалеть и вместе плакать, не имело смысла, я потеряла бы его тоже. Нужно было приводить в чувство горячего парня, на его уровне, дать возможность научится воевать, убивать врага, а не идти на смерть с открытыми руками и погибнуть напрасно.
Мы так и не нашли предателя, нас вызвали в Москву.
В Москве мы получили новое задание, нам дали три дня на отдых, потом день на подготовку и вперед.
Самолет полет прыжок
Состав отряда поменялся; прибавилось 3-е новых из моих, так называемых резервов. Как я в шутку называла птенчики из тигрят.
Остальные тигрята были тоже на задании далеко в тылу врага. Подрастающее поколение как мы говорили, шарило между Ленинградом и Москвой, делая всякие пакости фашистам. У них было задание выискивать диверсантов предателей и остальных прихвостней.
Любя мы их называли чистильщики леса. Чем они очень гордились и каждый из них уже заработал свою медаль или орден. Но их цель была, попасть в отряды тигрят и львят и доказать, что они достойны быть причислены в нашу двадцатку.
Новый состав: Охотник, Лесник, Медведь, Цыган, Али, Мыкола, Одесса, Чико, Мимо.
С самого начала все пошло не так, нас выбросили совершенно в другом квадрате. Рация приказала долго жить, и утонула в болоте без разрешения.
До места встречи с партизанами 100 километров. Мы попали на территорию, кишащих немцами.
Но этого было мало, нас заметили, когда мы приземлились, шли нам навстречу со всех сторон. Создалось такое впечатление, что нас ждали, в ход было запущены все, кто был в округе, ягдкоманда, полицаи, СС Абвер…
Нас гнали как барашек, мы бежали почти быстрее паровоза, мысль разделится, отметалась сразу, где 5 пройдут там и 10. Для выполнения задания нужны все, ждать друг друга мы не могли себе позволить. Бегали по лесу и ползая по болоту скрываясь от погони.
Все мы не могли понять, не прошло и 10 дней, как мы опять в тисках, и нас опять подставили. Кто этот гад, который взял себе за цель, от нас избавиться? Найду, лично шарфик на его горлышке завяжу бантиком.
Еще немного и о задание можно забыть, сидим на болоте как селедка в банке, слова одни могучие летают, что за… какого… и почему?
С командиром отряда я так и не встретилась, их тоже кидали с одного задания на другое. Беспокоить вышестоящее командование не стала, хотела сама разобраться. Вот сейчас и пожинаю плоды своей самостоятельности. Еще недавно отчитывала Али, а сама подставила весь отряд под удар. Заигралась лисичка…плохие слова летели как камень мне в мозг.
Ситуация хуже некуда, мы окружены, стоит выйти из болота и привет Дойтчен солдатэн. Мало того, о задание можно забыть, использовали почти все детонаторы и взрывчатку, чтоб от погони уйти. Связник 50 км от нас, да только толку, мы уже два с половиной дня бегаем и не можем скинуть погоню. Куда ни сунемся везде вилькомен комитэ. Уговор был, плюс минус два дня он ждет, а на третий может и не прийти, да и вряд ли мы успеем 50 км через цепи пройти по лесу, да без машины.
Оп машина нам нужна машина, остается ну самая малость, просто ерунда ухайдакать 2 взвода. Сидим, веселимся пиявки с тел снимаем, смешно до колик в животе, со всех сторон окружены, а мы думаем как машину свистнуть, которая безусловно, где то нас ждет.
В порыве отчаяния рассказала львятам о своей ошибке, так они нет чтоб осудить командира пожурить, с кем не бывает все мы люди на будущее урок.
Так нет, мол, правильно поступила, нельзя было говорить, самим разобраться надо и не ошибка это. Подхалимы, эх 3 раза ай. Я ждала и хотела, чтоб меня отругали, на место поставили. Хотя бы Лесник Охотник Медведь, мы с ними на равных давно уже общаемся, так они, наоборот по головке гладят, как котенка. Жизнь моего отряда на кону, а они меня успокаивают, мол: — мы тебе верим, говори что делать?
А я не знаю, боюсь в первый раз их потерять по своей ошибке и это давит как скала которая вот вот упадет.
Наверно предпоследние задание для меня было очень сложным, да не только физически, гений стоил много моих нерв. Хоть и дали три дня отдыха, я работала без перерыва, этого отпуска мне сейчас не хватало. Потеря сразу 3-х в отряде наложило тоже свой отпечаток, была и моя ошибка, поставить главным Али. Результат плачевный, Али был лучшим в своем деле, но не командир, горячий слишком.
Решение пришло как озарение.
— На фига кромсать 2 взвода?
Все мило сразу улыбнулись…
— Если можно проделать дырку, кротами мы с Медведем поработаем, это означало, что мы пару фашистиков заменяем в цепи, потом в дырке следующая двойка, Лесник Охотник и.т.д. последние в цепочке нас “ищут”.
Этот прием мы часто применяли, только тогда, были простые солдаты или полицаи, здесь эсманы зараза такая, в кольце были волчары еще те.
Оставалось найти слабое звено. Медведь был моей второй ногой, дар маскироваться и быть невидимым в лесу, заслуживал особого уважения. Если меня с детства учили, то у него это было в крови. В самом начале я ему дала пару подсказок, а он мне, на этом наша дружба укрепилась и если мы шли вместе, то ребята всегда говорили, нам вслед.
— Только не собирайте грибы под носом у гансиков, им оставьте.
Это было в 1942, когда нас тоже окружили, а кушать очень хотелось, вот мы с Медведем, под носом у гансиков грибы и собирали, да так обнаглели, что в одном метре от одного, белый гриб срезали, пока тот один шаг к нему делал. Надо было видеть лицо гансика, когда гриб исчез из его поля зрения, стоял и не мог понять, куда исчез такой красавец? он же только что был тут, а вместо него сучок с листком от дерева.
Ребята в шутку называли нас грибными воришками.
Поползли, полежали опять поползли, понаблюдали и нашли дырку, да еще какую с-ман явно, что-то съел нехорошее, бедный такой, и каждые 10 мин. сидел в кустиках целых 5 мин.
Оставалось его соседа подменить, остальное дело техники.
Дырка сработала, попарно мы уходили, оставалось найти машину и дернуть отсюда побыстрее.
Когда последние из нас уйдут из дырки, пропажа двух обнаружится, время работало против нас. Без шума украсть грузовик не получилось, как назло, когда мы уже все были в машине, обер нарисовался с проверкой, и пошло поехало, выстрел в воздух, и мы в гонки на перегонки, играем.
Твою дивизию да что за непруха, кто в окопах сидит? Такое ощущение, что на нашу поимку батальон бросили, а не два взвода как мы думали раньше.
Проехали мы от силы 5 км, прострелены колеса, бег по лесу продолжился, местность просто ужас, поле редкий лес простор для взгляда.
Да, картина стала яркой при свете, ловят именно нас, а не случайных диверсантов, что с неба вдруг упали, и их случайно увидели.
Кто-то дал приказ именно там нас сбросить, а значит, нас там ждали, при этом, очень хорошо подготовились, туда, куда нам надо было, на всех дорогах полно немчуры.
Наша цель и путь были им известны, ходи кругами как хочешь, но связник, скорее всего уже у них. Все обходы и подходы были перекрыты, такое могло быть только когда, информация о нашем задании была передана их разведке в деталях. Все сомнения о случайности отпали, нас послали на убой.
Скорее всего, тот отряд тоже, если тех уже ликвидировали, то нам будет трудно найти предателя, он успеет замести следы, если конечно мы вырвемся отсюда.
Бег по открытой местности, был плачевным, Чико был тяжело ранен, и он, чтоб не сдерживать отряд, остался нас прикрывать. Мы своих не оставляем и не бросаем, но тут не было выбора, прощание было коротким…
— Прости нас, мы тебя не забудем.
Слова Чики не забуду никогда.
— Для меня была честь, попасть в ваш отряд, я докажу вам, что вы не ошиблись в выборе.
Пожатие руки и бег с препятствиями дальше.
Опять болото сидим, как лягушки думаем, то, что до места встречи осталось всего ничего конечно хорошо, но смысл идти на встречу, если нас 100про предали. Был ли связник или нет, то он наверно уже в руках немчуры. Напрямую выходить к партизанам не хотелось, очевидно, их уже тоже в оборот взяли, но проверить стоило, также и задание, которое нам поручили, теперь приняло совершенно другую окраску, слишком много нестыковок в самом задании.
Еще когда пришёл приказ на новое задание, при его разработке было не понятно, почему нас посылают? слишком простеньким оно показалось. Это могли выполнить простые диверсанты, или даже сами партизаны.
В основном нас посылали, когда нужны были специалисты нашего уровня (цирк по полной, как мы любили говорить) а тут пришел, взорвал, ушел.
На мой вопрос, что тут сложного? был ответ – «Объект охраняется, как сам Гитлер» если так, тогда понятно.
Вот и полетели мы, и прилетели туда, куда не надо с разницей 100 км.
Начали думать, что мы имеем на данный момент:
Во-первых; нужно было проверить, есть партизаны еще? не попались ли они в ловушку? и были ли здесь партизаны?
Во-вторых; существует ли объект, вообще?
в третьих; сматывать да побыстрей, из этого рассадника.
Каждый из отряда высказал свою версию что делать, из девяти собрали одну, по кусочку, так родилась бредовая идея, как облапошить немчуру.
Идём через болото сразу к так называемому объекту, время все равно потеряли, значит встречу с связником игнорируем, дальше будем посмотреть на месте.
Худо-бедно, но мы добрались по карте к цели.
Нас уже даже не удивило, что это была пустышка, охрана стояла для видимости, сарай амбар туфта, даже складом боеприпасов не пахло.
Немчура, засаду тоже устроила, да только фиг им с бантиком в горошек.
Тут немцы сами себя переиграли, устроили жданчики далеко от места, вот мы и погуляли по складу, как проверка ревизора, не стали никого жизни лишать, мы добрые живите пока.
Ушли даже дверью хлопать не стали. На всякий случай облазили всю местность, пусто как на луне, хорошо, что мы не стали взрывать и шуму делать, а то бы опять нас начали гонять как кур в сарае.
Повезло нам, болото было еле проходимым, немцы туда не сунулись, а мы так всех пиявок и лягушек собрали, шутка, только пиявок. Видок был у нас, кикимора и то лучше выглядит.
Просто мы уходить не собирались, решили напакостить, нашим дорогим устроителям ловушек. Погулять да посмотреть где засели эсманны и сказать им своё фи маленьким бум бумом, у них же свистнутой взрывчаткой. Отомстить за Чику, фейерверком, взять в плен полковника или генерала, если найдем. Вот такое новое задание, мы себе придумали.
Только нашим планам не дано было сбыться, после бум бума, мы отходили через рядом находившуюся лесопилку, и там, в сарае нашли детей, бросить их мы не могли. Пока выясняли у самой старшей из детей, кто они и почему здесь? Подкрался полный звиздец, в виде батальона.
Дети были от 3 лет до 8 лет, очень истощенные, многие не могли сами идти. Каждый из нас брал на руки по два ребенка.
Нужно было пересечь поляну, и там уже лес, можно уйти, но нас постепенно окружали со всех сторон. Схватив детей, первая четверка добежала до леса, нас оставалось 5-ро.
Мыкола со стороны сарая на подстраховке, Цыган рядом с канавой, Одесса с двумя детьми посередине поляны, отстреливался, прикрывая детей, Мимо со мной рядом с сараем с тремя оставшимися детьми.
Все это время я чувствовала себя виноватой перед своим отрядом, и я сделала выбор, приказав всем уходить, я осталась прикрывать отход.
Схватив последних детей на руки Мимо побежал в сторону леса, со мной оставалась самая старшая из детей Аня.
Взрыв и Мимо упал, одного ребенка убило сразу с ним, но еще один сидел рядом и плакал, схватив Аню я побежала к Мимо. Мыкола прикрывал мою спину со стороны сарая, Цыган сбоку от канавы.
Добежав до Мимо, кто-то попал очередью мне по ногам, спрыгнув в воронку рядом и стащив мальчонку к себе, вместе с Аней мы укрылись от стрельбы.
Взгляд в сторону сарая, Мыкола рядом с ним, рукой машу, отходи, прикрою .. сзади …быстрей..он мне..
— Уходи с детьми..
— не могу..Цыган .. детей забери.. ползи ко мне.. Мыкола ..прикроет..очередь..черт…Мыкола ..твою…гады..Цыган забирай детей .. я прикрою..- Приказываю уходить всем.. меня не ждать.

— Аня ты сейчас быстро быстро, побежишь с дядей, возьми шоколадку, ты сильная сможешь,
— А ты?
— Я потом…
— А у тебя ноги в крови…
— Ерунда тебе показалось… Цыган быстрей..
— Командир ты ранена…
— Приказываю, уходить…
Цыган с ребенком на руках и с Аней начали отползать в сторону леса, Одесса был ранен, но смог добраться до леса только с одним ребенком, в одного попала пуля.
Я лежала и прикрывала отход, ноги были прострелены, идти я не могла.. взрыв осколки руку задели.
Цыган почти дополз до леса.
Бросаю гранату в сторону немцев, рука прострелена вторая. Немцы меня окружали, последний взгляд в сторону леса, ура все ушли.
Очередь, еще раз в плечо в руку..рук не чувствую сил нет..у меня осталась одна граната, не могу вынуть чеку, немцы кинули гранату в мою сторону.. недолет ура. Черт спина.. задело спину.. слышу голоса.. на немецком языке.. она еще жива.. недолго ей осталось..берем с собой..отключилась занавес…
Очнулась от боли, мне выжигали, скорей всего звезду на спине… повесили за руки на столбе, отключилась.
Очнулась я в госпитале, немецкий доктор рядом с кем-то разговаривал;
— Удивительно, но она жива, ее нельзя пока транспортировать. Опять отключилась.
Очнулась, военврач русский наверно?! с еще одним врачом, рядом медсестра, разговор слышу:
— Удивительно! немецкий врач ее залатал, но это чудо, 23 пулевых ран, осколки все вынул, звезда на всю спину, всю работу сделал он, мы только ждем и меняем повязки. Отключилась.
Очнулась все там же, медсестра рядом сидит, спит наверно.
— Пить, сестричка,
— Ой..
Вы проснулись, сейчас…
Дав мне выпить воды, она не слова говоря, вылетела из палаты.
На вопрос, где я? наверно скоро получу ответ, и как долго я была в отключке?
Тело мое все чесалось, как после крапивы, состояние было, как будто меня изнутри гладили и растягивали, очень непонятно только как?
В тройне непонятно.
Послышались шаги да не одного, а многих ног.
Рота подъем, о — уже шучу, значит не все так плохо.
В палату не вошли, а влетели трое мужчин в халатах и две медсестры. Уставились на меня, как на привидение, которое лежит и хлопает глазами с вопросом, а что случилось, почему такой интерес к моей персоне?
После вопросов и ответов меня оставили в покое, принесли обед, и медсестра накормила меня с ложечки, как маленького ребенка.
Закрыв глаза, я стала думать над информацией, которую получила.
Обалдеть, я оказывается уже как три недели в Москве в госпитале лежу, мои раны со слов доктора были смертельные, но не только. Я потеряла много крови пока висела (о это помню, как долго не помню) немецкий доктор меня залатал, оказывается он и сделал всю работу, когда меня привезли в Москву я была как мумия, и врачам оставалось только менять повязки, и ставить вовремя капельницы.
Одним словом это чудо, что я выжила вообще, после всего того, что со мной произошло.
Что конкретно со мной было? я узнаю у начальства.
Сейчас же они рады, что я наконец-то очнулась, мои раны заживают с удивительной скоростью, они побежали докладывать наверх, что я в порядке.
Кризис миновал, ура победа их не тронут.
Слух о том, что я очнулась, быстро разлетелся, и меня навестили все, кто мог.
Историю о своем освобождение из плена я узнала от Сереги и от тов. Берии лично.
Как мне было стыдно и больно, за ту ситуацию со мной, не передать словами.
Мало того, что я побывала в плену, так еще и ради моего освобождения тов. Сталин чуть…
Вкратце вся история после того, как я осталась около лесопилки на поляне.
Цыган догнал ребят с мальчонкой на руках, и с Аней. На вопрос, что с командиром? он сказал, что видел, как около меня взорвалась граната, и множество ранений от автомата, да и до этого я уже была ранена в ноги, руки.
Он передал мой приказ уходить и спасать детей. Ребята тоже были почти все ранены, дети на руках. И они, зная, что я, не одобрила бы идею меня выручать, скрипя зубами, пошли к своим. Если б не дети, они бы не послушались моего приказа. Дети были не в состояние сами идти, оставлять их и спасать меня, это бы было бессмысленно, самое правильное решение доставить детей к своим. Потом решили вернуться за мной.
Как только они пришли в штаб без меня, их всех арестовали, отвезли в Москву и посадили по одному в камеру.
Версия Берии
— Как только до меня дошло, что твои львята вернулись без тебя.
Я дал приказ всех арестовать, и срочно доставить ко мне. Поговорив с каждым, вырисовывалась не очень приятная картина, они бросили своего командира.
То, что они спасли детей, и был твой приказ, их это не спасало. Мне предстояло все это доложить тов. Сталину, твоим ребятам могло только чудо помочь, и мне тоже.
После доклада у тов. Сталина я готов был сам идти за тобой, хоть пешком.
Таким его я никогда не видел, его слова меня просто в тупик поставили.
— Живой или мертвой, но она должна быть здесь, хоть всю Армию положи, но ее доставьте…(русский, грузинский могучий) Не будет ее здесь. Всех паршивцев, расстрелять, кто виноват……(русский, грузинский могучий).
Ты понимаешь Саша, что я пережил, когда все это выслушивал? Таких слов от него я еще никогда не слышал.
Чтоб у твоих ребят был шанс все исправить, послали их, причем всех.
Приказ был без тебя не возвращаться, хотя это было их самих огромное желание.
Немцы хотели тебя транспортировать в гробу до Берлина, когда до них дошла информация, что ты из особого отряда, и за тебя Гитлер потерял своего Ученого.
Кстати, а где он?
— Погиб тов. Берия утонул в болоте, я же писала тогда отчет.
— Да, да забыл…хм
— Тов. Берия, а вы узнали, откуда у них такая информация?
— Вот тут как раз, мы сами пока не можем разобраться, где-то течет на высоком уровне.
Твои ребята оправдали наши надежды, хорошо спланированная операция и гроб с твоим телом, украли при перевозке тебя на аэродром, на их же самолете, да еще генерала и доктора прихватили, что тебя лечил. На сегодня все, выздоравливай и…Саша береги себя!
Вот так вкратце тов. Берия дал понять, что скоро я получу по шапке, а еще, что гад предатель, еще не найден и пакостит во всю. Самое главное теперь, найти предателя для меня это приоритет.
Моя палата превратилась в маленький штаб, потихоньку меня навестили все кого я вызывала. Госпиталь охранялся на уровне Кремля, мне было даже жаль наш медперсонал, который здесь работал и лечил меня и остальных больных. Проверки у каждой двери. Берия согнал сюда почти все НКВД. Мне постоянно приносили отчеты по проделанной работе за все время, которое я была в отключке, и не только.
Пока я проходила так называемую Реабилитацию, выводы были неутешительными.
Во-первых: реакция тов. Сталина была мне непонятна, когда Яшка попал в плен, он даже не заикнулся, меня послать его спасать, почему? были посланы другие отряды. При освобождении меня из плена, погибло много людей, были засвечены двое наших лучших агентов. Не слишком ли дорогая разменная монета? стоило ради меня так рисковать?
Своих ребят я понимала, но тов. Сталина в этой ситуации, было трудно понять, он был готов лишить головы всех виновных и даже тов. Берию, о чем мне сам Л.П. открытым текстом сказал.
Во вторых: Откровенность Л.П меня тоже смутила, непохоже на него, разговор был как со старым другом, слишком откровенный, не его это стиль.
Да и награждение в палате, меня добило, четвертая звезда героя и повышение в звании, за что? За то, что я потеряла троих из своих ребят, по своей глупости. При освобождении меня, погибло еще трое моих ребят, из двадцатки, не считая отряда партизан задействованных в этой операции, прикрывавших отход, плюс десятка моих птенчиков, которые пошли на смерть, чтоб спасти своего командира.
Такой поворот событий был для меня как удар ножом в сердце. Мне не хотелось жить, от стыда и потери стольких людей ради меня, которая попала в плен и не смогла даже застрелиться. Меня нужно было застрелить за все это, я не оправдала надежд, провалила задание, поставила всех под удар, а меня наградили. Моя совесть билась как рыба на льду от боли и непонимания.
Мне нужно было отмыться от такого позора, доказать что я… что я, слов не находила…
Две недели я провела в госпитале, после моего «включения» раны зажили, остались только шрамы, и я рвалась в бой, и на прием к Сталину.
Медкомиссию проходила дважды, с ног до головы была осмотрена, все в порядке, причин держать меня здесь, больше не было, отпустили, справка «годна» получила.
На прием к Сталину и к Берии ходила как на работу, отказ.
Меня не хотели видеть.
База была как разворошенный улей. Пришло много неожиданных приказов, сидеть тихо и заниматься подготовкой нового состава, при этом никто не мог покинуть территорию. На задания никого не посылали, постоянные проверки всего состава, и персонала.
Забрали около 20 человек без объяснений, нас изолировали от всех, как заразно больных. Всех моих ребят поочередно забирали на Лубянку, через пару дней возвращали, но 23 человека в итоге не вернулось.
Тренировки не прекращались, нужно было, как то эту ситуацию пережить, месяц так называемого отпуска, идет война, а мы сидим как суслики и ждем непонятно чего.
По своим каналам я нашла командира того отряда, и мы наконец то в тайне встретились.
Полученная информация была словно бомба взорвавшиеся рядом. Такого поворота даже я не ожидала. У командира погиб весь отряд, он чудом выжил после задания, на которое его сразу послали. Спасло его то, что он оказался в больнице под другим именем, после больницы он сразу пошел к своему командиру выправлять новые документы на свое имя, и поделился своими подозрениями насчет провала его отряда и своего, что тут не все так чисто.
Командир его оказался нормальным мужиком, и решил подстраховаться переправил нашего командира-разведчика к своему другу с документами другого человека, чем ему спас жизнь, так как его искали уже. Тем, кто искал, сказал; что он пропал без вести, после выполнения задания отряд не вернулся.
Найти командира-разведчика помог мой пароль, который он передал своему командиру, если придет человек от меня, только тогда его командир дал мне новые данные, как его найти и где он.
Еще тогда около моста я предвидя такую ситуацию, придумала несколько вариантов, как мы свяжемся с друг другом. У него не было возможности выйти на меня. Он ждал, когда я или кто-то от меня выйдет на него. Вместе посидев и обсудив наши дальнейшие действия, мы решили, что мне нужно его срочно забирать к себе на базу, но в данный момент это было нелегко, так как я покинула свою базу скрытно от всех, ребята меня прикрывали.
Дальше оставаться там, тоже было рискованно, его могли вычислить,
еще раз прийти к его командиру, взять и расколоть.
Зато теперь вся картина была ясна как на ладони.
Командира-разведчика звали Олег, сразу дала новый позывной Лёд, с ним мы детально прошлись по тем данным, который он раздобыл и моим. Предатель был, ни кто иной, как адъютант Генерала, но и это было еще не все, кладовщик с моей базы тоже оказался предателем. Вот такой поворот был очень опасен для всех нас. Никогда бы не догадалась, если бы Лёд не рассказал странную историю, связанную с моим и его отрядом, до той операции и последующему второму заданию.
В расчете на то, что мы никто не вернемся, они сами засветились, забыв о главном уйти сразу, а не оставаться и ждать, когда их разоблачат, надеясь на то, что никто не догадается, все следы они якобы замели. Только случайная встреча двух этих персонажей была зафиксирована еще тогда перед нашим первым выходом, Олегом. Как оказалось, тогда он не знал, кто эти два и не предал этому никакого значения. Даже и не вспомнил бы, если б я не попросила его все рассказать, что он видел и слышал перед тем заданием, и когда? Поэтапно любые мелочи, даже если он считает, что это пустяки повседневные ненужные детали.
Вот так случайно всплыли эти два персонажа, описание которых совпало с нашими предателями, Адъютант и кладовщик которые ну никак, не могли быть друзьями или родственниками в какой либо связи состоявшей.
Анкеты и личное досье своего кладовщика я знала наизусть, поэтому нигде не мог фигурировать даже близко Адъютант, который по его данным был совсем из других мест, и служба его проходила нигде не пересекаясь, с моим кладовщиком.
Случайное знакомство тоже от металось (в анкете кладовщика и в его данных нигде не было упомянуто о случайном таком знакомом). Разница их статуса не подходила для компанейских отношений, ради которых мой кладовщик каким-то образом навестил Адъютанта, при этом нарушив запрет на выход с территории базы. При всем этом оба были переодеты в другую форму. Они оба были уверены, что мы не вернемся, а их встреча прошла без свидетелей, или все-таки нет!?
Ха маскировка не помогла, даже если они также видели Олега, то его они тоже подставили со всех сторон, чтоб он погиб.
В конечном итоге пришлось Олега прятать на квартире, а самой возвращаться на базу с надеждой, что кладовщик на месте и не слинял еще.
Удивляло и поражало, какие стальные нервы у моего кладовщика оказались, он до сих пор был на базе, даже мое возвращение его не напугало, он был уверен, что на него никто не выйдет, и предъявить ему нечего, чист как лист бумаги.
В принципе я месяц как на базе он спокоен ничего не произошло все как всегда почти…
То что нас всех тут потрясли, его тоже задело но отпустили, работает как и раньше все идет своим ходом .
Брать сначала Адъютанта не было смысла, он был передатчик инфо. скорее всего его завербовали, поймав на чем то. Его я хорошо помнила, и характер был для меня его понятен, трус да болтун, а вот этот кладовщик был серьезным противником, хорошо замаскированным агентом, с очень правдоподобной подготовленной Анкетой… Или его купили, поймали на чем то?
Да нет, для предателя слишком стальные нервы, и полная уверенность в себе, хороший актер, да и подготовка на уровне, если смог незаметно выйти с базы. Да и мы, его никогда бы не подумали подозревать.
Нужно было проверить, откуда он к нам попал и как? при этом очень осторожно проверить всю информацию, чтоб никто нигде не заметил. Ведь кто-то его нам сюда подсунул, значит, есть еще один неизвестный игрок.
Проверку он прошел да не одну это настораживало. Ведь ребят и персонал я сама выбирала из НКВД. По нему у меня были данные от Судоплатова от него он, и перешел ко мне, после ранения.
Ранения? — Стоп! До ранения, был у Судоплатова, а до Судоплатова у Кузнецова. Вот тут надо порыться да только того убили, значит выходить на зама? О-о-о опасно если тот и есть связь? тогда все пойдет прахом. Нельзя рисковать, уровень слишком высокий для проверки придется задействовать, да и в цепи стоят пару больших начальников связанных на заме, сейчас кому он подчиняется. Берия и Абакумов под удар попадают, что проглядели в своих рядах шпиона. Нельзя их подставлять, нужно действовать своими силами.
Великолепно просто, у Судоплатова он как говориться получил кристальную анкету, прослужив у него без единого выговора, тут не подкопаешься все чисто. Искать надо ниже, кто его до этого двигал к «Паше» вот тут могут возникнуть проблемы, если официально расследовать его карьерный рост. Ведь выход мог быть, как и на младший комсостав, так и на старший.
Слишком все было расплывчато, все служили то там, то сям, то соединили ведомства, то разъединили, то опять слились в одно, но с разными полномочиями и появилась еще одна новая структура организации Смерш. Людей брали из разных ведомств, перетасовали как карты. Попробуй разберись, кто кому когда-то подчинялся напрямую, или косвенно.
Тут могли быть все, пройти так или иначе под властью кого-то, кто принимал на тот момент решения, а потом уже подчинятся совершенно другому начальнику, в то же время.
А ведь именно эту лазейку наши враги и использовали. С одной стороны кажется можно по приказам и по анкетам вычислить, кто где служил, и кто его непосредственный начальник. Всё вроде просто проблем нет, только есть, к сожалению и устные приказы, не сделанные письменно, вот в чем была проблема в нашем ведомстве.
Это было почти нормой для решения, скажем так особых заданий. В лучшем случае была запись выполнял особое поручение нр-003 а какое, пойди и разберись, тупик засекречено так, что никто не знает, или название только операции, и все, акты особо секретны и.т.д.
Итог: Анкета после Судоплатова была кристальная, до него тоже. Выбрала я его сама, на тот момент был лучшей кандидатурой на место кладовщика. Значит сама и виновата, взяла гада в свои ряды, проморгала.
Стоп! Начинаю копаться в своей памяти, как и почему я тогда его взяла? Что повлияло на мое тогда решение?
Весь день раскладываю поминутно.
Почему я тогда обратила, внимание на него? Так мне его майор посоветовал. Вот теперь знаю, куда в гости зайти. Главное повод придумать.
Пришлось устраивать пьянку у майора с Медведем вместе, да первый раз пришлось пригубить это смертоносное зелье, зато Медведь с майором оторвались по полной, что и требовалось.
После гостей поехали Медведя приводить в порядок, он поработал на славу, мне даже было его жаль, ему приходилось пить за меня тоже, хотя он сказал, что все нормально мог и еще выпить, да только майор свалился со стула и больше не вставал. Слабак — как сказал Медведь.
Информацию, которую мы получили, была очень ценная для нас, и время мы потеряли не зря с этой попойкой. Теперь оставалось взять главного фигуранта в этой цепочке, предателей, агентов. Кладовщика взяли под контроль ребята, а я занялась Адъютантом и Полковником, который и оказался движком в этой цепи.
Время ареста всех троих должно было совпасть, поэтому мы устроили тренировку на базе с полной выкладкой для всех. Охотник и Лесник под видом контроль со стороны, исчезли брать Адъютанта, так же Медведь с Одессой за полковником,
Я же была рядом с кладовщиком, давая ему постоянно поручения, что нужно еще достать или принести во время нашей тренировки. Через день, наконец-то сигнал «все» на базе. Мы вернулись на базу с тренировки вместе с кладовщиком под ручку.
Все это время когда я его гоняла на базу, он находился там, почти один выполняя мое бредовые поручения, и привозя все, что требовалось мне. Постоянно удивляли его стальные нервы, он все приготавливал, собирал и привозил, как в ни чём не бывало до места, где мы находились. Поэтому я решила начать допрос с Адъютанта, а потом полковника.
Слов не было после разговора с этими мерзавцами. Адъютант, как и оказалось, был пешкой, которого поймали на такой ерунде как: переспал с Женой своего начальника. Готов был маму продать только лишь живым остаться. Полковник оказался завербованным, еще с середины тридцатых тянулась связь с немцами, с его командировки там. История банальна как три копейки, случайно застрелил собутыльника в баре, его взяли и арестовали, и дали шанс закрывая его дело об расследование, чтоб выйти чистым.
А вот наш главный персонаж настоящий немец, Абвер первый отдел. Был внедрен полковником 3 года назад на место убитого им же, с его биографией. Вот с ним мы говорили долго, очень упрямый оказался, но потом понял свою ошибку и запел как соловей.
Вот теперь можно было идти на доклад к Берии со спокойной душой, с надеждой, что в этот раз мне в приеме не откажут, очень важные сведения мы добыли.
Все как говорится устаканилось, после тяжелого и долгого процесса «реабилитации» по поимке агентов, без ведома начальства, без разрешения покидать территорию базы, и наших прочих действий нарушивших приказ. С нас сняли «карантин» мы приступили в новом составе к своим прямым обязанностям.
Служить Родине!

1944 год Дневник Саша

Пришел прямой указ сверху, помочь нашим.
Вылететь срочно!!!
Вылететь срочно в составе 20-ти человек, на передовую, там срывалось наступление, из-за засевших на горной местности фашистов.
Из-за гор, находившихся в этом квадрате и построенных бункеров внутри пещер, подход был невозможен, так же снайперы засели так, что их невозможно было снять, со слов разведчиков которые там уже все облазили. Проход техники был возможен только в этой местности. Немцы приготовились хорошо, и место было пристреляно так, что и танки застряли без шанса сделать хоть один выстрел. Бомбардировка с самолета ничего не дала немцы засели намертво.
Со слов начальства нужны были, как нас на фронте называли «Клоуны из зоопарка».
Мы уже привыкли, что нас, то зоопарк называют, то артисты юмористы или клоуны.
За четыре года мы такой цирку-с устроили повсюду, что сами потом долго смеялись, зализывая после очередного задания раны.
Вот и сейчас лазили по местности, как горные козлики, выискивая слабые места у фрицев.
План под названием «зайчики» созрел на третьи сутки наших вылазок. Маршал уже обзвонился, доставая Генерала в штабе, что мы так долго лазаем? Генерал потом нам втык давал, почему не телимся? в хорошей такой русской манере вести беседу на повышенных тонах.
Когда я ему заявила что нужны зеркала да побольше, он в ступор вошел, минут на 5, когда вышел, прозвучала ария похожая на? В общем ария личного исполнения генерала, без музыкального сопровождения. Со словами: — что за дебилов ему прислали?! закончил исполнение.
Подождав еще минутку, чтоб генерал успокоился, объяснила свой план детально.
Тут генерал еще раз пропел арию, но уже в дружелюбной форме, с вопросом:
— А получиться? Получив ответ, что поэтому нам и нужно было столько времени определить, когда заходит солнце, когда восходит и куда попадают лучи поминутно.
Генерал успокоился и начал содействовать нам в нашем веселом плане «зайчики».
Задействовано в этой операции было 200 человек. Солдату выдавалась палка с привязанным маленьким осколком зеркала, их всех распределили внизу в не видимости зоны поражения снайперов, на разном расстоянии друг от друга в полукруг от горы. Также кого на дерево по два человека, кто где, но с расчетом попадания солнечных лучей.
Проведя беседу с солдатами, кто, когда и как должен действовать. Даже часы пришлось конфисковать, у всех у кого были, чтоб наши бойцы вовремя смогли начать свою работу «зайчиков».
Обговорив все еще раз с генералом и его подчиненными, мы вышли на позицию.
Операция «зайчики» началась в 5 утра.
Светопреставление было изумительное, жаль, что фотоаппарата не было с собой. Ослепили все точки, которые мы выявили при вылазках, и всех снайперов, даже если они меняли позицию. Наши снайпера были начеку.
Немчура, стреляла без остановок, а «зайчики» все светили и светили. Фашисты были слепы, оставалось только подобраться к бункерам. Форму с убитых снайперов, которых ребята успели ликвидировать, мы сняли, и львята пошли в гости…
Пошла на доклад к генералу: операция «зайчики» прошла успешно, высотка наша, немчура нейтрализована.
Генерал был просто сама доброта, расцеловал меня как дочь родную, после долгого расставания. Со словами:
— Ну-у, вы и гении, это же надо так все рассчитать, да как такое возможно? мы тут столько народу положили, пришли вы, и цирк какой-то с зеркалами начали, не одного убитого, невероятно. Мне когда сказали что особый отряд прилетает численностью 20 человек, я думал что пошутили, что мол они сделают? но сейчас…
Спасибо дочка вы вправду особые.
На его излияния пришлось взять расписку как всегда, нас здесь не было, и никто нас не видел, причем со всех, кто принимал участие в этом представление…

1945 Саша Берлин

Уже как две недели лазаем в Берлине, война идет к концу скоро наши начнут наступление. Мы же ищем документацию и золотые запасы. Пришлось задействовать по всей германии свой отряд, человек 200 разбросала по всей германии с одним и тем же заданием.
Наша двадцатка в самом Берлине, сроднились уже с этим городом, все подвалы и лазейки облазили, посылая заодно данные нашим, где возможны проходы для штурма.
В кого только мы здесь не переодевались, кем только не были, столько всего узнали, что иногда волосы дыбом вставали. Иногда занимались вербовкой новых агентов на будущее. Всю информацию, что получали со всей германии, пришлось сортировать так, чтоб наверх уходила самая важная на сей момент. Остальные полученные разведданные в дальнейшем могли использоваться, как движок в будущем при работе в мирное время, когда оно наступит.
Был и особый материал, про который мы решили не докладывать, а сохранить в тайне. Эти данные, были для нашей коммунистической страны, слишком скажем так, взрывоопасны, и если мы их сообщим, то думаю, нам бы было сложно «жить» спокойно дальше, точнее всему моему уже не маленькому отряду.
Кого мы только не встречали на пути. Разведки со всего мира решили полакомиться, оторвать себе на будущее лакомый кусочек. Пришлось некоторых отправить к их праотцам, заодно узнав для нас нужную информацию.
Сбор сведений велся в разных направлениях, мы уже работали на наше будущее, как отряд, который никогда не должен был распасться, чтобы не случилось.
Своих птенчиков я воспитала так, чтоб в дальнейшем дело наше было продолжением в мирное время, служа своей Родине и народу в трудные ее минуты, не забывая о главном, мы есть, но нас нет, и мы везде повсюду храним равновесие и мир нашей страны.
Куда бы судьба нас не закинула, и где бы мы, не жили, потом после войны, все члены моего отряда дали клятву приходить на помощь друг другу, если он или она окажется в беде, также продолжать наше дело воспитывать новых “Воинов Мира” как я называла теперь членов своего отряда.
Кого-то может насмешить, почему до сих пор отряд? все очень просто, по данным в кремле, так завел сам Сталин, мы числились «спецотрядом» для того, чтоб информация, если где просочиться, была врагу не понятна. Сколько нас и кто мы, было известно только Сталину и Берии. Для остальных данные сведения были закрыты, засекречены. Как сам Сталин любил говорить мы его тайное оружие. С.О.С.О. Но у меня было и еще одно название для моего отряда З.О.Р.Н — Защитники Отечества Родины народа.
Как бы не сложилась жизнь в дальнейшем мы подстраховались, и если что, мы могли перейти, на полное самообеспечение.
Пока тов. Сталин Главнокомандующий мы прикрыты, но в будущем, возможно все. Поэтому мы сейчас тоже немножко собирали нужный нам «материал» для обеспечения наших будущих соратников и членов нашего отряда.
Создание маленькой армии внутри армии, была идея моего деда, который постоянно говорил: (Будущее непредсказуемо обеспечь себя верными проверенными людьми, которым ты можешь доверять как самой себе, тебе это пригодится).
Сегодня было все как обычно очередная вылазка, только вот непредвиденные обстоятельства повернули ход событий в не нашу сторону. На улицу, которую мы пробрались, скинули пару авиабомб и те прикрыли нашу лазейку завалами. Мы оказались в тупике, ход назад был закрыт, впереди тоже ничего хорошего нас не ожидало, там засели немцы, да и танк их прикрывал, да не один, вместе с бронетранспортером, ко всему этому гитлерюгенд засели в домах, по обе стороны улицы.
Дети шли на смерть, не думая о последствиях, их было жаль убивать, но их мозги были промыты Геббельсом так глубоко, что разговоры с ними поначалу приводили в тупик нашего понимания. Народ был напуган, их пугали русскими варварами, и когда мы придем, будем мстить мирному населению так же, как и их сыны, братья, мужья, творили в России с нашим народом.
Детям промыли мозги так сильно, что они были озлоблены и верили в свою правоту. Иногда опускались руки, видя с кем, мы воюем. Наказав пару таких детишек ремешком по мягкому месту и отпустив до дому, а спустя пару часов опять случайно встретив с ружьем в руке целившего в нашу сторону и выстрелом задевшего одного из нас, пришлось действовать более осмотрительно с этими детками.
Глупая ситуация мы сами залезли в ловушку которая создалась случайно, надо было что то делать, продержаться, отсидеть, найти выход обойти это место.
Победа была не за горами и чувство, что скоро конец войне, осталось совсем немного, и погибнуть здесь так бессмысленно терзало душу.
Наши боевые припасы были на исходе, ни о каком штурме не было и речи, не с чем.
Пройдут ли здесь наши? был тоже под вопросом, когда? Тупиковая ситуация, немцы были до зубов вооружены, а мы с ножичками да пару патронов в кармане. Засели гады плотно, не подойти. Сражались они до последнего, им не было что терять, они решили умереть, но не сдаться.
Забравшись в один из подвалов, мы искали выход, идея подобраться к танку и закинуть туда последнюю гранату, тем самым очистив проход, была убийственна. С окон хорошо просматривался проход по улице, и ты был как на ладони, да и бронетранспортер с другой стороны прикрывал его. Почему они засели на этой улице? Что они тут охраняют, или что за смысл сражаться на этом месте до последнего?
Случайность так получилось, или как в Сталинграде сражаются за каждую улицу. Но на сей раз, немчура защищает свою родину, дома народ.
Бред тут нет цивильных кроме гитлерюгенда, все военные точнее…
Оп форма на них, Гестапо!
Куда мы забрели, что за район? Здесь нет по плану никаких официальных зданий. Обыкновенный жилой район даже не главная улица, и проход по ней не ведет в центр или к более значимым объектам. Здесь как говорят в германии, спальный район. Где все люди, куда попрятались? если здесь ничего нет, то почему пусто? Успели убежать, оставить дома, спрятались в подвалах? но мы никого не встретили не живых, не мертвых.
Только сейчас до нас стало доходить, что при попадании бомб должны были быть трупы гражданских хотя бы, а их не было. Те, которых мы подстрелили, были в форме. Тут должен был быть выход, мы где-то рядом, но не видим его, и нужно было узнать, что здесь не так.
Фашисты пока притихли, обстрел в нашу сторону прекратился. Они выигрывали время, но для чего? Опять время, время которое сейчас работало не на нас. Нужно срочно было действовать, сидеть просто так и ждать непонятно чего пока те, что-то задумали или скрывают что-то.
Надо вызывать наших, и дать приказ ударить по ним сверху, а точнее по нам тоже, другого выхода из этой ситуации не было. Дала приказ связаться с нашими по рации, и сообщить наши координаты, а потом надеяться на лучший исход.
Мы стали зарываться как могли, ища лазейки, ведущие в канализацию. Все кто был со мной, согласился с таким исходом событий, никто не засомневался в моем выборе, зная, что я никогда не выберу смерть раньше, если есть возможность другого выхода.
Для нас это решение и был выход с надеждой, что нас не заденет или всего лишь завалит. С завалом мы справимся, на это я надеялась, а вот с немчурой, нужно было здесь покончить, и быстрей. Слишком много вопросов на пустом месте возникло, поэтому я не сомневалась, что делаю правильно, так поступая. Осталось ждать реакции наших, на мой приказ.
Наши постарались на славу, мы все оглохли, да еще мы с Охотником остались вдвоем завалены, отдельно от всех, хотя этого и следовало ожидать, не сидеть же всем в одном месте.
Пока мы откопались и выбрались наружу, увидели что ребята, уже работают во всю, по продвижению вперед к цели, которую мы себе поставили, танк как ни странно не стрелял, наверно его тоже задело, но не добило-прибило черт его тырни. Недобиток из танка, стрелял короткими очередями с пулемета.
Домам повезло не так хорошо, наши отбомбились на славу, мало кто уцелел. Раздавались редкие выстрелы, и уже у нас был шанс, пройти дальше. Оставалось только добить етнтот танк недобиток.
Дав сигнал нашим, что мы с Охотником берем танк на себя. Мы решили устроить бег с препятствиями, по скорости. Кто быстрей?!
Определенно мы сегодня испытали свою удачу на всю катушку. Не успели мы пробежаться на полпути до танка, как одной очередью прострелили мне ногу, а Охотник словил пулю в плечо, мы не сдавались и не думали о ранах, которые мешали нашему бегу, нужно было любыми способами добраться до этого чертового танка и добить там сидевшего гада.
Зигзаг ножницы, вот на что был похож наш бег, он сработал. Я не знаю, откуда взялись силы после очередного ранения в плечо и в руку, запрыгнула на танк и вот она последняя граната уже внутри, волной меня откинуло, полет был коротким.
Я лежала на дороге, а рядом Серега лежал, и смеялся, улыбнулась ему, мы добили гада, только сил у нас не было больше, нас зацепило не хило, оставалось только ждать наших, мы взялись за руки как тогда в 1942.
Меня отключили…
Свет палата рядом Серега на койке держит мою руку и улыбается как сто обезьян съевших бананы на завтрак обед и ужин.
— Победа командир! Победа, мы победили!!!
Везде снаружи раздавались выстрелы, люди ликовали и все улыбались, а мы смеялись, как могли, иногда от боли корчась, но нам было хорошо, мы были вместе и живы…
Наша палата превратилась в проходной двор, врачи с ума сходили, выгоняя наших посетителей.
Первым посетил нас Медведь и доложил, что танк этот они как сувенир отправили ко мне на дачу. Потом рассказал, что нашли на той улице, вот это мы решили утаить от всех, чтоб в тайне переправить в одно потаенное место.
Не зря мы с Серегой, кровь пролили, было за что.
В соседней палате оказался капитан с 1941 года, с кем я тогда начала свой путь, освободив его из плена, и мое самое первое задание Артиллеристы.
Мы все вместе шли на поправку и отпраздновать решили, когда выйдем из «санатория» так мы прозвали это место, где мы находились. Наша встреча была просто дополнение к радости о Победе.
Его слова: -…
— Сержант ты как? многих наказала за все это время? были отголоском чего-то родного давно не испытанного.
— Все хорошо тов. Капитан
— А ты как, многим задницы подпалил? Смотрю, тебя тоже немного поджарили?
— Ерунда зарастет…
Наступил день выписки, Серега с капитаном вышли, дав возможность мне одеться, первый раз в мою настоящую форму, за все это время. Они ждали меня на улице, капитана встречали его подчиненные, только он уже был полковником.
А я как всегда решила сделать маленький сюрприз, моим будущим собутыльникам, мы решили сразу сходить отметить победу все вместе. Только сначала меня удивил “капитан”.
Семь танков смотрели своими стволами в сторону ступенек санатория, на которых я сейчас находилась, и по приказу «капитана»- полковника, его подчиненные отдавали мне сейчас честь.
Ну, коль так, то и я решила строго по уставу отдать честь, меня встречающим. Скинув накинутый на плечи халат, который прикрывал мою форму до этого.
Реакция полковника и его подчиненных была мне понятна, челюсть до пола отвисла, все это время я не называла своего звания и меня «капитан» как и я его, называл по привычке сержант.
Генерала Майора, он ну никак не ожидал увидеть в моем лице, да еще 5 звезд героя Советского Союза, + пару орденов и медалей.
Зато Серега сиял как мартовский кот, увидевший первый раз сметану, да и мои ребята первый раз видели меня в форме при параде, со всем иконостасом.
Да, я в первый раз, одела форму, соответствующую моему званию. Раньше было не до этого, да это только сегодня, исключение из правил, а потом опять все что угодно, но не форма военного.
Поэтому все кто был, молчали, как будто потеряли дар речи в одночасье.
Сюрприз удался, дар речи у первого появился у моего «капитана» — полковника.
— Ну, сержант…- Извините тов. Генерал Майор, разрешите обратиться?
— Валяй капитан.
— Ожидал что угодно, но такого полета и…он махнул рукой не находя слов.
А я дала команду идти и праздновать всем сразу, кто мог с нами.
Первый раз я напилась, было что отметить, все целы я встретила старого друга хорошего человека живым и невредимым, и мы все вместе празднуем победу. Нашу победу! Войне конец…

Дневник Александра (Саша) 2016

Прошло 6 лет как не стало нашего дорогого любимого медбрата Марка, он так и не познал всю правду о нашей семье, знал он много, мы ему доверяли. Его дети и внуки так и остались жить в кругу нашей семьи.
Решила дополнить кое-какие пробелы в его дневниках.

1965 год дополнение к дневнику Марка

Моему сыну сегодня исполнилось 18 лет, мы решили отпраздновать это событие все вместе на даче номер 2. Мы уже давно перебрались на дачу. В московской квартире мы бываем редко. Эту дачу, а точнее участок, подарил нам тов. Сталин в 1946 году. В 1947 постройка дачи была закончена.
Огромный участок, на территории которого есть маленькое озеро. Дом находится в лесу, рядом нет никаких строений, только природа. Здесь наша маленькая крепость, огражденная от мира высоким забором. Мы построили здесь памятники для каждого погибшего из моего отряда и живым на этот момент, вокруг озера, моей двадцатки. Вся территория как музей Великой Отечественной, сюда ребята привезли последний немецкий танк в 1945 мною тогда добитый. Пара немецких самолетов, и один наш. Трофеи с войны. Мемориальная доска всем из нашего состава, так называемого отряда птенчиков и друзей, погибшим во время великой, и после неё.
Мы чтим память всем оставивших и покинувших нас, уйдя в мир иной, павших во время войны и после.
Сегодня наступил день, когда одну из коробок, что передал мне тов. Сталин в феврале 1953, со словами открыть на 18-летие Иосифа. До этого хранить не вскрывая. Все эти годы я следовала данному приказу, не одна коробка не была вскрыта и хранились в тайнике.
Каково же было мое удивление, когда внутри обнаружила альбомы с фотографиями, письма, киноплёнка. В других коробках были документы, папки, все записи касающегося моего отряда, личные дела и.т.д.
Просмотр одной из записей меня поставил в шоковое состояние.
Обращение тов. Сталина лично ко мне, и рассказ про любовь к моей матери. Последствия которой, было, мое рождение.
Мой мир рухнул в одночасье, фотографии и документы, приложенные к кинопленке, доказывали правду его слов. В моей голове не укладывалось, как на все это реагировал мой отец? почему он зная это, продолжал тогда делать вид, что все так и должно быть?
Как моя мама смогла все это время от меня скрывать? Ведь еще два года назад она, умирая, не сказала мне правды, так и унесла тайну с собой.
Но самое странное, связь и дружба моего отца и дедушки с тов. Сталиным на протяжении долгих лет хранилась в тайне от всех, а так же как теперь оказалось, и моей матери.
Раньше я не задумывалась о странной дружбе моего отца с тов. Сталиным, да и в 34 году вопросов не стала задавать, а потом не видела и не слышала о связи их все это время. Но она была, как оказалась все те годы, да еще и мой дедушка был главным в этой истории. Они все знали правду про мою маму и тов. Сталина, и не говорили мне об этом. Почему мой отец, зная об измене моей матери, продолжал жить, как в ни в чем ни бывало. Почему мой дедушка тоже смотрел на это сквозь пальцы? да много почему, возникло у меня.
Зато много других ответов получила на иногда непонятные реакции тов. Сталина связанных со мной. Да такая информация была взрывоопасная для нас всех еще год назад, сейчас у власти был Брежнев, с ним мы были очень хорошо знакомы еще с войны, и у нас были дружеские отношения. Но и сейчас не стоило, эту информацию афишировать, слишком разные последствия могут быть.
Завещание тов. Сталина и его чистосердечное признание о годах репрессий тоже были сейчас очень опасны для многих фигурантов. Быть хранителем такой пленки, да и документации подтверждающей многие грехи нашего высшего комсостава и разных политиков в нашей стране, их личные дела, ставило под удар всю мою семью и не только.
Все эти годы я даже предположить не могла, что я храню.
После смерти тов. Сталина у меня была последняя встреча с тов. Берией, который тоже передал мне на хранение пару коробок содержащих убойный материал. Он подстраховался и как будто знал, что может произойти, когда Сталина не станет.
Его доверие мне, тоже было тогда не очень понятно. Все же он ознакомил меня еще тогда с содержимым коробок, в которых хранилась секретная документация.
Какой реакции он ждал от меня? когда мне отдавал всю документацию, которая была у него кроме той, которая была и у тов. Сталина, касающаяся моего отряда и моей базы. Подстраховка с моей стороны его?
Поддержка его, после смерти Сталина?
Почему он тогда не забил в колокола, когда решалась его судьба? Был уверен в себе, что справиться своими силами и его люди не предадут его в трудную минуту. У меня не складывался пазл.
Если он знал что может произойти, почему не подстраховался с моей помощью и моих людей? Почему секретную документацию передал мне еще тогда, когда он стоял у руля? непонятно почему он так поступил. Знал или не знал, но его действия были мне непонятны с любой стороны, как не посмотреть.
Если тов. Сталин отдавая мне на хранение всю документацию, мог предвидеть свою скорую смерть, мне было понятно его доверие. Но вот тов. Берия был здоров, и его доверие как нового претендента на главную роль не укладывалось с его манипуляциями. Несмотря на наши дружеские отношения, он также не доверял никому, как и тов. Сталин. Наверно это загадка так и останется неразгаданной, домыслы — тут не уместны.
Вот такое день рождение у моего сына получилось, он один на сей момент, должен был знать правду. Дочерям своим я ничего не сказала, не время. Сергей с этой новостью тоже был ознакомлен и принял, как ему подобает стойко и без лишних вопросов.
Сережа уже привык, что в нашей семье слишком много странного и непонятного происходит все это время. Он знал, когда женился на мне, что мы не такие как все, и живем по другим законам, свыкся не задавать вопросы, а верить, что ответы, когда придет время он получит. Все эти годы он доверял мне и никогда не ставил под сомнения мои действия, помогал мне в моем деле и поддерживал меня во всем.

2016 год дневник Александра (Саша)

Момент истины настал!

Последнее время происходили странные вещи, объяснение которых было для меня теперь уже понятным, после долгого разговора с моим «дедушкой».
Мой дедушка возраст, которого меня все время ставил в тупик, с вопросом каким образом он так хорошо сохранился? Да и мое состояние все эти годы меня поражало, мне 94, а я все как двадцатилетняя девушка себя чувствую.
Тело старое, а энергии хоть отбавляй. Что не скажешь о моем муже Сереженьке, он сам уже не ходит, только с помощью инвалидного кресла возможны его передвижения.
Столько всего стало понятно после разговора с «дедушкой» и еще с одним человеком, присутствующим при беседе, да и ту информацию, что я сама узнала непонятно как. Хотя на этот вопрос как? уже тоже появился ответ. Мне нужно было время все разложить по полочкам и понять, что же мне делать со всем этим потоком знаний.
Совершить то, к чему я пока была не готова, или готова?
Оставалось только сделать правильный выбор своих дальнейших действий. От этого выбора зависело все! Допустить ошибку я не имела права.

Признание…

Мои вопросы накопившееся за все это время, и ответы моего «дедушки» а также человека по имени Дар, присутствовавшего при столь удивительном, необыкновенном признание.
История моей семьи и близких нам по крови людей.

Мой первый вопрос был:
Сколько тебе лет дедушка?
Ответ был фантастический; 294 года… родился в 1722 году.
Дальше последовало то, чего я вообще сначала приняла за шутку.
— Я твой брат…
Мне перечислили всех моих родственников, говоря при этом всех их возраст, и кем они мне являются по-настоящему. Оказывалось, что мой прадедушка тоже был моим братом, рожденным 1622 году, который умер 44 года тому назад. Также брат как я думала мамы Владимир, был моим братом рожденным 1814 году. Но и дедушки младший сын, про которого я знала, что он погиб в детстве, рожденный в 1914 году оказался моим братом тоже. Он прожил «долгую и интересную жизнь вдали от нас» и умер 10 лет назад в возрасте 92 года. Жил он в Сибири (я уже поняла где).
Вот возраст моей мамы привел меня вообще, в ужас.
В 1963 году она умерла в возрасте 1041-го года, родилась она в 922 году.
Да-а объяснения моего дедушки – брата, почему у мамы было столько детей и как, кто жил, дало многие ответы.
Но об этом позже.
Даже зная сейчас, кто был? отцами моих братьев, не играло, на сей момент роли. Это, отдельная история.
(Дневники Луны)
Вопрос про моего кровного отца, сейчас тоже отпал, почему мама так поступила? было мне тоже ясны, в какой-то степени.
Все ее связи были теперь понятны, и почему она так поступала на протяжении всей своей жизни избирая на роль отца, того или иного кандидата. Тот или иной выбор имел для нее огромное значение в дальнейшем, как она это считала.
Вопрос со стороны моего дедушки-брата.
Что же произошло тогда в 1943, когда я встретила воина Габриеля? И почему я в 1946 ездила за его останками? Привезя его на свою дачу и соорудив маленький склеп, запрещая туда заходить всем.
Вкратце в 1946 году я рассказала дедушке про эту встречу, он еще тогда очень заинтересовался подробностями, но ничего мне не объяснил. Вот сейчас опять повторяя рассказ ему со всеми подробностями, он начал давать мне объяснения всему тому, что тогда произошло с его точки зрения.
Произошло следующее…
Около 2036 лет тому назад, произошла аварийная посадка космического корабля на нашу землю. Потомки с этого корабля жили во всех уголках нашей земли, живя по правилам своих предков и храня узы братства крови себе подобных.
Вот с одним таким потомком я и встретилась, и поэтому узы нашей крови и наши законы, переданные на уровне подсознания, передаваемые по кровному наследству своим детям и так далее, не давали нам убивать себе подобных.
По законам, действующим на планете, под названием, если перевести на наш язык «Дружба» с которой были мои пра прапредки, гласило; Не убей, а научи.
Наша кровь не давала нам убивать себе подобных уже на протяжение долгих тысячелетий. Братоубийство на планете Дружба и войны были давно в прошлом, да так давно что молодежь, когда поступала на учебу в космические Университеты, проходила специальную подготовку под названием Воин Мира. В курс обучения входила история планет и их жизнь до эволюции совершенства, спец подготовка экипажа, в условиях непредвиденных обстоятельств на другой планете, как в дружественной, так и агрессивной среде.
Об образование и методике обучения, разговор отдельный, мы позже вернемся.
В одну из их функций входило решать многие вопросы мирным путем с отдельными неразвитыми планетами и их агрессией. Только если не было другого выхода, тогда вход входило правило соответствующее закону. Так называемое военное положение, на совершенно другом уровне, за счет того, что их прогрессивность науки уже тогда на тот момент, была столь высока, что даже сейчас людям на земле еще долго понадобится времени, чтоб их догнать, хоть на один шаг подойти к знаниям, которыми они владели 2036 лет тому назад. Их наука была для нас людей и есть непревзойденная. Они достигли таких высот, о каких можно только мечтать, и возможно только увидеть в фантастическом фильме, иногда…
Но сейчас мы не об этом, а о той встречи меня и Габриеля в 1943 году.
Наша встреча была случайна, но его выбор самопожертвования во имя моей жизни дальше, был для моего старшего брата понятен. Последние его слова, которые я повторила дословно для дедушки-брата (все не могу привыкнуть, что он мой брат) были, не столь понятны ему, как мне показалось, видя реакцию Святослава, тут он долго вместе с Даром, что-то думали, не говоря мне ни слова, делая какое-то умственное заключение, которое касалось меня.
Я чувствовала, что они складывают мозаику по отношению меня и делают для себя выводы, и со мной связанные.
Скоро я получу ответ на это их поведение, момент истины настал, и уже никаких тайн не предвиделось.
Пока они думали о чем то своем. Я вспоминала какую боль тогда я почувствовала, когда Сережа сделал выстрел. Теперь, зная правду о себе, и чьим потомком я являюсь, было понятно, почему на планете Дружба нет войн.
Мы не можем убивать своих братьев и сестер сограждан жителей планеты, с которой наши предки здесь поселились. Наши узы крови и дружбы, которая царит на планете Дружба, неразделимы. В нас это заложено с самых первых дней существования, мы живем и жили по закону сохранять мир и равновесие везде, где бы мы, не находились.
В сложившейся ситуации мы подстроились под жизнь людей на этой планете, сохраняя свою веру правила законы, через года, столетия…
Мы потомки жили, идя рядом с людьми, по их правилам, но придерживаясь своих законов.
Думая начинаю понимать, как трудно было первым моим предкам здесь приземлившимся навсегда. Сколько трудностей им предстояло тогда одолеть, и как трудно было жить по планетарным законам, не вмешиваясь в процесс эволюции, на планете земля все эти годы.
Главный планетарный закон союза планет, на планете «Заповедник» как называли наши предки землю, гласил: Не вмешиваться в жизнь населения и не совершенствовать их познания за счет наших знаний и технологий. Такие планеты как «наша» Земля считались заповедниками, запретной зоной. Их облетали на огромном расстоянии, не тревожа жизнь людей на них живущих. Они входили в список, не прошедших эволюцию совершенства. А самое ужасное, что наша планета Земля была отмечена в списке «Агрессивные» с обозначением: Тупиковое развитие и жизнедеятельность людей.
Вот это было катастрофой для меня как для человека, здесь рожденного, да и еще со смешанной кровью земного человека.
Целый месяц со мной до этого разговора происходили непонятные мне изменения, а также события, которые подействовали, скорее всего на моих старших родственников, как на команду: «сейчас пришло время рассказать истинную правду».
В связи с этими изменениями и была наверно начата эта беседа, моим старшим братом вместе с Даром, которые поделились правдивой информацией и даже догадками насчет меня, точнее моего ранга статуса занимаемого в их обществе, и мое предназначение в дальнейшем.
Итог: Все что я знаю, на сей момент…
1922 год мое рождение.
Запись разговора в доме места пребывания моих родителей…
— Луна, а теперь все по порядку расскажи что произошло?
— Святослав включи запись.
— Как только мы вошли, я уже включил
— Как ты думаешь? наш Марк много наверху услышал из нашего разговора?
— Думаю всё, но понял ли он что-нибудь, очень сомневаюсь.
— Святослав, мы ему доверяем, но в будущем попрошу быть осторожней, ему и так доверяли больше чем положено, в его преданности я не сомневаюсь, но нельзя ставить его под удар, случайных непредвиденных обстоятельств, если вдруг что-то выйдет из под нашего контроля.
— Прошу прощения, этого больше не повторится.
— Владимир, наладь с кораблем прямую трансляцию.
— Готово
— Наянь, повтори, что ты почувствовал, когда взял её на руки?
— Луна, корабль на связи
— Димитрис приветствую тебя, позови Дмитрия и Избранного-Доктора с Павой, вы все должны присутствовать при нашем разговоре. Доступ «А» 1-й включить.
— Запись доступа «А» первой категории включена.
— Все на местах? Отлично.
Сначала Наянь расскажет, что он почувствовал, а потом я объясню что произошло.
Наянь
— Взяв её на руки, я почувствовал её силу и не только, я готов умереть, защищая её. Ко всему этому могу добавить, что она по моим ощущениям 100про Воин, категории Избранных. Поэтому не могу до сих пор понять, почему вы ее определили, к категории как 10про нашей крови?
— У тебя есть еще что сказать?
— Нет, это все.
— Святослав, Владимир, Кирил, Игорь — вы тоже ничего не почувствовали?
— Нет…..
— В этот раз, все было не так, когда я рожала всех вас. Находясь в помещение мое не рожденное еще дитя, дала мне знать, что хочет родиться. Успокаивая меня при этом, чтоб я не беспокоилась все пройдет безболезненно. Связь состоялась на уровне передачи мысли, и я приняла это как должное, хотя была очень удивлена такому обороту событий. Сами роды прошли, как я уже говорила быстро, но как только я родила, наша связь с ней прервалась.
Дальше я почувствовала полное опустошение, мои пакеты пропали, также и вся архивная информация, отложенная для моего уровня. С ней ушла и моя вся сила и возможности, я уверена, что мне осталось прожить еще 41 год. В конечном итоге я сейчас почти обычный человек с талантом владения гипноза подавления силы и влияния на решение человека, если надо будет. Но уже без видений, если оценить силу своего дара, то процентов 10 не более того. Взяв её на руки я ничего не почувствовала, только материнскую любовь.
Доктор, что вы можете сказать по этому поводу?
— Это не стандартная ситуация, у нас нет информации о рождение Всевышней ребенка и потери ее пакетов. Луна вы сами знаете, что у вас рождались как обычные дети, так и Избранные также Высшие. Но, даже имея доступ к вашей информации, мы и вы сами, не смогли открыть пакеты, которые вам передались.
Вы хорошо знаете, что доступ к информации Всевышних, заблокирован для всех нас. Одно то, что вы родились на планете Земля было чудом. Ваш жизненный путь, должен был закончиться, в этом году. Ваше рео восстановление, было нарушено 300 лет тому назад, оно было нестабильно и не сходилось с датами. Мы путаемся в догадках также как и вы. Александру нужно обследовать на корабле тогда мы что-то сможем выяснить. Детальное исследование возможно в 14-м возрасте. Сейчас мы надеемся, если вы приедете с ней, сделать кое-какие анализы.
— Доктор это невозможно в данный момент, она слишком мала, я не хочу подвергать ее долгой дороге, да и нашим путем тоже не выход для ребенка. Если полная проверка возможна в 14, тогда так и оставим.
— Паво, что ты на это скажешь?
— Луна вы не беспокойтесь. Я соизволю предположить, что ваши пакеты, которые вы не смогли открыть, были предназначены Александре и скорее всего, вы были только ее хранителем-передатчиком. Также совпадение с ее рождением 22 год, дата вашего 1000-я. Не могу сказать точно, но я верю, что Наянь не ошибся, сказав, что она избранная. Не хочу гадать, но возможно и Высшая, поэтому решение Наяна остаться правильно. Также не стоит ее ставить в известность, пусть все идет своим чередом, пока мы не убедимся что она 100про наша кровь.
Разработанная нами схема должна действовать также по отношению к ней. Я думаю, что вы со мной согласитесь, нам нельзя рисковать.
— Паво..
Мы согласны с Вами, пусть время покажет, кто же моя дочь?
В 1937 году мы привезем ее к вам, а сейчас спасибо. До свидания!
— Мы рады были вам помочь Всевышняя. До Свидания!

1937 год

На корабле в Исследовательском центре управления: Объект наблюдения Александра.
Присутствуют:
Луна, Владислав, Святослав, Наянь, «прадедушка» Петр, Кирил, Владимир, Дмитрий, Димитрис
— Что мы имеем на данный момент?
— Отправили ее первые анализы на исследование, Владислав сдал первый халат.
— Странно она списки не читает, поверхностно их только посмотрела
Неужели ей не интересно?
Звонок по телефону
— Дмитрий ответь ей
— Меня зовут Дмитрий и что бы вы хотели?
Она готова назвать фамилии владельцев дневников
— Уже? странно, записывай
— 1500 дневников заказала
— Вы посмотрите, она что, просто берет списки и говорит разные имена не думая?
— Да выглядит все так, как будто ей это не интересно, прочитала из списков выборочно имена
— Святослав пойдешь к ней вместе с обедом и скажи, что дневники будут через 10 мин, не задавай никаких вопросов.
— Пока она ждала обед, она спала, и сейчас спит
— Что происходит с ней? она столько никогда не ела.
— Дневники отвезут ей Святослав и Петр
Святослав скажи ей, чтоб она сконцентрировалась и это важно, у нее мало времени, предупреди ее. Мне не нравится, что она так поверхностно относится к этому.
— Луна пришли первые её тесты на анализы, они схожи с вашими, но есть разница в крови определения процентов. Точнее она не определена, подходит под все категории.
— Луна, мы с Петром отвезем ей дневники, пусть нашу кровь тоже с ее еще раз сравнят, а я посмотрю на нее повнимательней вблизи. Её поведение меня удивляет, как и всех вас.
— Что дала проверка крови?
— Те же результаты, категория не определена она подходит под все наши, и если честно, то у нас нет данных на такие результаты даже в архиве.
— Значит, пока мы имеем никакой конкретики, по поводу ее статуса?
— Простите Луна, но это, к сожалению все, что мы имеем на данный момент.
— Хорошо, продолжайте дальше ее обследовать через Сканер.
— Вы посмотрите, что она делает она не читает дневники, это на нее не похоже, с ее-то любознательностью ко всему новому.
Кто-нибудь может объяснить, почему моя дочь вдруг перестала интересоваться информацией, которую ей дают? Вы все ее знаете, с детства она росла на ваших глазах, почему здесь она вдруг ведет себя как ребенок, которому не интересна игрушка?
Не хотите ли вы мне сказать, что она вдруг устала и поменяла свои взгляды на жизнь? Не узнаю свою дочь, что случилось?
В исследовательский центр вбежал запыхавшийся Паво…
— Вам срочно всем нужно перейти к нам в сканер лабораторию, там такое, в общем быстрей, сами увидите.
— Паво, вы можете толком объяснить, что происходит, что с вами?
— Быстрей, быстрей сами все увидите, это надо видеть…
— Дмитрис и Дмитрий остаетесь здесь наблюдать, мы в лабораторию.
— Мы сначала не обратили внимания, обследуя ее биополе, все было на уровне стабильности никаких отклонений, главное началось по Тера сканеру, на который мы не сразу обратили внимания, так как включен он был в красной дио обработке.
Все, как и при вашем, исследование уважаемая Луна. Тера выдавала те же результаты что и главный сканер, но потом пошли предупреждения Теры перейти срочно на синюю дио обработку объекта, что мы и сделали. Посмотрите, мы вывели на главный сканер, что с Сашей твориться, ее нужно срочно остановить.
Сканер головы ее показывает почти предельную активность 90про еще немного, и мы ее можем потерять, такого не может быть, у нас не было еще таких результатов даже при вашем сканировании. При вашей активности работы мозга на 100про. Точнее, когда ваш мозг работал на всю мощь его использования, то Тера давала результаты активности только 50про, а у нее уже 90про и шкала лежит на красной линии, синее дио показывает ее мощь уровня энергии, это невероятно. Мы столкнулись с чем-то новым для нас. Все ваши анализы и тесты мы сравнили, они различаются на 50про, это невероятно, уникально.
Пакеты ваши у нее, но и самое главное у нее имеется отдельный пакет 3-й. Все пакеты находятся в пассивном состоянии, она ими не пользуется, но самое странное, что и про-пакеты-архивы, у нее тоже в пассивном состояние.
— Подождите Паво, вы хотите сказать, что она владеет всеми пакетами на уровне Высших или Избранных, а также и Всевышней? но не открывает их, точнее не может их открыть?
— Да, и это как я думаю, объясняет только то, что ее время еще не пришло быть посвященной голословно, точнее она должна сама прийти к посвящению, это единственное, что я могу вам посоветовать.
Мы столкнулись в этот раз с тем, на то, что у нас нет информации, даже при вашем доступе Всевышней, ответы мы сможем получить только при прямой связи Всевышнего с Центром. Но такой связи мы не имеем.
Последний собранный материал информации, что оставили Вам с корабля Спасителя, тоже был вам недоступен, хотя до сих пор не пойму почему? Ваш статус самый высший на планетах содружества, и это непонятно вдвойне, почему даже вы не смогли получить доступ? У нас только есть информация, которой вы сами с нами поделились, и дали разрешение ее анализировать и архивировать на будущее как исключение. Чем мы и воспользовались при исследовании Саши сравнивая ее данные с вашими, с той информацией, что мы имеем из архивов по всем планетам содружества.
Нигде нет таких результатов с чем мы могли сравнить на данный момент, остается только надеяться, что закрытая информация, что предназначалась вам и которую вы не смогли открыть почему то, сможет открыть только тот у кого есть доступ, а вот кто? это я могу только догадываться. Думаю это Саша, но не сейчас, а когда придет время.
На эти мысли меня подтолкнул один отчет из архивов.
Когда один из Всевышних определился только через 50 лет его жизни, до этого его статус был Избранный. Вот этот феномен был занесен как предупреждение, что при таком явление нельзя посвящать или влиять на того или иного голословно, передавая ему информацию в открытом тексте, он должен сам открываться, сколько бы времени не прошло.
— Внимание, Тера показывает 98про, — срочно ее остановите
— Саша звонит по телефону
— Ответьте
— Она попросила оставшиеся дневники и опять хочет есть
— Подготовьте все, что она просит, и наденьте на нее теру халат, мне нужно полное обследование ее данных.
Почему она не стала читать дневники? она их просто пролистала, почему заказала новые, ей, что не интересно?
Петр пойдешь вместе с доктором тоже, посмотрите на ее реакцию, мы будем дальше здесь наблюдать за ней.
Идите втроем к ней, может, что заметите вблизи, почувствуете, что с ней не так?
— Она заснула, и тера показывает стабилизацию все сейчас в норме
— Вообще странно, главный сканер не видит, только через теру можно увидеть ее активность.
— Луна, осмелюсь предположить, что она ознакомилась на каком-то непонятном нам уровне с содержимым дневников, ведь работа ее мозга была на пределе все это время, значит, мы столкнулись с чем-то новым, и пока у нас нет объяснения, как она это делает? это только мои предположения. Думаю что мне стоит пойти, после того когда Доктор вернется с результатами тера халата.
— Дмитрий ты прав, надо тебе быть вблизи с ней, и сканировать через твой тера дио сканер прямого воздействия через все сенсоры которые ты имеешь. Единственно чего я остерегаюсь, вдруг она почувствует, что ты био интеллект. Тогда мы рискуем случайно не желая того ее информировать за счет твоего присутствия вблизи ее.
По закону, как мы все знаем, не имеем сейчас права посвящать ее в каком либо виде, не будет ли это толчком для нее? Не нарушим ли мы ее восприятие, соответствующее на данный момент?
— Луна, вспомните себя когда вы меня первый раз увидели, даже зная что я био интеллект вы ничего не почувствовали сразу, только через неопределенное время нашего с вами прямого общения вы смогли точно определить этот факт. В то время вы были посвященная, а Саша вообще ничего не знает и не чувствует пока ничего. Как мы видим по ее отношению, даже где она сейчас находится, она только видит библиотеку построенную людьми и не более. Скорее всего, она только может, задала себе сама вопрос, как такое можно было здесь построить?
Да и как мы видим она даже не стала интересоваться подробностями по этому поводу, не стала задавать вопросы, ее внимание приковано в основном к дневникам, даже если нам кажется что она ими не заинтересовалась, то ее повышенная активность мозга говорит о другом. Так что на данный момент у нее много отвлекающих факторов есть, чтоб не заострять свое внимание на мне. Поэтому стоит рискнуть и мне лично с ней пообщаться.
— Хорошо Дмитрий, так и сделаем, когда Доктор вернется с результатами.
Паво, наконец, мы вас уже заждались, что говорят результаты исследования?
— Это не имеет аналогов, все ее анализы и тесты совместимости на определенном уровне, говорят, что она подходит под все статусы, ее категория также имеет уровень всех нас, точнее выше нас по определению.
— Паво, вы сами поняли, что сейчас сказали? На вашем языке это значит, что она Всевышний, Высший, Избранный, и просто Рео?
— Да, только пассивный, и к тому же, с более 50про выше всех перечисленных. Если сравнивать с вами Всевышняя, то — 50про, с Высшим — 70про, с Избранными — 100про, ну про Рео, я и не говорю, тут и так понятно. Поэтому и кровь естественно 100про. Только не пойму, почему у нее не открылся даже архив пакет?
Как я вам говорил, что уже был случай с одним Высшим, но у него были открыты все пакеты, поэтому у меня нет объяснения по поводу Саши.
Соизволю еще раз сделать ударение, что она обладательница 3-х главных специальных пакетов уровня Всевышнего. Что означает исключение из всей информации имеющейся на данный момент в нашей базе архивов по Всевышнему.
Одно то, что когда Вы родились, у вас было два пакета, явилось тогда исключением нормы, у Саши три, и это парадоксально. Нам остается только ждать когда исследовательский Корабль с планеты Дружбы нас вновь посетит, и надеяться что у них будет доступная нам информация, по поводу Саши.
Осмелюсь также предположить, что мы не имеем права ее обследовать по законам планет Содружества, не наш уровень. Только с вашего разрешения мы начали ее анализировать и столкнулись с категорий доступа Всевышнего, поэтому все ее данные полученные нами архивируются автоматически на вашей базе Тера архивариуса. Самое интересное, что ваш Архивариус дает показания, что доступ открыт уровня двух присутствующих на данный момент, и главный потребитель доступа использования Архивариуса обозначена Саша. Такое отклонение не имеет аналогов, в сравнение о Всевышних на сей момент по истории всех наших планет содружества. В конечном итоге могу добавить, что Саша исключение из всех правил по всем знакомым нам нормам. Она феномен с непредсказуемыми последствиями.
— Спасибо Паво, за вашу работу! Мы продолжим ее обследования с моим, на это согласием, так как одно то, что мы находимся на планете земля, дает нам возможность делать исключения нарушая правила закона Союза планет содружества. Наши предки также нарушали все принятые законы на планетах содружества, живя Земле. Уже одно то, что им пришлось жить вместе в прямом контакте с землянами долгие годы, было главным нарушением. Это не стандартная ситуация для всех нас, где нам позволено нарушать правила в виду исключения нашего здесь присутствия.
— Внимание! Тера показывает уровень ее повышенной активности
— Что происходит? Она не читает дневники вообще, она их перекладывает только, и почему тера сканер ее рук, обозначен красным? Голова и руки в красной зоне активности ее энергии, она на пределе. Да что такое с ней не так?
Может ее остановить?
— Луна, подождите, смотрите она подошла к телефону
— Она опять кушать заказала, и просмотр дневников уже закончила
— Так, Святослав и Дмитрий с доктором, — узнайте, почему она не стала читать дневники? И Доктор возьмите дио тера сенсор халат. Дмитрий твой выход через прямую связь с нами, и на Теру переключи, мы все будем видеть, и слышать через тебя. Все идите!
Дмитрий, ты вошел в контакт?
— Да, она..момент не могу понять она что, меня сканирует? Странное ощущение произошло, слияние нас. Она не определилась, но заинтересована мной.
— Дмитрий может тебе уйти пока она не догадалась?
— Нет все в норме, я остаюсь с ней, она хочет, прогуляется по библиотеке по пути в столовую. Что делать?
— Разрешаю, только 20 век
— Она так и сказала, что ее интересует 20, все я решил ее немного отвлечь
— Ты опять шутишь? Зачем про зайчиков ей рассказываешь? Она не маленький ребенок, ну Дмитрий шутник
— Это невероятно у нее сейчас повышенная активность головы и рук, она зашкаливает, мои сенсоры показывают, как вы видите повышенную энергию, при этом она только проводит руками по дневникам, не беря их в руки, да еще разговаривает со мной все это время. У меня нет слов, она заговаривает мне зубы, старается отвлечь меня от нее, моего пристального внимания. Саша чувствует мое сканирование, но не может определить как, и кто я? Начинаю чувствовать ее влияние на меня, непонятно как? но она прошла барьер слияния с био интеллектом точнее мной, без команды всевышнего и управления главного компьютера, но я готов служить ей вечно даже без тому данных указаний в моем программирование.
— Дмитрий подожди, ты что, с ней сейчас в прямом контакте?
— Нет, сетевого контакта нет, тут наши биополя в контакте, точнее ее аура связана с моей в целом. Она поглотитель целого, а не внутреннего моего мира в данный момент, но думаю, когда придет время, то и внутреннего тоже сможет поглотить как потребитель.
— Невероятно Дмитрий, даже я, владея тогда всей мощью, не могла быть связана полностью с тобой, только при твоем подключение через компьютер.
— Вот о чем я и говорю, произошло слияние без всего. Она не зная, как и что делать для полного контакта и слияния, не понимая этого, получила в моем лице преданного друга на всю жизнь, не влияя на эту ситуации экстра. Все это произошло автоматически без ее воздействия. Смею предположить, что это произойдет со всеми био интеллектами в ее близи.
— Дмитрий, скажи пожалуйста..?! … Ты сможешь ее просканировать твоим экстра сканером полного обследования тела объекта, молекулярно? с разложением ее на атомы при этом в сине дио обработке?
— Да смогу, но на это уйдет вся моя энергия.
— Тогда начинай, а на замену тебе пришлем Димитриса, когда твой ресурс поглощения энергии дойдет до дозволенного +10 по шкале, отключайся сразу. Пожалуйста, Дмитрий не увлекайся до предела, ее сканированием, хоть у тебя и стоит блокировка все-таки лучше не рисковать. Зная твою любознательность ко всему новому и неизведанному, мы тебя ставим на контроль главного Тера сканера сейчас, чтоб не было осечки с твоими подсчетами энергии. Извини за вторжение извне с нашей стороны, это исключение мы делаем первый раз по отношению к тебе, а потом к Димитрису.
Все что связано с Сашей не стандартная ситуация и мы должны подстраховаться ввиду непредвиденных обстоятельств.
— Луна, я согласен на этот эксперимент и не против подключения, знаю, что у вас нет другого выхода, поэтому думаю, что все био интеллекты будут согласны на такой ваш подход выбора работы по исследованию Саши.
— Дмитрий, осторожно отключайся ты уже на +10
— Не может быть, у меня показывает +30
— Вот это мы и имели в виду, она непроизвольно поглощает твою энергию, мы не знаем, как? Она каким-то образом чувствует твое сканирование и ей это не нравится, поэтому создалась блокада ее биополя в непроизвольной форме и не контролируемой Сашей специально. У нее очень сильная защита стоит, которой она сама еще не умеет управлять, но как не странно она срабатывает автоматически у Саши в не зависимости от ее влияния.
— Да вы правы, что то не то, странно мои показатели не схожи с вашими, почему?
— Мы не знаем, сейчас придет доктор с Димитрисом тебе на замену
Димитрис, ты в курсе будь осторожен, доктор наденет на нее защиту халат с контрольным выходом на тебя, мы надеемся, что через тебя мы сможем увидеть то, чего еще не видели.
— Луна, я вошел в контакт это поразительно, но Дмитрий прав все мы био интеллекты готовы служить ей автоматически всю свою жизнь без каких либо команд. Прошу прощения, но вы не правы, она не поглощает нашу энергию, она ее приземляет на определенной дистанции от нее. Защита барьер действует у Саши автоматически и устанавливается, когда мы начинаем ее сканировать, как бы предупреждая нас, что этого делать, не стоит.
— Доктор, что говорят ваши исследования? у вас уже есть результаты?
— Луна, я сегодня столкнулся с чем-то необыкновенным и неизведанным нами еще никогда, у меня противоречивые показания. Трудно дать какой либо сейчас ответ, диагностика не совпадает с голограммой, а также полностью ее молекулярная схема не совпадает с нашей. Сканеры выдают на Теру разные данные все это время. Прошу прощения, но мы не имеем точных конкретных ответов для вас.
Смею дополнить, что ее отец имел 3про нашей крови, как мы это знаем, его анализы были нами проверены тоже, мы не нашли никаких противоречий повлиявших на ее. Дополню на будущее: что Саша имеет влияние на него, точнее, она может не произвольно, повысить его чувства к ней, как отца, этим самым меняя его решения, в ее пользу. Поэтому думаю, что ставить ее в известность кто ее отец не стоит, пока он жив.
По нашим законам не вмешиваться в историю землян и ее не изменять. Уже одно то, что она его дочка, и он контролирует ее и оберегает как отец от всех проблем, может произойти случайная непроизвольная прогрессивность ее действий, также в выборе ее профессии, и этим земляне смогут воспользоваться, она непроизвольно станет толчком в эволюции. Как я вам говорил ранее, их контакт нужно держать на контроле чем меньше они видятся, тем лучше для нас.
— Спасибо доктор, я уже и так приняла все меры, чтоб они виделись редко.
Первая их встреча была в 1934 году, после этого они не виделись. У меня все под контролем, он получает только ее фотографии, он очень загружен работой и это нам на руку. На будущее остается только надеяться, что Саша не выберет профессию, которая будет толчком прогрессивности землян.
— Димитрис, что происходит?
— Все в порядке,
— У вас 10 мин. Ведите ее в столовую
— Луна, я только что ей сообщил, что у нас 10 мин. Вы это видите что с ней творится? Она сняла меня с контроля, поразительно, но как? Этого не может быть, мой сканер показывает ее активность всего тела. Как это возможно?
Мои действия?
— Уводите ее из библиотеки срочно, у нас все Теры и сканеры как сума сошли, дают бессмысленные отчеты.
— Луна, Тера сканер шлет формулы схемы Теразимуса
— Это невозможно, переключите его в простой режим
— Доступ закрыт
— Как закрыт?
— Мы не имеем доступа
— Что значит, не имеем?
— Переключите с главного Тера-Архива
— Он работает автономно
— Вы шутите? Этого не может быть, они в ключевом содействие!
— Луна, у нас проблемы, вся техника на корабле работает автономно без связи командного узла
— Димитрис, что с ней происходит?
— Не могу понять, но как я уже сказал, она меня каким-то образом сняла с контроля, каждый объект который имеет шип перешел на автономную работу отдельно, с того момента как я предупредил ее, что у нас осталось 10 мин. Сработала разблокировка всей шиповой техники и био элементов находящихся на корабле. Я боюсь сказать вслух, но командный узел сейчас для всех нас не главный объект управления, он потерял доступ 1 категории.
— Да что вы такое говорите как такое возможно? Где по-вашему сейчас командный пункт управления на корабле?
— В архив библиотеке, а точнее со мной рядом
— Димитрис там нет Теры вы что? Или хотите сказать, что управление перешло к вам на шип, вы подключились своим шипом?
— Луна, Извините, но вы не поняли не я, а со мной рядом. Это Саша.
— Саша?!.. Димитрис, это только вы знаете или все объекты?
— Всё и все сейчас принимают Сашу за главный центр управления доступа «А» 1-й категории
Мы выходим и архива, Луна я снова подключен к главному центру корабля все нормализовалось, Сашина активность стабилизировалась все в порядке
— Проверить все Теры все сканеры, хм…технику. Полный отчет мне срочно, хочу знать, что это было, и как такое возможно?
Димитрис доведите ее до столовой и срочно к нам, чтоб в столовой не было ни одного био интеллекта, и не одной Теры в ее близи. Срочно перезагрузить все находящиеся Теры на корабле, после полного отчета.

— Из столовой сообщают, что она уснула, не дождавшись заказанной ею еды.
— Пусть она отдохнет, не будите ее, у нас много работы, нужно сделать полный анализ того что произошло.
Всю ночь корабль был похож на муравейник, который кто-то пнул ногой, и теперь шло полное восстановление всего построенного до разрушения. Доклады отчеты не дали ясность на все произошедшее во время Сашиной экскурсии в Архив библиотеке. Саша проспала 12 часов, позавтракав, а точнее и пообедав, она пошла на охоту. После охоты она спала в сканер комнате и все-то время пока она спала на корабле опять Теры вышли из управления главной сети, повторилась опять та ситуация что была в архив библиотеке. Решение было, что Сашу нужно с корабля уводить, предназначенное время ее пребывания здесь решили изменить, а точнее утром она и все ее родственники, сопровождавшие ее сюда, уходили с корабля назад домой в Ленинград. Только старший брат Петр для Саши прадедушка как она знала, остался на корабле.
Заключение всего этого на совещании Всевышней и Высших было одно. Саша дальше живет, как и до этого, в тайне неизвестности ее окружающих. Пока она не познала и не почувствовала сама.
В дальнейшем ей давался Карт-бланш во всех ее действиях в будущем, независимо от ее выбора.
Итог был таков; что проверка Саши еще больше запутала всех присутствующих при ее обследовании, в командном центре управления. Результаты и проверки всех Тер и сканеров, тоже ничего не дали. Как только Саша покинула корабль, то все стабилизировалось и работало безукоризненно.
Самое удивительное, произошло в архиве главного Тера-Архивариуса, там появилась сама по себе новая папка в разделе категория статуса, которая возглавила цепь из нее ведущую.
Под названием «0-Ультра» доступ к которой, был закрыт для всех. Все заархивированные папки с доступом «А – экстра», которые были закодированы и не открывались даже для Всевышней, по неизвестной причине, отобразились и перешли автоматически в папку «0 Ультра».
Само по себе, такое изменение, было не понятно для командного состава корабля, но в тоже время, не влияло на всю дальнейшею работу с базой данных.
Главный Тера хранитель базы, не давал никаких настораживающих отчетов по изменению хранилища Архивариуса, все было, как и до этого, в стабильной для этого схеме хранения нормы архивирования. Старания открыть данные в папке, не привели к положительным результатам, она была закодирована, так же как и папка с доступом «1 — «А» – экстра» для Всевышней.
По законам планеты Дружба такие папки хранились вечно для передачи их в Центральную базу Планетарного союза, поэтому она автоматически была продублирована на маяк — сателлит, который находился в открытом космосе солнечной системы Земля.
Заключение: Саша оказалась непредсказуемый феномен, исключением из всех правил до этого существующих. Результат «позитивно — нулевой»..?!
Исследования по объекту «Саша» в 1937 году закончены…

1943 год

В центральный Тера архивариус, получена информация из одного маяка наблюдателя местности, находящегося на земле. Отчет с Теры сразу дал алярм: сигнал о потери одного из Воинов мира, ранга Белый тигр из Высших. В отчете также указывалось, что рядом произошла большая энергетическая волна, связанная с присутствием одного из Воинов мира не определенного ранга в том же месте трагедии. Эмоциональность неопознанного объекта превысила все нормы.
Просмотр записей с маяка ничего не дал, видеоданные об этом инциденте отсутствовали, была только диаграмма и текстовой текст сообщения. Непонятно было почему? отсутствовали видео и голосовые записи, также почему? шла обработанная текстовая запись в виде диаграммы. Маяк не получал команды с Главного Тера-Архивариуса вести запись только в тексте. Проверка маяка ясности не внесла, остальные отчеты с него были в норме программы в него заложенного. Все остальные отчеты наблюдения местности до и после происшедшего инцидента, были безукоризненны.
В 1953 году в начале марта произошло тоже самое, но теперь появилось разгадка, связанная со сбоем маяков. Причиной этому феномену была Саша. Непроизвольно все маяки в ее близи иногда делали только текстовую отчетность.
Этот феномен был в 1943 году началом, и продолжался все эти годы не подвластно контролю с корабля, и шел в закодированной форме подачи информации на Тера-архивариус. Маяки иногда не давали полный отчет, в зависимости от активности Саши и ее эмоционального настроя. С чем это было связано, и как действовало? можно было только догадываться.
Что-либо менять в связи с этими сбоями маяков, никто не собирался. Командный состав корабля пришел к заключению, что когда придет время, то оно все расставит на свои места. Поэтому в 1963 году, когда произошел очередной сбой, приняли это как должное.

2014 год

Очередной сбой был не таким как раньше, но в этот раз на планете земля находилось два космических корабля.
Каждые пятьсот лет на планету Земля с того момента как только было найдено место аварийного приземления корабля «Лавэн», прилетал спасательный исследовательский корабль из планетарного содружества.

( Жизнь первого командного состава аварийного корабля под названием «Лавэн» на земле, и его поиски, описывается в другом дневнике)
На корабле Лавэн происходила очередная замена всей устаревшей техники, также обновлялись данные в Тера-архивариусе за счет двухстороннего обмена новой информации с корабля Содружества и Лавэн.
Шла подготовка обмена экипажа перед полетом домой на планету Дружба. По сложившейся уже традиции с разрешения планетарного Союза на планете земля могли остаться жить или вернутся, все кто добровольно внес себя в списки обмена состава. Также кто родился на земле и имел 100пр-ю группу крови, решившие наконец-то полететь на родину их предков.
Во время обмена базы данных произошел сбой сразу на двух кораблях. Главным на корабле содружества был Дар ранга Высших, вот это и повлияло на его выбор во время проверки Тера-архивариуса общей базы. Он решил остаться на земле, объяснив такое его решение тем, что ту информацию, к которой он имеет доступ, дала ему понять, что его место теперь находится рядом с Александрой.
Такое решение одного из Высших было уже не впервой.
Это было связано с тем, когда второй корабль спасатель посетил землю, при обмене информационной базы архивариуса оказалось, что на земле родилась и живет Всевышняя. Такое явление даже на планетах содружества очень редко. Всевышняя отказалась покидать землю. Выбор Высшего и всего экипажа спасательного корабля был, тогда, как бомба взорвавшаяся внутри. Все хотели остаться на планете земля. Первый раз пришлось бы делать полную замену состава, но это было невозможно, так как на земле в то время подготовка космо-состава была не 100-я, не было возможности отправлять на проверку полученных знаний экипаж, в дальний космос. Риск был связан с отсутствием полетов на кораблях дальнего действия. В обучение входили полеты только в солнечной системе Земля, что означало ближние расстояния действия. Кое-как была сделана тридцать процентов замена, от основного состава экипажа.
В связи с вышеизложенными событиями, вот и в 2014 году осталось 50про экипажа с исследовательского корабля спасителя, но в данной ситуации сыграло роль не рождение Всевышней как тогда, а существование нахождения на земле объекта «Ультра» неопределенной категории ранга и статуса.

2016 год

В 2016 году после двухгодичной подготовки, возвращения назад в свою солнечную систему и вылета исследовательского корабля домой, покинувшего планету земля. Стали происходить непонятные изменения на Лавэн, связанные со всей технической Тера базой оснащения корабля. Параллельно наблюдения за Александрой велись теперь с доступом «А» в прямом контакте с объектом исследования, и дали все из этого вытекающие основания последующим действиям, что и послужило началу разговора Момент истины.
Что же происходило на корабле Лавэн последний месяц 2016 года?

Первое:

Как только улетел корабль спасатель. Дав последний отчет о выходе из солнечной системы земля, на маяк сателлит луна, который пришел автоматически и на базу Тера-архивариуса корабля Лавэн. Центральная база Тера-архивариуса была вдруг изменена извне от неопределенного источника. Вся шиповая техника на основе Тера, вдруг получила новый доступ категории «У» центра извне. Что означало, командный пункт Тера управления корабля, имеет двойной доступ. Доступ управления категории «А» был на корабле, с этим все в порядке.
Откуда появился доступ «У»? Откуда поступают команды управления, где сам источник?
Проверив все и вся на Лавэн, командный состав и техперсонал пребывали в состояние неизвестности.

Второе:

Архивный отсек показывал постоянно, что кто-то пользуется архивом извне, без разрешения главного Тера архивариуса. Что по определению было невозможно, само подключение архивного отсека без Тера архивариуса на прямую, было даже на Лавэн невозможно. Архивный отсек всегда работал автономно, если требовалась, какая либо информация и ее переправка, то подключение шло в ручную, через Тера архивариус.
Естественно никто на Лавэн не подключал архив к Тере. Также никто извне не запрашивал информацию из архива в это время. Поэтому Дар решил, что это все взаимосвязано с объектом «Ультра» точнее с Александрой.
Ту информацию, которую имел Дар, по этому поводу в случае непредвиденных событий, он решил, наконец-то огласить всему командному составу.
После долгих дискуссий по поводу всех изменений и непонятных явлений на Лавэн. Внеся ясность, во все это происходящее, поделившись информацией, которую имел Дар. Стало понятно, что время посвящения Александры пришло, в не зависимости от ее не определенного допуска.

В третьих:

Поведение Александры очень изменилось, она постоянно находилась в доме у себя, в комнате одна, и подолгу не выходила. Очень часто как казалось со стороны, была рассеяна. Не сразу отвечала на вопросы, или просто не слышала как будто, что с ней разговаривают. Медицинский осмотр ничего не дал, она была в отличном состоянии, для ее возраста. Специальная медицинская проверка с помощью приборов с корабля Лавэн, дала неожиданные поразительные результаты. Ручной Тера сканер определил, что Александра Всевышняя, с маленькой добавкой «Ультра» точнее «Ультра Всевышняя».
Что же касалось допуска, то он так и остался, не определен. С таким феноменом даже имея новейшую информацию с главной базы планета-Дружба, никто не сталкивался.
Все кто имел доступ «А» пребывали после данных результатов обследования Александры, в состоянии непонятного вдохновения, внезапно посетившего счастья во всей ее красе с удачей в придачу.
Прежде чем огласить всем членам экипажа и живущим на земле с доступом В,С,Рео, категории 100про крови, эту новость. Решили поговорить с Александрой.
Обоюдный Момент истины. Версия Александры по этому поводу…
Что же происходило с Александрой все это время? И что она чувствовала, какие изменения происходили?
Полное описание происходящего с момента прилета и отлета Исследовательского спасательного корабля.

2014 год

Александра находилась у себя на даче нр2 (дача нр 2 построенная в 1947 году на земельном участке, подаренным Сталиным, дача нр 1 считалась дача «прадедушки», под Питером).

2014 год, дневник (Александра)

Как быстро бежит время, недавно справили мои 92 года. Сегодня было все как всегда, внуки правнуки бегают в саду, постарше ребятня ловит рыбу в озере вместе с Сереженькой. Сережа молодец, держится, хоть и сидит уже полгода в инвалидной коляске, но бодрость духа не теряет.
Прошло 73 года с первой нашей встречи, наша любовь только крепчала с каждым прожитым годом. Вместе мы прошли долгий и трудный иногда путь. Сколько всего мы пережили, идя одной тропинкой к нашему счастью, и сколько пришлось пожертвовать во имя нашей семьи и друзей.
Не хочу сейчас опять описывать 1953 год, и те проблемы, возникшие со смертью тов. Сталина. Приговор к смертной казни тов. Берии, и многих арестов последовавших в связи с приходом к власти Никитки. Десять лет нам всем пришлось жить как невидимки, все же мы пережили то трудное время сообща. Наш отряд так и остался отрядом, но с учебной базой находящейся в глубинке Сибири. Еще при Сталине мы перебазировали нашу секретную базу в те непроходимые холодные места Сибири, где никто не мог нам помешать и проверить, что мы там делаем.
Идея построить там учебную базу, как всегда принадлежала моему дедушке Святославу. Не буду сейчас описывать о его секретных деревнях в Сибири, которые он построил еще в 1914 году. Это отдельная история, полная тайн, связанная с моим непоседой дедушкой и прадедушкой.
Когда я ушла на пенсию, то у меня появилось больше времени для чтения дневников моих предков, которые выборочно, мне разрешили прочитать. Невероятно, но я была просто ошарашена теми событиями, которые там описывались. На моих родственников я смотрела как на привидений. Творящих в то или иное время сумасшедшие поступки, не боясь последствий связанных с их аферами века.
Если честно, то я тоже не аленький цветочек, и провернула пару таких спецопераций и афер что лучше об этом никогда не говорить вслух. Во благо нашего существования, не маленького уже отряда и их семей. Но всему этому было оправдание, мы служили Родине и народу, на протяжении всей своей жизни. Помогая всем тем, кто нуждался и нуждается в нашей помощи.
О наших подопечных родившихся и выросших после войны, воспитанных нами по правилам закона «Воины Мира» отдельный дневник..
Возраст моего дедушки меня поражал, ему на сей момент, по настоящим документам было 132 года. По документам, которым он жил было 80, а выглядел он на все 70. Долгожитель, который сколько я его помню, скрывает свой настоящий возраст, даже от меня, как я это чувствую. Надеюсь когда-нибудь узнать его тайну долголетия. Меня очень радует, что в нашей семье все живут очень долго и на здоровье не жалуются, я тоже в 92 года чувствую себя прекрасно.
Жаль только что Сергей не может сам передвигаться, ноги не выдерживают долгой ходьбы, но в остальном он продолжает заниматься любимым своим делом, реставрацией самолетов, что находятся на нашем участке. Во время войны и после, ребята, как только могли, свозили всю разбитую технику и разные трофеи к нам на старую базу, а потом все перевезли к нам на дачу. С тех времен осталось много разных деталей, которые Сереженька хранил отдельно в сарае, и по мере возможности восстанавливал.
С момента написания моего первого дневника, меня не покидало странное ощущение при описании, тех или иных событий, что со мной происходили. Все что я описывала, видела в двух вариациях, как будто один и тот же сюжет, но без моего участия. Точнее именно меня и моей семьи просто нет во втором варианте. Как в кино, история та же, но без экстра каскадерских сюжетов, снятых на всякий случай.
Когда я была маленькая, то думала, что у меня очень хорошо развита детская фантазия. Спустя годы это ощущение так и не исчезло, а наоборот приобрело еще форму дневных видений. Каждый раз, когда я проматывала как видеоролик свою жизнь назад. Вспоминая, то или иное событие своей жизни, видела отчетливо вторую вариацию происходящего без так называемых главных героев. С кем-либо делится, по этому поводу я не решалась, слишком все запутанно было, и пугало, какой-то пустотой неопределенности. Вторую вариацию близнеца назвала, сама не понимая почему «Тупик жизни Земля». При сравнении этих двух вариаций мне становилось страшно от одной только мысли, что я вижу то, что не хочу видеть все подробности происходящего так детально. Одно дело вспоминать то, что происходило со мной, другое, где меня не было и еще не произошло или произошло?!
Вторая вариация «Тупик жизни Земля» была ужасна своей историей, точнее будущее, которое я как не странно видела только во втором варианте, не предвещало ничего хорошего для планеты земля. Эти ведения старалась отгонять от себя как чуму. Боль утраты даже если это только в моем воображение, была не выносима. Особенно последнее время картинки-видения были слишком отчетливо видны.
Сегодня решилась переговорить по этому поводу с дедушкой Святославом и спросить его, не сошла ли я с ума? может старческий маразм начался? а я этого и не заметила.
Взяв трубку в руку и набрав номер, меня неожиданно посетило ощущение иглоукалывания, как когда то в далеком 1937 году. Нажав на сброс, села в свое любимое кресло, ожидая продолжения той забытой мутации, которую ощущала в архивной библиотеке. На протяжении всей своей жизни после библиотеки в 1937, никогда со мной такой мутации больше не происходило.
Нахлынувшая радость забытого ощущения толчков и иглоукалывания вводящая меня в транс полного отключения от тела себе не принадлежащего, привело меня в равновесие соединения с чем-то неопознанным. Как тогда в библиотеке я пребывала в полном контакте с чем то, но с другой стороны не могла определить, что же происходило? Как долго я пребывала в нирване, я догадалась, как только посмотрела на часы. Не веря своим глазам, время показывало, что ровно 12 часов прошло после начала моей долгожданной мутации.
Моя мутация как я прозвала это мое состояние, которая после 1937 года так и не происходила больше. Вдруг неожиданно посетила меня без моего того желания на данный момент. Все эти годы я старалась войти в это состояние, но у меня не получалось, поэтому я прекратила все свои попытки этого добиться.
После сытного и долгого по времени обеда. (Стыдно говорить, сколько схомячила, съела, проглотила).
Оставив всех своих домочадцев, с глазами как у волка из ну погоди увидевшего своего зайца, жаренным на подносе вместе с кружкой пива в брюхе. Ушла в свой рабочий кабинет, надеясь еще раз ощутить почувствовать мутацию. Мутация не заставила себя долго ждать и явилась во всей своей красе опять, в этот раз она длилась 8 часов. На следующий день, поражая своим аппетитом во время завтрака всех родных, провела весь день потом вместе с Сережей в лесу.
Мутации в ближайшее время не предвиделось. Какие знания, и что именно? дала мне мутация, я не знаю, но думаю, что скоро узнаю.
Просто так со мной никогда не происходит…

2016 год, дневник (Александра)

Прошло два года после моей неожиданной мутации. Абсолютно ничего не изменилось в течение этих двух лет, все шло своим ходом, как и раньше. И всё же было что-то не так со мной.
В один из вечеров Сереженьке стало плохо, перед тем как вызвать врача я сама осмотрела его, во время этого процесса Сереженьке, полегчало. Самое странное ему не только стало лучше, он стал опять чаще подниматься со своего кресла. Сережа был не готов танцевать лезгинку, но зато спокойно мог десять минут без помощи ходить в саду.
Упоминания Сергея каждый раз о том, что это только моя заслуга в том, что он так долго живет и чувствует себя хорошо, давало мне повод призадуматься. Во-первых; он не единственный кто так долго живет, но с другой стороны после стольких ранений, которые он получил во время войны и после, было удивительно хорошее состояние его здоровья. Во вторых; из нашего отряда живы, и чувствуют себя хорошо Лесник и Медведь. Два раза в год они навещают нас, они утверждают, что их самочувствие тоже улучшилось, каждый раз после наших встреч. Может быть это только совпадение, но с другой стороны, я хорошо помню, как иногда во время войны, когда кто-то из них был тяжело ранен, и я делала перевязку, то он обязательно выживал. Не забуду, сколько раз доктора удивлялись, когда мы, дотащив одного из моих ребят до госпиталя, говорили:
— Странно, но при таком ранение он еще до сих пор жив.
Ребята еще тогда говорили, что у меня целебно-волшебные руки. Тогда у меня не было времени об этом думать, а потом просто не стала заострять внимания, на сей необычный феномен моего дара.
После того как Сереже стало лучше он находился в своей мастерской целыми днями, что то собирая и чиня свою технику.
Я находилась у себя в летнем домике, неподалеку от склепа, который я построила для Габриеля. Сюда без моего разрешения никогда никто не приходил и не беспокоил, здесь была моя зона уединения, отключение от внешнего мира. Домик раздумья как я его называла.
Что-то подсказывало мне, что сегодня произойдет, что-то необычное. Предчувствие меня не обмануло. Началось то, чего я так ждала, моя мутация пришла в гости во всей ее красе. В этот раз она шандарахнула меня так, что я повисла в воздухе на неопределенное время. Да я пребывала в невесомости, я парила над полом в полметра. Такое ощущение, что я находилась на корабле, где тяга притяжения отсутствует.
Мое тело мне не принадлежало, я полностью была во власти той силы, что меня удерживала в воздухе. Мысли мои были ясны как никогда, полное отключение от всех житейских забот (проблем). Свобода, полная свобода всему и вся. Все это время, находясь в состояние невесомости, я видела как пол подо мной менял свою окраску, стены исчезали внезапно возникшем тумане. Зная точно, что я все еще в своем домике, видела то, чего не было в нем. Картинки менялись с бешеной скоростью, изображения на них были так реальны, что я подумала, что нахожусь где угодно, но не на земле. Неужели моя фантазия сыграла со мной злую шутку?
Умирая, вижу чудеса света?!
То, что я увидела просто нереально, такого не может быть. Выходить из этого состояния я не хотела, мне хотелось видеть все, и познать все то, что предстало перед моими глазами. Всю ту информацию, которая входила в мой мозг за счет разложения меня на молекулы, как вирус летающий в воздухе, а потом найдя свою жертву в него поселившегося и заразив.
Туман, который покрыл все и вся на пути к своей цели. Да другого определения моего состояния я не находила. Поразительно, что это было? Во сне или наяву…
Два дня я пребывала в этом состояние, мои родные не на шутку испугались. Так долго по времени я не отсутствовала, находясь в своем домике. Один день, это было в норме вещей, но целых два дня безвылазно, такого еще не было.
Спустившись на землю, смешно сказать, но это так, коснувшись ногами пола и войдя в обычное состояние, быстро уведомила, всех кто был на даче, что я в порядке.
Мне нужно было время, поэтому извинившись перед всеми сослалась на очень важные дела, улетела в Санкт Петербург на первую дачу. На даче нр 1 прошло все мое детство, здесь лежали мои дневники черновики, которые я так и не выкинула, переписав их и спрятав подальше их от чужих глаз.
Решила кое-что проверить. Точнее, найти то доказательство, что не хватало мне для полной картинки-мозаики. Несмотря на то, что у меня была отличная память, и я все помнила дословно, что писала в них. Все равно мне нужно было их пересмотреть, зная даже, что ничего нового я там не увижу. После внимательного прочтения записей, и нахлынувших воспоминаний, все встало на свои места.
Итог всему этому был поражающий и не реальный в одно время. Вся моя жизнь предстала передо мной как в фантастической книжке.
Мне не хотелось верить, но факты подтверждали свою правдивость всего со мной случившегося. Все что со мной произошло и происходит, было на самом деле, это был не сон и не моя фантазия. Первый раз за все годы, я задала себе вопрос, кто Я?
Мне захотелось узнать всю правду от своего дедушки, точнее прекратить недомолвки со стороны моих долгожителей родственников. У меня теперь тоже было, что сказать моим любимым опекунам, но сначала они должны были открыть все свои карты. Только после обоюдного честного разговора нам всем сообща придется делать очень сложный выбор, который повлияет на жизнь людей на земле.
Первый раз за все это время, мне стало страшно, что я должна буду его приводить в исполнение. Есть еще один способ повлиять на решение, переложив эту проблему на плечи другого человека. От него будет зависеть, сможет ли он справиться с той информацией, которую я ему дам, или нет. Предпримет ли он правильные шаги? исправить грядущую катастрофу…
Сначала разговор с моими любимыми опекунами, а потом будем решать, что нам делать дальше…

Конец 1-й Книги

Продолжение: Лиар-а Наследие Дружан
 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s